Сочинение на тему «Кто такой лирический герой?»

Лирический герой — это осмысленный и выраженный в художественном слове духовный мир поэта. Он выражает мысли, чувства, стремления, свойственные не только автору, но и всему человечеству. Автор лирических стихов через образную систему как бы передает читателю, прививает ему собственное новое мироощущение.

Сочинение «Кто такой лирический герой?»

Лирический герой А. Блока

Лирический герой Блока — это постоянно меняющийся человек, ведомый жаждой познания истины, отдающийся сполна чувству любви и прекрасного. В поэзии Александра Блока — живой, яркий характер самого поэта.

Лирический герой Блока проходит через все, что испытал сам поэт. Это жажда жизни и уныние, взлеты и разочарования, вера и опустошенность... Ранние стихотворения А. Блока полны романтики и оптимизма:

Я шел к блаженству. Путь блестел

Росы вечерней красным светом...

Путь раннего Блока безмятежен. Поэт не думает, что что-либо может нарушить его внутреннюю гармонию, творческий настрой. Он пишет, что в его душе “любви весна”. И действительно, лирический герой Блока — это человек любящий. По утверждению самого поэта “только влюбленный имеет право на звание человека”. Любовная лирика Блока широко представлена в одном из его первых сборников “Стихи о Прекрасной Даме”. В этих стихотворениях много возвышенного, романтики и даже мистики. Они проникнуты глубокой нежностью:

Мы встречались с тобой на закате.

Ты веслом рассекала залив.

Я любил твое белое платье,

Утонченность мечты разлюбив.

Поэт преклоняется перед идеалом красоты и женственности. Лирический герой Блока выступает здесь в качестве рыцаря, отдающего жизнь служению своей Даме. И как же иначе? Ведь она — “чистейшей прелести чистейший образец”. Почти все любовные стихи Блока романтичны. Таково и его известнейшее стихотворение “Незнакомка”. Но в нем возвышенный образ Незнакомки сталкивается с реальностью, с пошлостью окружающей действительности. Символично, что прекрасная Незнакомка, “дыша духами и туманами”, появляется в трактире, среди пьяниц “с глазами кроликов”. Лирический герой этого стихотворения ожидает таинственную Незнакомку, “друга единственного” — свою мечту. Ее появление в трактире на время преображает действительность для героя. Итог же — возврат в реальный мир, невозможность забыться. Единственно возможным представляется герою лишь продлить видение: “Ты право, пьяное чудовище! Я знаю: истина в вине”.

Но мы видим и другого Блока. Его лирический герой может быть активным, его ведет желание что-то изменить, чем-то помочь:

О, я хочу безумно жить:

Все сущее — увековечить,

Безличное — вочеловечитъ,

Несбывшееся — воплотить.

Лирический герой Блока отличается большой любовью к людям, в нем нет злости, он не таит обид:

Земное сердце стынет вновь,

Но стужу я встречаю грудью.

Храню я к людям на безлюдье

Неразделенную любовь.

Подтверждение этой мысли находим и в его стихотворном шедевре “О доблестях, о подвигах, о славе”. Оно передает всю глубину душевных переживаний поэта, которого покинула любимая женщина: Я звал тебя, но ты не оглянулась, Я слезы лил, но ты не снизошла. Но поэт ни обронил в ее адрес ни одного гневного слова. Любящему человеку чужда резкость, он по-прежнему превозносит женщину. И жизнь по-прежнему дорога лирическому герою Блока во всех ее проявлениях. Жизнь продолжается:

Нет! Все, что есть, что было, — живо!

Мечты, виденья, думы — прочь!

Волна возвратного прилива

Бросает в бархатную ночь!

Все, что человек пережил в прошлом, навсегда остается в его памяти. Он дорожит этим. Такой и лирический герой Блока:

Но верю — не пройдет бесследно

Все, что так страстно я любил.

Описывая лирику Александра Блока, нельзя обойти стороной его стихотворные произведения, посвященные России. Его отношение к событиям, происходившим в России в начале XX века, были порой противоречивы, но любовь к родине Блок пронес через всю свою жизнь. Он любит ее всей душой, как женщину. Россия у Блока — красавица, повязанная в “плат узорный до бровей”, лик которой “светел навсегда”:

О, Русь моя! Жена моя!

До боли Нам ясен долгий путь!..

И нет конца!

Родина — это не только большая любовь поэта, но и источник жизненных сил. В стихотворении “Последнее напутствие”, лирический герой которого полон отчаяния и безысходной тоски, поэт говорит о том единственном, что выводит из “постылого “круга бытия”, наполняет жизнь смыслом:

Это “единственное” — Россия. ...

еще леса, поляны, И проселки, и шоссе,

Наша русская дорога, Наши русские туманы,

Наши шелесты в овсе...

В стихотворении “Осенняя воля” поэт говорит о нерасторжимости судьбы лирического героя с судьбой родины: “Приюти ты в далях необъятных! Как и жить и плакать без тебя!”

Лирический герой Блока вызывает у нас сопереживание, как близкий человек, — настолько открыто и искренне говорит поэт о своих чувствах. Лирика Блока, наверное, еще и потому близка нам, что в ее основе лежат общечеловеческие ценности. Стихи этого поэта пробуждают в человеке самые лучшие чувства, учат быть мудрым, дарят надежду.

Лирический герой М.Ю. Лермонтова

Вариант 1

Лирический герой у каждого поэта свой, его характер зависит от его индивидуального мироощущения, а образ лирического героя претерпевает изменения в процессе эволюции мировосприятия автора или же его творческого пути. В мыслях и настроениях лирического героя всегда есть характерность или обобщённость, определяющая весь облик героя. Лермонтовский герой обладает особым внутренним единством и цельностью. Поскольку лирика Лермонтова явилась взлётом русского романтизма, то лирический герой поэта — это герой-романтик, наделённый всеми отличительными чертами романтика: он борец, страдалец, мятежник, он уверен в своей избранности:

Я рождён, чтоб целый мир был зритель

Торжества иль гибели моей...

