«Стихи о Прекрасной Даме» в лирике А.А. Блока

Александр Блок написал свои первые стихи еще в раннем детстве. Первая его книга стихотворений, созданная в духе символизма, –

«Стихи о Прекрасной Даме» была посвящена его жене, Л. Менделеевой, и вышла в печать в 1904 году.

«Стихи о Прекрасной Даме» А.А. Блока

Символистом можно только родиться…

быть художником – значит,

выдерживать ветер из миров искусства,

совершенно непохожих на этот мир,

только влияющих на него;

в тех мирах нет причин и следствий, времени

и пространства, плотного и бесплотного,

и мирам этим нет числа…

    А.А. Блок

Начальный период творческого пути А. Блока отмечен страстным ожиданием вселенского обновления. В «Стихах о Прекрасной Даме» (1897—1904) звучат мистические грезы об идеале, идея-мечта о грандиозных событиях, ожидание «огненных бурь» и потрясений. Зрелые стихотворения поэта все чаще пронизывают чувство необходимости установить новые отношения с действительностью. В письме к С.М. Соловьеву от 8 марта 1904 года А. Блок признается: «Во мне что-то обрывается, и наступает новое в положительном смысле, причем для меня это желательно, как когда реже».

В ранних стихотворениях Блока настроение лирического героя отражают философию упадка. Ощущение тоски, усталости и отчаяния характеризуют многие стихотворения поэта («Я стар душой…»), но создается предощущение, что печаль и тягостные сомнения не исчерпывают жизнь, цель которой в постижении сверх личностного идеала. В лирике Блока настойчиво звучат мотивы «преддверья» перемен, движения к спасению. Блоку удается избежать символистского упоения драмой безверия, настойчиво звучащей в стихотворениях К. Бальмонта и В. Брюсова 1900-х годов. Поэт находит идеал в преображающей жизнь любви.

В «Стихах и Прекрасной Даме» намечается оригинальное свойство блоковского восприятия мира – искренность переживаний. Поэт не боится упреков в откровенности поэтического представления интимного мира, утверждая, что лишь любовь является источником познания мира: «…Только влюбленный имеет право на звание человека». Чувство, убеждает поэт, упраздняет эгоизм, приближает личность к абсолютным категориям Красоты и Добра, раскрывает божественную сущность мироздания и ценность человеческой жизни.

В цикле «Стихи о Прекрасной Даме» поэт возрождает идеал средневекового рыцарства, утверждает мысль о подвиге во имя чувства. Эта готовность пожертвовать собой обличает Блока от таких поэтов-символистов, как Ф. Сологуб, И. Анненский, которые признавали в любви только реальность приносимых ею страданий. Лирический герой пересматривает традиции средневековой литературы. Тема подвига получает в поэзии Блока новой звучание: на смену мужественному служению идеалу приходят мотивы интуитивно-вдохновенного проникновения в чудо любви, ожидание и предощущения «тайного союза» с чувственной природой мироздания. Тем не менее ощущается, что Блок отдает явное предпочтение антиаскетизму. Прекрасная Дама уничтожает «страх сердечный», она поет «сладостно и нежно», навеки «ласковые сны».

Прекрасная Дама в лирике А. А. Блока

Лирика любви и природы, полная неясных предчувствий, таинственных намеков и иносказаний, — так можно охарактеризовать ранний период творчества Александра Блока, прекрасного поэта серебряного века. В то время он был погружен в изучение идеалистической философии (особенно близка оказалась ему теория Владимира Соловьева о двоемирии), которая проповедовала существование не только мира реального, но и некоего “сверхреального”, высшего “мира идей”, мира Вечной Женственности, Мировой Души. Сам Блок признавался, что им полностью овладевали “острые мистические переживания”, “волнение беспокойное и неопределенное”. И наивысшим достижением этого периода в творчестве поэта стал цикл стихотворений о Прекрасной Даме.