Однако особенно сильна в образе романтического героя Лермонтова тема одиночества:

Одинок я — нет отрады:

Стены голые кругом,

Тускло светит луч лампады

Умирающим огнём.

Мотив одиночества, вырастающий в целую тему, звучит на протяжении всей лирики поэта, начиная с юношеского «Одиночества» (1830) и кончая одним из последних стихотворений — «Выхожу один я на дорогу...».

В стихотворениях ранней поры лирический герой несёт в себе биографические черты автора, переживания героя максимализи- рованы, что подчёркивает романтическую суть лирики этого периода. Центральный образ стихотворения «Парус» двупланов — это и парус, что «белеет в тумане моря голубом», и одновременно человек с определённой судьбой и характером, размышления о котором составляют главный смысл стихотворения. Парус — образ аллегорический, символизирующий вечное стремление человека к высшим идеалам, к действию, жажду свободы, борьбы; странничество, бесприютность, одиночество — вот качества и состояния, которые характерны для лирического героя Лермонтова. Герой сочувствует и гордится « мятежным », непокорным судьбе парусом, обречённым на вечное одиночество.

Одиночество человека в мире и стремление лирического героя к действию нашли своё отражение и в стихотворении 1838 года «Дума», однако здесь идея принципиального одиночества личности тесно связана с темой поколения в целом. Герой Лермонтова чувствует свою разобщённость со светской толпой и с поколением, к которому принадлежит. Он обличает пороки этого общества: равнодушие к добру и злу, усталость от бездеятельной жизни, отсутствие мужества и гордости. По мысли лирического героя, главное несчастье его современников в том, что им в наследство достались «ошибки отцов», предавших идеалы верности и дружбы. Каков же выбор для мыслящего человека, обречённого на поражение? Это уход в себя, в личностный мир. Эгоистическое «я» становится мерилом жизни, а эгоистическое отношение к жизни — знамением времени. По мысли лирического героя, трагедия поколения в том, что, переняв бездеятельность прошлого, оно не способно что-либо оставить будущему, за что его ждёт историческое возмездие — осуждение потомка:

Толпой угрюмою и скоро позабытой

Над миром мы пройдём без шума и следа,

Не бросивши векам ни мысли плодовитой,

Ни гением начатого труда.

Таким образом, лирический герой высказывает отрицание действительности.

В стихотворении «Как часто, пёстрою толпою окружён...» герой Лермонтова противопоставляет окружающей действительности мир своей мечты, «царство дивное», и оттого конфликт лирического персонажа с внешним миром становится более явным. Этот идеал прекрасного живёт в душе поэта и не позволяет ему примириться с фальшивым, порочным обществом, которое может вызвать лишь презрение и негодование. Лирический герой не принимает этот мир ¦ бездушных людей», где нет естественности и искренности («затверженные души »), нет живого чувства — его заменяет холодный разврат (¦бестрепетные руки» красавиц городских).

Романтический конфликт личности и общества усилен у Лермонтова глубоким внутренним конфликтом лирического героя, противоборством контрастных начал в душе человека, поэтому не случайно, что любимым жанром Лермонтова является монолог-исповедь (¦Монолог», «Молитва», «И скучно и грустно...»). В элегии «И скучно и грустно...» тема одиночества расширяется и дополняется мотивами усталости и безысходности. Это стихотворение наполнено афористическими сентенциями, в которых чувствуется фатальная обречённость и разочарованность героя в жизни:

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, —

Такая пустая и глупая шутка...

В «минуту душевной невзгоды» лирический герой пытается и не может найти вокруг «души родной», его некому поддержать, поэтому им овладевает дух уныния, герой впадает в состояние рефлексии, он скучает в настоящем и ни к чему не стремится в будущем.

Лермонтов отражал в своей лирике и проблемы общественной жизни. Так, в стихотворении 1841 года «Родина» надежды и «отрадные мечтанья» лирического героя связываются не с войнами и «гордым покоем» государства, а с народом. Герой Лермонтова, отрицая Россию «голубых мундиров», утверждает Россию крестьянскую, народную, при этом чёткость в описании официальной России заменяется неопределённостью, лирический герой не может сам объяснить своих чувств: «Но я люблю — за что, не знаю сам». Стремление к единству с народом раскрывается в панораме необъятной деревенской России, рождает горячую, нежную любовь к родной природе, к родным просторам с мелькающими вдоль просёлочных дорог «дрожащими огнями печальных деревень», с «дымком спалённой жнивы», с обозом, кочующим в степи, с «четой белеющих берёз», к простому народу, неустанному и в труде, и в веселье. Таким образом, перед нами возникает образ лирического героя — вечного странника, гонимого со своей Родины и в то же время бесконечно преданного ей.

Тема Родины неразрывно связана с темой родной природы. Пейзажная лирика М. Ю. Лермонтова наполнена одухотворённой красотой, которая является источником душевных сил. В стихотворении «Когда волнуется желтеющая нива...» лирический герой испытывает умиротворяющее воздействие «румяного вечера», «златого утреннего часа», когда кивают головками ландыши и свежий лес шумит при звуке ветерка. Проявление гармонии в природе даёт знак поэту на возможность гармонии в мироздании и собственной душе. О внутреннем просветлённом состоянии лирического героя Лермонтов говорит в последних четырёх строках:

Тогда смиряется души моей тревога,

Тогда расходятся морщины на челе,

И счастье я могу постигнуть на земле,

И в небесах я вижу Бога...