Блок творит некий миф о божественной Прекрасной Даме. Неизменным поклонником и почитателем “Владычицы вселенной” становится лирический герой. Он сбегает из реального мира жестокости, несправедливости, насилия в неземной “соловьиный сад”, в мир Прекрасной Дамы, который мистичен, нереален, полон тайн, загадок. Но это не значит, что он сер, невзрачен, блекл. Наоборот, краски, с помощью которых этот мир рождается и предстает перед лирическим героем, ярки, насыщенны, эмоциональны. Это пурпурные, пунцовые, бордо, белые, сине-лазурные и даже золотые. Эти цвета сияют и переливаются, а значит, зажигают все вокруг чудесным, сказочным и небывалым светом.

Так же великолепна, светла сама Прекрасная Дама. Но только попав в “рай”, герой не осознает всей ее прелести, его чувства к ней еще 'туманны, пламя будущих страстей лишь зарождается в душе юного романтика. Он хочет прояснить образ фантастической Девы, “ворожит” над ней:

    Ворожбой полоненные дни

    Я лелею года,— не зови...

    Только скоро ль погаснут огни

    Заколдованной темной любви?

Но вскоре “прозрение” наступает, само собой. Лирический герой уже восхищается красотой Прекрасной Дамы, боготворит ее. Но образ этот расплывчат, ведь он плод непрекращающихся фантазий героя. Он творит “Деву радужных ворот” только для себя, и зачастую в мифологизированном образе сквозят и земные черты:

    Твое лицо мне так знакомо,

    Как будто ты жила со мной...

    ...Я вижу тонкий профиль твой.

Юноша мечтает о встрече с Идеалом, видит в этом смысл жизни:

    Ложится мгла на старые ступени...

    Я озарен — я жду твоих шагов...

    ...Жду я Прекрасной Дамы

    В мерцаньи красных лампад.

Он устремлен к ней всем своим существом, счастлив лишь от одного сознания, что она существует, все это и наделяет его сверхчувственным мироощущением. Сложны отношения Прекрасной Дамы и героя, “я” — существа земного, устремленного душой в высь поднебесную, к Той, которая “течет в ряду иных светил”.

Царевна не просто объект почитания, уважения молодого человека, она покорила его своей необычайной красотой, неземной прелестью, и он без памяти влюблен в нее, настолько, что становится рабом своих же чувств:

    Твоих страстей повержен силой,

    Под игом слаб.

    Порой — слуга; порою — милый;

    И вечно — раб.

Высокая любовь лирического героя — это любовь-преклонение, сквозь которое лишь брезжит робкая надежда на грядущее счастье:

    Верю в Солнце Завета,

    Вижу зори вдали.

    Жду вселенского света

    От весенней земли.

Лирический герой блаженствует и страдает в экстазе любви. Чувства настолько сильны, что переполняют и захлестывают его, он готов принять покорно даже смерть:

    За краткий сон, что нынче снится,

    А завтра нет,

    Готов и смерти покориться

    Младой поэт.

Жизнь героя — поэта своей Музы — вечный порыв и стремление к Мировой Душе. И в этом порыве происходит его духовный рост, очищение.

Но в то же время идея Встречи с Идеалом не так лучезарна. Казалось бы, она должна преобразить мир и самого героя, уничтожить власть времени, создать царство Божие на Земле. Но со временем лирический герой начинает опасаться, что их воссоединение, то есть приход Прекрасной Дамы в настоящую жизнь, реальность, может обернуться душевной катастрофой для него самого. Он боится, что в миг воплощения Дева может превратиться в земное, греховное создание, а ее “нисхождение” в мир явится падением:

    Предчувствую Тебя.

    Года проходят мимо —

    Все в облике одном предчувствую Тебя...

    Как ясен горизонт: и лучезарность близко.

    Но страшно мне: изменишь облик Ты.

И желанного преображения, и мира, и “я” лирического героя не происходит. Воплотившись, Прекрасная Дама оказывается “иной” — безликой, а не небесной.

Спустившись с небес, из мира грез и фантазий, лирический герой не перечеркивает былого, в душе его еще поют мелодии “прошлого”:

    Когда замрут отчаянье и злоба,

    Нисходит сон. И крепко спим мы оба

    На разных полюсах земли...

    И вижу в снах твой образ, твой прекрасный,

    Каким он был до ночи злой и страстной,

    Каким являлся мне. Смотри:

    Все та же ты, какой цвела когда-то.

Он оставляет за собой право хотя бы в снах быть с Прекрасной Дамой:

    Этот голос — он твой, и его непонятному звуку

    Жизнь и горе отдам,

    Хоть во сне твою прежнюю милую руку

    Прижимаю к губам...