Поиски гармонии, духовной близости и понимания нашли своё отражение в теме любви и дружбы. Герой испытывает страсть и страдания, которые сопровождают чувство любви. Так, в стихотворении «Нет, не тебя так пылко я люблю...», посвящённом Екатерине Быховец, лирический герой вспоминает свою любимую, «подругу юных дней», которая представляется, скорее, как умершая: разлука оказалась для женщины сродни смерти — продолжающаяся жизнь проходит в печальном молчании, «уста её давно немые», «в глазах огонь угаснувших очей». Если в данном стихотворении речь идёт прежде всего о чувствах и переживаниях самого лирического героя, тов «Молитве» 1837 года лермонтовский герой молится прежде всего о счастье дорогой ему женщины, хотя и сам нуждается в заступничестве:

Не за свою молю душу пустынную,

За душу странника в свете безродного;

Но вручить хочу деву невинную

Теплой заступнице мира холодного.

В аллегорическом «Утёсе» (1841) тема шире, чем просто любовная. Последние слова стихотворения — «в пустыне», то есть месте, где никого рет» — таким образом Лермонтовым вводится тема одиночества, дополняющая любовную тему. Состояние утёса соотносимо с основными чертами лирического героя Лермонтова: мучительное переживание одиночества, ощущение бесприютности, бесплодности существования, мёртвая скука, жгучая и бессменная печаль и тоска.

Стихотворение 1841 года «Выхожу один я на дорогу...» можно считать заключительным произведением, в котором мотивы одиночества доведены до вселенских масштабов. Природа кажется здесь почти космически масштабной, «голубое сияние» придаёт земному пейзажу вселенскую широту: это не просто конкретный пейзаж, не описание звёздной пустынной ночи в горах, а мир, Вселенная, открывшаяся взору лирического героя во всём своём великолепии. В стихотворении природа олицетворяет для героя то, к чему он стремится, но чего не находит в жизни людей: свободу, вечную красоту, гармонию, — он жаждет слияния с ней. Неудовлетворённость жизнью, неверие в возможность счастья заставляют лермонтовского героя искать покоя, но его стремление «забыться и заснуть» проникнуто не мрачной мыслью о смерти, а просветлённым желанием раствориться в природе. Его мечта о свободе, неувядающей любви и вечной жизни кажется достижимой:

Уж не жду от жизни ничего я,

И не жаль мне прошлого ничуть;

Я ищу свободы и покоя!

Я б хотел забыться и заснуть!

В этих строках звучит смертельная тоска, трагической усталостью веет от всего стихотворения.

Одно из последних произведений М. Ю. Лермонтова, в котором поэт подводит итоги своей творческой деятельности, — «Пророк» (1841). Влияние пушкинского «Пророка» несомненно, однако стихотворение Лермонтова не похоже на него ни по содержанию, ни по стилю. Лермонтовский герой тщетно пытался «глаголом жечь сердца людей», но люди гонят его прочь, его слушают только звёзды в пустыне, где ему покорна «тварь... земная». Пророка презирают люди, считая его «глупцом», Бог с ним не говорит. Теперь поэт — «осмеянный пророк» («Поэт»), одиночество — его удел. Однако герой Лермонтова остаётся пророком и тогда, когда ему не верят, ибо сам он верен себе и «завету предвечного». Поэтому и достоинство пророка, поруганного «толпой», для автора несомненно.

Нередко лирический герой Лермонтова — это демон, символ всех сил зла, но в то же время это и не первоисточник зла, а его порождение («Мой Демон»). Он противопоставлен силам добра, всему прекрасному. На миг озаряя красотой и совершенством, он исчезает, оставляя в душе неясную тревогу и печаль:

И гордый демон не отстанет,

Пока живу я, от меня,

И ум мой озарять он станет

Лучом чудесного огня;

Покажет образ совершенства

И вдруг отнимет навсегда

И, дав предчувствие блаженства,

Не даст мне счастья никогда.

В стихотворениях Лермонтова зло — это символ окружающего мира, враждебного всему живому, чистому и честному.

Лирический герой поэзии М. Ю. Лермонтова предстаёт перед нами одиноким человеком, страдающим от своего одиночества и невозможности быть понятым людьми. Это трагическое ощущение лишает его любви и искренних дружеских связей, даже мир и природа враждебны герою. Такое самоосмысление было свойственно мироощущению романтиков, традициям которых следовал М. Ю. Лермонтов на протяжении всего творчества. Проследив развитие образа лирического героя М. Ю. Лермонтова, можно заметить, что если в начале поэтического пути лирический герой — юноша-максималист, которому присущи утрирование происходящего, гиперболизация переживаний, то в творчестве зрелого периода лирический герой становится ближе к людям, усиление масштабов отрицания до вселенских размеров не удаляют лирического героя от земных реалий. В зрелой лирике Лермонтова возникают мотивы умиротворённости, приятия жизни, которые, однако, чередуются с мотивами бунтарства, непримиримости, трагической разобщённости двух миров, пришедшими из лирики раннего периода.

Вариант 2

Творчество М.Ю. Лермонтова можно разделить на раннее, которое сформировалось под воздействием байроновского романтизма, где герой –борец, страдалец и мятежник. А в зрелой лирике, герой, уже повзрослел и во много разочаровался, и мир воспринимает по- другому, « не как Байрон».

Своими стихотворениями, Лермонтов, как считают многие критики, написал летопись человеческой души, со всеми ее коллизиями, взлетами и падениями. У его, юных персонажей, еще вся жизнь впереди. Они жаждут свободы, активной деятельности, подвига, любви. Они еще поэты и пророки, в одном лице. Они воспринимают жизнь, с юношеским максимализмом, и противопоставляют себя всему миру.

Они вечные странники, и удел их изгнание, мучительные переживания одиночества, жгучая и бессмысленная печаль, и тоска. Нет, у этих героев, вещей, которые бы несли им радость и успокоение. Они одиноки, по жизни, конфликтует со всеми: и с миром, и с людьми, они устали. Эти герои-индивидуалисты, решительны и бескомпромиссны. Автор не редко, в своем творчестве, обращается к аллегориям.

Эти метафоры помогали ему переносить сравнения двух явлений, как правило, представляющих разные сферы жизни. Они помогают ему показать жажду к свободе и деятельности, он не един с природой, не восхищается стихией, а пытается ее покорить. Все, даже высокие чувства, лишены для него смысла. Ему остается лишь пустота, скука и грусть, одиночество. И это ясно, когда читаешь разные, но все одинаково великие строки, а в них с печалью переданные «истории». Постепенно, не спеша, меняется лирический герой.

Он отрицает Бога, не принимают мир, в котором живет. Ярко звучат строки Лермонтова о поэте и его предназначении. Это, как – бы, программа действий «создателя человеческих душ». Появляется новый образ простого, усталого героя. Взрослея, герой произведений Лермонтова, все чаще и сильнее проявляет любовь к родной природе, она, наконец-то, делает его счастливым. Появляются мотивы умиротворения к восприятию жизни.

Они чередуются с бунтарством, непримиримостью, трагической разобщенностью двух миров, перешедшие из лирики раннего периода. Сейчас, у лирического героя, появляется любовь к Родине, России, но он по- прежнему, не принимает «официальной стороны государства», в котором он видит множество изъянов. Многие его стихи — это гимны, всем кто мучается и страдает, пытается находиться в постоянном поиске настоящего, но обречен на вечную неудовлетворенность. А еще появляется мотивы свободы и воли, как конечной цели, где душа, наконец-то, обретает покой.

У героя лирики Лермонтова, второй половины творчества, когда поэт «вырос» проявляется противоречия, он не кем ни принят и не понят. Он добровольно и осознано выбирает изгнание. Оно ближе ему, лишь, находясь вдали, лирический герой Лермонтова, возможно, чувствует безопасность и умиротворение. Они очень разные, эти персонажи: «друзья» и «враги», великого поэта, которые так ярко и образно рисуют перед нами его мир и жизнь.

Лирический герой С. Есенина

Лирический герой Есенина слит с природой, в ней он ощущает свои корни, корни рода человеческого. Природа, по Есенину, полна мифологических символов, как языческих, так и христианских. Мифологические персонажи у Есенина обитают в реальном мире.

«В стихах моих, — писал Есенин в 1924 году, — читатель должен главным образом обратить внимание на лирическое чувствование...» Этим «лирическим чувствованием» проникнуто все творчество поэта.

Схимник-ветер шагом осторожным

Мнет листву по выступам дорожным

И целует на рябиновом кусту

Язвы красные незримому Христу.

(«Осень»)

В поэзии Есенина языческое переплетается с христианским, связывая таким образом целые эпохи. Всякий вселенский предмет, становясь символом, достигает общечеловеческого масштаба. Так, например, клен у Есенина не просто дерево, а «дерево жизни». Об этом поэт пишет в статье «Ключи Марии». Герой, воспринимая мир через символы, ощущает себя в единении с ним. «Я» героя растворяется в природе, сливается с ней.

Край любимый!

Сердцу снятся

Скирды солнца в водах лонных.

Я хотел бы затеряться

В зеленях твоих стозвонных.

Наверное, в каждом стихотворении Есенина сквозной мотив — мотив родины, Руси. Герой размышляет о судьбе Руси, плывущей в мире, как большой корабль. Русь представляется матерью и часто не просто матерью, а Богородицей.

Идет возлюбленная мати

С пречистым ликом на руках.

«Письмо к матери» — это письмо к родине, которую оставляет герой. Чувства, мысли лирического героя Есенин передает через метафору, цвет, запах, звук. Есенинская хата — это образ деревни, конек на крыше «есть знак устремления». Хата же, таким образом, уподобляется колеснице, появляется движение, развитие.

Есенинские цвета — это, в основном, красный, синий, золотой и их оттенки, то есть цвета иконы. Лирический герой через христианское чувствует вечность. Звук колокола также приближает героя к вечному. Часто упоминаются церковные праздники, даже запахи свидетельствуют о приближении праздника («Пахнет яблоком и медом...»). Эта строчка ясно говорит о том, что наступает яблочный Спас, и у читателя создается праздничное настроение.

Отношение лирического героя к реальности выражается также через олицетворение природы: «Пригорюнились девушки-ели», «плачет метель, как цыганская скрипка», черемуха «спит в белой накидке»... Лирический герой тонко чувствует деревенскую природу. Не случайно сказано: «Я последний поэт деревни...»

Но у Есенина Русь не определяется только деревней. Постепенно Русь становится железной, городской. Лирический герой оказывается между городом и деревней. Появляется мотив ухода, усталости.

Да, теперь решено без возврата,

Я покинул родные поля.

И вот «поэт деревни» становится лишь «захожим богомольцем». Герой уходит, хотя вновь стремится возвратиться. Но полное возвращение невозможно. «Заблудший сын» возвращается на пепелище. Герой переживает мучительный разлад с миром, который усугубляет наступающая революция. Углубляется конфликт между живым и «железным». Герой пытается принять новую родину, переосмыслить для себя значение революции.

Приемлю все.

Как есть, все принимаю.

Готов идти по выбитым следам.

Отдам всю душу Октябрю и маю,

Но только лиры милой не отдам.