Итогом пребывания лирического героя в мире Прекрасной Дамы оказывается одновременно и трагическое сомнение в реальности идеала, и верность светлым юношеским надеждам на будущую полноту любви и счастья, на грядущее обновление мира. Присутствие героя в мире Прекрасной Дамы, его погруженность в ее любовь заставили юного рыцаря отказаться от эгоистических устремлений, преодолеть свою замкнутость и разъединение с миром, вселили желание творить добро, приносить людям благо.

Во всех стихотворениях цикла раскрывается необычайная одухотворенность лирического героя и самого А. Блока, утонченность души, бессменное желание познать истину существования, достичь высших целей. А любовь выступает как сила, обогащающая чувство жизни, ее потеря оборачивается смертью.

Анализ Стихи о Прекрасной Даме Блока А.А

Александр Блок поэт-символист, который жил на рубеже веков, в смутное время, когда велась переоценка ценностей, пересмотр принципов жизни. И вдруг «Стихи о Прекрасной Даме»? Во времена протестов, репрессий, подавления человека, как личности независимо крестьянин ты или дворянин. В такое время хотелось хоть как-то спастись от действительности. Вот как раз писатели и стали прибегать к символизму, дабы найти отдушину, стали прибегать к мистическому и нереальному.

Стихи о Прекрасной Даме история создания

Блок нашел свою отдушину в любви, в том чувстве, которое окрыляет и возводит до небес. В любви к «Прекрасной Даме», которую стал излагать на листах бумаги. Так появились у Блока «Стихи о прекрасной Даме». В каждом своем произведении он искал спасения, скрывался от серости будней и это ему удавалось. Он, когда писал, попадал в райское место, в мир любви к «Прекрасной Даме», образ которой он сотворил в своих мыслях и стал ему поклоняться «порой — слуга, порою — милый; и вечно — раб», — как пишет в стихах поэт.

Блок боялся, что в реальном мире он не найдет такой женщины, потеряется созданный им образ: «Но страшно мне: изменишь облик Ты». Однако Блок продолжает искать «Прекрасную даму», он ищет ее везде, слышит ее голос, дыхание на улицах, ищет ее взгляд и находит. Находит намного прекраснее женщину, настоящую, живую. Он встретил свое счастье, свою любовь в образе Менделеевой Лидии. Его любовь с еще большим рвением стала отображаться на бумаге.

Он боялся спугнуть ее, он не хотел, чтобы она упорхнула, будто бабочка, поэтому долго лишь следил за ней, любовался издали, но он понимал, это та самая женщина, та самая «Величавая Вечная Жена», его половинка «не слышны ни вздохи, ни речи, но я верю: Милая — Ты». И он решился сделать предложение. С годами чувства не угасли, а только разгорались, о чем свидетельствуют произведения, вошедшие в цикл под названием «Стихи о Прекрасной Даме».

Кому посвятил Блок Стихи о Прекрасной Даме?

Отвечая на вопрос: «Кому посвятил Блок «Стихи о Прекрасной Даме», с уверенностью можно сказать, ей, Лидии Менделеевой, которая прожила с ним до последнего его дыхания. Только ей одной и прекрасному чувству любви были посвящены такие замечательные шедевры.

Краткий анализ ранней лирики Блока в Стихах о Прекрасной Даме

Работая над «Стихами о Прекрасной Даме» Блока и делая анализ, мы можем сказать, что здесь переплелось «двоемирие»: небо и земля, материальное и духовное. Все стихи, наполнены возвышенными чувствами, здесь ощущается разрыв с действительностью, создание неземных идеалов. Когда читаешь стихи о прекрасной женщине, начинаешь понимать все чувства, которые испытывал поэт и кажется, будто бы читаешь его жизнь, ведь не зря же раннюю лирику Блока «Стихи о Прекрасной Даме» назвали лирическим дневником поэта.

«Земное» и «неземное» в «Стихах о Прекрасной Даме» А.Блока

     Одинокий, к тебе прихожу,

    Околдован огнями любви.

    Ты гадаешь —

    Меня не зови, —

    Я и сам уж давно ворожу.