Поэт не может принять революцию, не может отдать ей самого сокровенного. С одной стороны, революция несет в себе железное, грубое начало, с другой стороны — свежесть. С образом революции связан образ Ленина, и, естественно, есенинский герой обращается к нему. Возникает образ Спасителя, Спаса.

Народ стонал.

И в эту жуть

Страна ждала кого-нибудь.

И он пришел.

Разумом лирический герой понимает, что России нужно обновление, но внутренне он не может согласиться с переменами. «Я» героя как бы раздваивается, разрушается. «Конь стальной победил коня живого». В этом и состоит трагедия, — трагедия дисгармонии с миром.

Путь лирического героя — это во многом путь автора. Поэтические строки часто совпадают со строками из есенинских дневников. Мир героя и мир поэта слиты в единый синтез, в котором мы ощущаем противоречивую, драматичную эпоху первой четверти XX века.

Лирический герой в ранней лирике В.В. Маяковского

В.В. Маяковский в молодости принадлежал к поэтам-футуристам, потом был связан с литературным движением «ЛЕФ». Но, несмотря на то, что это, в принципе, обусловило некоторые особенности его творчества и образ лирического героя, творчество Маяковского невозможно свести к теории и практике различных школ и течений. Как всякий «большой» поэт, он оказался выше школ.

Несмотря на политический пафос по отношению к традициям 19 века, у Маяковского можно легко найти многообразные переклички с важнейшими ключевыми темами литературы Золотого века. Пафос ранней лирики Маяковского – конфликт поэта и толпы («А вы могли бы?», «Вам!», «Ничего не понимаю»), опоэтизированное «безумие» («Я и Наполеон», «Вот так я сделался собакой»), ирония по отношению к собственному вкусу («Нате!, «Скрипка и немножко нервно», «Кофта фата»), тема трагической неразделенной любви («Ко всему»), своеобразный эгоцентризм и богоборчество лирического героя («Себе, любимому, посвящает эти строки автор», поэма «Облако в штанах»). Все это отсылает читателя к традициям «байронического» романтизма.

Лирический герой раннего Маяковского имеет две ипостаси: с одной стороны – оптимистически настроенный герой великой эпохи (поэма «Хорошо!» и др.). С другой стороны – трагическая, страдающая личность (ранние поэмы). Принято считать, что в ранний период у поэта преобладают трагические мотивы. Тем более, что сама жизнь Маяковского закончилась трагедией – он всегда предсказывал свое самоубийство.

Основной конфликт лирического героя раннего Маяковского – противостояние «я» и мира. Можно привести лишь некоторые примеры символических мотивов, выражающих подобный конфликт. Это утрата человеческого языка («Вот так я сделался собакой»), похороны смеха («Чудовищные похороны»), распродажа своих душевных богатств «за одно только слово, ласковое, человечье» («Душевная распродажа»). Уже сейчас мы видим, что образ лирического героя практически сливается с образом поэта. «Я» в произведениях – это сам поэт, сам Маяковский. Лирический герой – это, прежде всего, выразитель его взглядов на окружающие реалии, отражение его жизненных позиций.

Особое место в ранней лирике занимает поэма «Облако в штанах». Поэма задумана как «четыре крика четырех частей». Герой отрицает все: «долой вашу любовь», «долой ваш строй», «долой ваше искусство», «долой вашу религию». Можно сказать, что весь сюжет поэмы представляет собой развитие трагической метафоры. Поэт мечтает слиться с миром, это неоромантическая вселенская тоска по миру, глобальное одиночество. Это выражается с помощью характерного для Маяковского ассоциативного образного ряда. С его помощью поэт пытается снять драматическое напряжение, преодолеть разрыв между собой и миром. Основная характеристика этого образного ряда – сравнение небесного, космического, вселенского с материально-телесным, животным: «Вселенная спит, положив на лапу с клещами звезд огромное ухо».

Часто один и тот же сквозной мотив относится то к лирическому герою, то к миру. Иногда фраза строится так, что не сразу понятно, говорится о лирическом герое или о целом мире:

Чтоб жить не в жертву дома дырам.

Чтоб мог в родне отныне стать

Отец, по крайней мере, миром,

Землей, по крайней мере, мать.

«Про это».

Часто используется олицетворение абстрактных предметов. Например, «уткнувшись дождю лицом в его лицо рябое», «как у каждого порядочного праздника» и так далее. Это как бы диалог с материей, попытка включить категории личного «я» в разговор о мире вещей или абстрактных понятий.

Почему же лирический герой в ранней лирике Маяковского предстает перед читателем в философском контексте? Откуда это желание «стать всем миром», слиться с миром?

Дело в том, что В.В. Маяковский пытается найти свое место в мире. Поэтому и его лирический герой стремится не к выражению своей яркой индивидуальности, а к доказательству причастности к общему мирозданию. Герою необходимо доказать, что он – часть целого. Отсюда и это неприятие общества, существующего порядка. Маяковский в лице лирического героя стремится к единению с вселенной. Он хочет найти точку равновесия и обрести душевную гармонию.

Вариант 2

Лирический герой жаждет огромной всеобъемлющей любви — на меньшее он не согласен. Но и обретя любовь, лирический герой не перестает быть одиноким и несчастным. Его чувство оказывается приниженным и оскверненным воздействием собственнических отношений. В поэме «Облако в штанах» любимая отвергает героя ради мещанского благополучия. Сходный мотив и в поэме «Человек», венчающей дореволюционное творчество Маяковского: любимая «в святошестве изолгалась», продалась Повелителю Всего. Поэту ничего не остается, кроме стоического вечного страдания: Погибнет все. Сойдет на нет. И тот, кто жизнью движет, последний луч над тьмой планет из солнц последних выжжет. И только боль моя острей — стою огнем обвит, на несгорающем костре немыслимой любви.

Для истинной любви нет места в этом уродливом мире — вот вывод, к которому приходит Маяковский. Лирический герой поэта стремится преодолеть свое одиночество. Он тянется к людям, надеется найти в них сочувствие и поддержку. «За одно только слово ласковое, человечье» он готов отдать все богатства своей души. Но его ждет разочарование: он никому не нужен, его никто не понимает. Вокруг него — безликая толпа, «быкомордная» масса. В стихотворении «Вот так я сделался собакой» Маяковский в гротескно-заостренной форме выражает мысль о полной враждебности окружающих лирическому герою: затравленный озверевшей толпой, он превращается в собаку. У лирического героя раннего Маяковского нетрудно обнаружить черты грубости, даже цинизма. Например, в стихотворении «Теплое слово кое-каким пророкам» поэт прославляет власть «рубля», издевается над теми, кто трудится, приветствует вымогателей и шулеров. Но все это — показной цинизм, ибо стихотворение полно скрытой боли, трагической иронии. Маяковский надевает маску циника и пошляка от великого отчаяния,

В. Маяковский устав от вечной неприкаянности, от единоборства с «громадиной» зла, с миром обывательщины. И характерно, что, став в позу циника, поэт сразу же от нее отказывается. Он отбрасывает все несвойственное и чуждое его отношению к миру, раскрывая душу, полную сострадания и любви к людям. Именно этим глубоко гуманистическим содержанием своей лирики и отличается Маяковский от собратьев по футуристическим изданиям, в поэтической деятельности которых (во всяком случае — многих из них) главное и основное определялось одним лишь желанием сказать нечто, идущее вразрез с общепринятым. Конфликт поэта и окружения, существующий вначале как разъединенность лирического героя и враждебной ему толпы, с годами приобретает все большую и большую социальную определенность. В этом отношении показательны различия между стихотворением «Нате!» и памфлетом «Вам!», написанным полтора года спустя.

В первом обыватели, над которыми издевается поэт, характеризуются чисто внешними приемами: толпа — «стоглавая вошь», «вы, мужчина, у вас в усах капуста», «вы, женщина... смотрите устрицей из раковин вещей» и т.д. Памфлет «Вам!» имеет ярко выраженную политическую окраску. Маяковский обличает не обывателей вообще, а тех, кто наживается на войне. В ранних произведениях Маяковского толпа полностью враждебна лирическому герою. Не находя в настоящем опоры и помощи, он вынужден искать поддержки только в будущем. Отсюда и его частые обращения к «грядущим людям», как, например, в стихотворении «Ко всему».

Собственно говоря, почти все дореволюционные стихи Маяковского полны сочувствия и страстной, порой даже мучительной любви к человеку, искалеченному жестокостью капиталистического строя. С годами в них появляется и нарастает уверенность в том, что жизнь все-таки изменится к лучшему, что в мире когда-нибудь восторжествует справедливость, что придет время и канут в Лету такие извечные спутники человеческого существования, как корысть, жестокость, насилие. И он, свободный, ору о ком я, человек — придет он, верьте мне, верьте!

Этим вдохновенным гимном во славу будущего человека заканчивается поэма «Война и мир», где после потрясающих по своей разоблачительной силе первых четырех глав, показывающих ужасы войны, возникает фантастическая картина всеобщего братства, единения и счастья людей. Первая мировая война на многое открыла Маяковскому глаза. Он с особой остротой осознал тот факт, что буржуазный строй изжил себя. В его творчестве усиливается критический пафос. Это заметно в таких стихотворениях, как «Мама и убитый немцами вечер», «Я и Наполеон», «Война объявлена», «Мысли в призыв», в сатирических гимнах, в памфлете «Вам!» и особенно — в поэме «Облако в штанах», которая является важным этапом в развитии идейного самосознания поэта. «Долой вашу любовь!», «Долой ваше искусство!», «Долой ваш строй!», «Долой вашу религию!» — так определил Маяковский идейный смысл поэмы.

И действительно, хотя в ней и сохраняются мотивы одиночества, жертвенности, трагичности, поэтическая мысль Маяковского направлена на разоблачение главного, существенного зла. Таким образом, мы видим, что под воздействием общей атмосферы жизни в поэзии Маяковского происходят серьезнейшие изменения.

Постепенно из стихов Маяковского уходит чувство горечи, исчезают надрывные ноты, хотя преодолеть до конца трагическое восприятие действительности, как об этом свидетельствует поэма «Человек», ему не удается. Но радостное ожидание небывалых перемен захватывает поэта все больше и больше. Сегодня рушится тысячелетнее «Прежде». Сегодня пересматривается миров основа. Сегодня до последней пуговицы в одежде жизнь переделаем снова, — Маяковский восклицает он в стихотворении «Революция», написанном в начале 1917 года. Так тема революции, как бы пунктиром намеченная в его дооктябрьских стихах, становится центральной в его творчестве.

С революции и начинается, по существу, второе рождение поэта. Отныне революция — главный герой произведений Маяковского. В ней он видит начало всех начал, она для него — символ свободы и справедливости, источник радости и вдохновения. Октябрь открывает новую страницу в творчестве Маяковского.

Начинается самый плодотворный и значительный период в его деятельности. Но следует знать, что путь Маяковского к высотам социалистического искусства был далеко не простым и гладким. Ему не раз приходилось под воздействием жизни пересматривать свой творческий опыт, свои взгляды.