    А.А. Блок

Александр Александрович Блок один из изысканнейших поэтов русской классической литературы. Увлекшись в юности философией Владимира Соловьева о “двоемирии”, поэт на время становится мистиком, чувствует в окружающем мире предвестников конца света. А наступающую революцию Блок ощущает как развертывающийся хаос. Спасение же видит в божественном начале “Мировой души” или “Вечной женственности”.

В этот период появляется таинственный и волшебный цикл “Стихов о Прекрасной Даме”. В лирической героине цикла слились черты загадочной незнакомки и конкретной женщины, Любови Дмитриевны Менделеевой, в которую Блок был страстно влюблен, ставшей впоследствии его женой.

Предчувствую Тебя.

    Года проходят мимо —

    Все в облике одном — предчувствую Тебя.

    Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,

     И молча жду, — тоскуя и любя.

Но Блок не был бы великим поэтом, если бы отразил в лирике лишь свои личные переживания. Он сумел услышать грядущие большие перемены, прочувствовать всем сердцем испытания, выпавшие на его долю и судьбу страны, и вылить их в прекрасные стихи.

Это было необычное, судьбоносное время. И поэзия получилась под стать времени.

    Разгораются тайные знаки

    На глухой, непробудной стене.

     Золотые и красные маки

    Надо мной тяготеют во сне.

    Укрываюсь в ночные пещеры

    И не помню суровых чудес.

    На заре — голубые химеры

    Смотрят в зеркале ярких небес.

“Неземные” черты “Прекрасной Дамы” органично и легко сливаются в запоминающийся и узнаваемый образ музы Блока. Он преклоняется перед “вечной женственностью” и красотой своей избранницы. Она принимает облик то горячо любимой матери, то возлюбленной, то Родины.

    Я искал голубую дорогу

    И кричал, оглушенный людьми.

    Подходя к золотому порогу,

    Затихал пред Твоими дверьми.

    Проходила Ты в дальние залы,

    Величава, тиха и строга.

    Я носил за Тобой покрывало

    И смотрел на Твои жемчуга.

Поэт стремится слить воедино три этих образа, чтобы получился идеальный, достойный поклонения, и одновременно боится приземлить, упростить черты своего кумира. Блок одновременно ожидает и боится любви, уходит в мистицизм и символику.

    Вхожу я в темные храмы,

    Совершаю бедный обряд.

    Там жду я Прекрасной Дамы

     В мерцаньи красных лампад.

    В тени у высокой колонны

    Дрожу от скрипа дверей.

    А в лицо мне глядит, озаренный.

    Только образ, лишь сон о Ней.

Это время становления поэта, Блок в поиске формы, ритма, мелодики стиха. Реальный мир часто представляется ему как бы сквозь призму волшебного зеркала. Вполне реальные события и места действия заволакиваются волшебной дымкой фантазии поэта. Он искусственно уходит от реальности, в красивость фантазии.

    Мы встречались с тобой на закате,

    Ты веслом рассекала залив.

    Я любил твое белое платье,

    Утонченность мечты разлюбив.

     Были странны безмолвные встречи.

    Впереди — на песчаной косе

    Загорались вечерние свечи.

    Кто-то думал о бледной красе.

Таким образом, вполне земной образ преображается в романтико-символический миф. Поэт стремится к некой гармонии, какой нет на земле, но существует в его мечтах и фантазиях. На протяжении времени заметно меняется настроение поэта от восторженного поклонения к сомнениям и крушению надежд. Напряженный драматизм присущ ряду стихотворений Блока. Временами он сменяется заполняющим душу лиризмом. Поэт находится в поиске своего стиля. Но что присуще было Блоку изначально, так это изысканность слога, красота речи и полет фантазии.

    Я к людям не выйду навстречу,

    Испугаюсь хулы, и похвал.

    Перед Тобой Одною отвечу,

    За то, что всю жизнь молчал.

    Молчаливые мне понятны,

    И люблю обращенных в слух:

    За словами — сквозь гул невнятный

    Просыпается светлый Дух.

    Я пойду на праздник молчанья,

    Моего не заметят лица.

    Но во мне — потаенное знанье

    О любви к Тебе без конца.