Он находил в себе силы отказываться от многого, что раньше своей кажущейся революционностью и новизной манило его к себе. Маяковский напряженно искал, иногда впадая в крайности, новые формы искусства, соответствующие требованиям и духу революционной эпохи. И на этом пути, несмотря на отдельные заблуждения и неудачи, он сумел одержать ряд впечатляющих побед. Революция дала простор лирическому чувству Маяковского. Трудно назвать сколько-нибудь значительное или знаменательное событие тех лет, которое бы прошло мимо внимания поэта, не вызвало его страстного поэтического отклика. Не будет преувеличением сказать, что лирика поэта вобрала в себя важнейшее из того, чем бурлила жизнь 20-х годов.

Лирический герой поэзии  А.С. Пушкина

Вероятно, есть какая-то символика в том. что Пушкин родился накануне нового столетия. Все. что принес он с собой не только в литературу, но и в миропонимание, было необычным для многих его современников.

Пушкину выпало жить и творить в эпоху, которая стала для России столь же славной, сколь и трагичной. Его лира воспела победу русского оружия над Наполеоном и запечатлела небывалый патриотический и духовный подъем в лучшей части русского общества. Но Музе поэта суждено было и оплакивать. тех, кто вышел в декабре 1825 года на Сенатскую площадь,чтобы свергнуть царя и деспотию, а потом поддержать их словами, прозвучавшими на всю Россию: “Не пропадет ваш скорбный труд и дум высокое стремленье”, и до конца дней своих он остался верен идеалам своей вольнолюбивой юности.

Конечно же, нельзя ставить знак равенства между поэтом и его лирическим героем. Применительно к Пушкину тем более важно понять, что, пожалуй, впервые и в русской, и в мировой поэзии авторское “я” предстало перед читателем столь ярко, сильно, гибко и разнопланово. Лирический голос Пушкина менялся с годами вместе со своим автором, зрел, мужал, но никогда не сливался с ним.

Жизнелюбие — вот основное качество поэзии Пушкина. Но жизнь многогранна, все в ней теснейшим образом взаимосвязано. И трудно поэтому “распределять” стихи Пушкина по темам (хотя это, к сожалению, принято). В самом деле, разве в знаменитой миниатюре “На холмах Грузии...” не сплетены воедино темы любви, природы и философских раздумий о жизни?! И мы ощущаем их неразрывность прежде всего благодаря лирическому герою:

На холмах Грузии лежит ночная мгла

Шумит Арагва предо мною.

Мне грустно и легко; печаль моя светла;

Печаль моя полна тобою...

Да, лирический герой Пушкина сложен и многогранен. Он стремится познать жизнь во всем ее разнообразии. Но важно отметить, что интересуют его в первую очередь ее светлые стороны. Какую бы тему ни затрагивал поэт, в его стихах торжествует разум. Пушкин остается верен своей декларации, провозглашенной в юные годы: “Да здравствуют музы! Да здравствует разум!” Вспомним знаменитые послания лицейским друзьям. восторженные в молодости и печально-мудрые в зрелости. Вспомним едкие эпиграммы и проникновенные поэтические пейзажи всех времен года. А торжественные стихи, воспевающие поэта и высокое назначение поэзии? А страстные слова признания в любви? Лирический герой Пушкина — отзывчивый, преданный друг. Вспомним послание лицейскому другу — декабристу И. Пущину:

Мой первый друг, мой друг бесценный!

И я судьбу благословил,

Когда мой двор уединенный,

Печальным снегом занесенный.

Твой колокольчик огласил...

Без сомнения, пушкинское стихотворное “я” — это не двойник поэта, а его верный союзник. Не будь им лирический герой — как одиноко звучала бы лира Пушкина. Даже в самые трагические для поэта годы (середина тридцатых) автор всегда находил в себе силы выйти из трудного положения, преодолеть кризис.

Благодаря своему лирическому герою поэт постоянно чувствует читателя:

Дни поздней осени бранят обыкновенно.

Но мне она мила, читатель дорогой,—

Красою тихою, блистающей смиренно... Или:

Лора, мой друг, пора! Покоя сердце просит —

Летят за днями дни, и каждый час уносит

Частичку бытия, а мы с тобой вдвоем

Предполагаем жить...

Перед нами стихи середины -30-х годов. Как же изменился лирический голос Пушкина! На смену юношескому упоению жизнью пришла зрелая мудрость, торжественная и печальная. Это особенно хорошо чувствуешь, если читать стихи поэта подряд. От года к году герой становится взрослее, меняется буквально на глазах, но все же “сердце” остается пушкинским — солнечным, оптимистическим.

Вот он, восемнадцатилетний, мечтающий о будущем, временно расстается с лицейским братством:

...Где б ни был я: в огне ли смертной битвы,

При мирных ли брегах родимого ручья,

Святому братству верен я...,

“Разлука”

Проходит почти два десятилетия, и рождаются совершенно иные по звучанию строки:

Припомните, о други, с той поры,

Когда наш круг судьбы соединили,

Чему, чему свидетели мы были!

Игралища таинственной игры,

Металися смущенные народы;

И высились, и падали цари...

“Была пора...”

Не изменилось главное — верность своей четкой и ясной жизненной позиции.

В каждой литературе есть то золотое начало, которое делает ее великой и неповторимой. В русской поэзии это Пушкин. Его лирика настолько органично слилась с нашей жизнью, нашими мыслями и чувствами, нашим ощущением Родины, что мы справедливо считаем поэта своим современником. Читая Пушкина, хочется просто жить, ибо стихи его — сама жизнь...

Но не хочу, о други, умирать;

Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать...

“Элегия”

«Лирический герой в произведениях русских поэтов» − сочинение

Ранняя лирика Пушкина, передавая, переживания самого поэта, в то же время создает образ не только гениального юноши поэта, но типического представителя передовой дворянской молодежи того времени, выраставшего и духовно формировавшегося в раскаленной атмосфере пред декабрьской действительности.

Поэзия же Лермонтова, принадлежащей уже к следующей за пушкинской эпохой русской жизни, рисует яркий в своей конкретности и обобщенности образ человека, духовно формировавшегося в мрачной обстановке декабрьской реакции и не утратившего при этом связей с традициями предшествовавшего героического поколения. Таким образом, в лирике любого значительного поэта возникает образ человека времени и определенной среды, с его особенными вкусами, симпатиями и антипатиями, характерными» именно для этого времени и для этой среды, человека, вступающего в определенные взаимоотношения с действительностью на разных этапах своего» индивидуального развития. О соотношениях поэзии Державина с историческим содержанием его эпохи Белинский писал: «Могучий гений Державина явился слишком не во время и не мог найти в народной жизни своего отечества какие-нибудь элементы, какое-нибудь содержание для поэзии. Общество его времени хорошо понимало поэзию лести и угодничества; но о другой поэзии не имело решительно никакого понятия и, следовательно, не имело в ней никакой потребности, никакой нужды… Где ж тут было явиться истинной поэзии и великому поэту?».

Если Державин с его гениальным дарованием не мог найти в обществе своего времени особенно значительное содержание для поэзии, то какими возможностями в этом отношении располагал Пушкин? Что нового появилось в обществе пушкинского времени по сравнению с державинским временем? Какие чувства и переживания возбуждало это время в душе Пушкина? Что из жизни своего общества и окружающей его действительности Пушкин отразил в своей лирике и возвратил миру в преображенном искусством виде?

Имя Пушкина неотделимо от освободительного движения его времени. Проблема русского освободительного движения 1810—1830-х годов, являвшегося частью общеевропейского общественного развития, несравненно шире истории тайных декабристских организаций. Сама же дворянская революционность, возникшая до организации первых тайных декабристских обществ, продолжала существовать и после разгрома движения декабристов. Активный народный протест против крепостничества, проявлявшийся в самых различных формах, продолжал оставаться основой всех многообразных проявлений освободительного движения в России вплоть до шестидесятых годов. Возникшая на русской национальной почве общественных антикрепостнических и антифеодальных устремлений эпохи, особенно активизировавшихся после Отечественной войны 1812 года, дворянская революционность явилась своеобразным отражением этого процесса в духе просветительской философии XVIII века и демократических идей западноевропейского общественного развития. Борьба с крепостничеством и феодальным строем свидетельствовала о вступлении России на путь развития, по которому уже шли «страны Западной Европы. В силу этого передовые устремления западноевропейской общественной мысли, в первую очередь демократические идеи великой французской революции, были близки первым русским дворянам. «Возьмите великую французскую революцию,— писал Писарев.— Она недаром называется великой. Для своего класса, для которого она работала, для буржуазии, она сделала так много, что вест XIX век, гот век, который дал цивилизацию и культуру всему человечеству, прошел под знаком французской революции». В силу особенностей исторического развития России в авангарде русского освободительного движения на том его этапе оказалась не буржуазия, как на Западе, а дворянство.

В этом отношении вся общественно-культурная жизнь России начала XIX века должна оцениваться с непременным учетом этого специфического характера русского освободительного движения того времени. Соединение в лице молодой дворянской интеллигенции самых передовых освободительных идей современности и традиций высокоразвитой дворянской культуры, приобретавшей в лучших своих проявлениях в силу исторических условий русской жизни черты общенационального характера, создавало неповторимое своеобразие общественно-культурной жизни всей эпохи. Расцвет культурной жизни общества, связанный с либеральными устремлениями начала века, чувство национальной гордости, вызванное победоносным окончанием Отечественной войны 1812 года, усиление литературной и журнальной деятельности, интенсивная работа Общественной мысли, находившая свой выход в характерных для того времени частных дружеских обществах, кружках и объединениях, с одной стороны, и еще более дававшая себя знать в послевоенных условиях тяжесть крепостного состояния русского крестьянства, с другой стороны, наконец, философские искания, вызванные неудовлетворенностью современным положением вещей,— все это создавало ту атмосферу, какая окружала молодого Пушкина, и ту почву, которая способствовала расцвету его поэтического гения.

Складывавшееся в этих чрезвычайно благоприятных условиях декабристское движение в целом нельзя понять во всей его сложности и всем многообразии идейных устремлений, не привлекая к рассмотрению настроений широких кругов дворянской интеллигенции, формально не состоявших в декабристских организациях, но являвшихся неотъемлемой частью всего движения в целом. Именно к этой среде принадлежал Пушкин. Культурное, умственное и общественное развитие Пушкина и большинства его сверстников-декабристов шло в одном русле русской жизни того времени: одно воспитание, одна и та же среда и обстановка в городе и в деревенском поместье. И декабристы (в узком значении их последующей принадлежности к тайному обществу), и такие деятели движения, как Пушкин и Грибоедов, создавали разрозненными, но шедшими в одном направлении совместными усилиями и идеологическую основу, и самые формы движения дворянских революционеров.

Несмотря на отдаленность декабристов от народа и политическую ограниченность всего движения в целом, дворянские революционеры — на том этапе освободительного движения — объективно представляли общенародные интересы. Именно этим объясняется могучее революционизирующее воздействие ранней пушкинской гражданской лирики на широкие общественные круги того времени.

Об этой особенности пушкинского творчества писал Герцен, непосредственно связывая «явление Пушкина» с исторической жизнью широчайших народных масс. «Я говорю,— писал Герцен,— о той внутренней, не вполне сознающей себя силе, которая так чудодейственно поддерживала русский народ под игом монгольских орд и немецкой бюрократии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Литературный блог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

16 + 18 =

Adblock
detector