Роль цикла «Стихи о Прекрасной Даме» в творчестве А.А. Блока

Личный поэтический опыт Блока, разумеется, перекликался с общим путем развития русского искусства. В предреволюционные годы оно переживало подъем романтических настроений, связанных с критикой позитивизма, буржуазности, с интересом к разнообразным утопиям прошлого, с мечтой о героическом преобразовании мира. Романтические настроения своеобразно преломились и в «Стихах о Прекрасной Даме».

Ключом к истолкованию пестрых жизненных и культурных впечатлений для автора этого цикла явилась поэзия Владимира Соловьева, овладевшая всем его существом «в связи с острыми мистическими и романтическими переживаниями». Через лирику Соловьева Блок усваивает платоновские и романтические идеи «двоемирия» — противопоставление «земли» и «неба», материального и духовного.

Указанная антитеза, однако, претворяется в блоковском творчестве двояко. Иногда она подразумевает, что земной мир — это только вторичные, лишенные самостоятельной ценности и бытия «тени от незримого очами»: Чуть слежу, склонив колени, Взором кроток, сердцем тих, Уплывающие тени Суетливых дел мирских.

Иногда же антитеза «материя — дух» помогает истолковать «земное» в духе соловьевских идей «синтеза» — как неизбежный и имеющий собственную значимость этап становления мирового духа. В последнем случае естественно прославление земной жизни, природы, страсти. Для молодого Блока эта ликующая радость бытия, дыхание земли — юной, красочной, многозвучной и радостной — особенно важны.

Ярче всего близость Блока к соловьевской традиции явлена через связь его поэтического идеала с важнейшим и для философии, и для поэзии Вл. Соловьева образом Души мира. Душа мира — женственная по природе духовная субстанция (наиболее близкая к Weltseele Шеллинга и die Ewig-Weiblichkeit Гете). К Душе мира как вожделенному идеалу в произведениях Соловьева обращены и вся земная природа, и все человечество (пантеистический и мистико-утопический аспекты соловьевства), и каждый человек в отдельности (в поэзии это лирический герой и мистика любви, наиболее значимая для Блока). Мистическая любовь-эрос знаменует приобщение к Душе мира. Она также предстает то как подвиг полного отречения от земных страстей, то как нисхождение Души мира на землю, созидание «земного рая», как земная, но освященная высокой духовностью Любовь.

Платоновско-соловьевскому мистицизму цикла соответствует символизм художественного мышления Блока. Непосредственные лирические переживания, эпизоды личной биографии, разнообразные впечатления поэта, широко отраженные в «Стихах о Прекрасной Даме», — все это одновременно знаки предельно обобщенных процессов, складывающихся в своей совокупности в мистико-философский миф. Стихи цикла принципиально многоплановы.

В той мере, в какой они говорят о реальных чувствах живых людей, это произведения интимной, пейзажной, реже — философской лирики. Но в той степени, в какой изображаемое причастно к глубинным пластам содержания, к мифу, сюжет, описания, лексика — словом, вся образная система цикла представляет цепь символов.

Ни один из этих планов не существует отдельно: каждый из них как бы «просвечивает» сквозь другие в любой детали повествования. Как лирика, «Стихи о Прекрасной Даме» — собрание отдельных, вполне самостоятельных стихотворений, фиксирующих настроение данного момента.

Осознание же глубинного пласта повествования заставляет видеть в отдельных текстах и в каждой их части разрозненные эпизоды единого мифа, несущие память о целом. И писатели-романтики, и Вл. Соловьев поэтически декларировали идею многозначности образа. Блок одним из первых русских поэтов выразил ее самой структурой своих образов-символов и всего цикла-мифа.

Осмысленные как миф, «Стихи о Прекрасной Даме» представляют повествование о тайнах мироустройства и становлении мира. Основная антитеза «небесного» и «земного» и чаяния грядущего «синтеза» этих двух начал бытия воплощаются в цикле в сложных отношениях Прекрасной Дамы (духовного начала бытия) и лирического героя, «я» — существа земного, живущего среди «народов шумных», но устремленного душой в высь — к Той, которая «течет в ряду иных светил». Высокая любовь лирического героя (гимны Даме — основной эмоциональный пафос цикла) — это любовь-преклонение, сквозь которое лишь брезжит робкая надежда на грядущее счастье.

Любовь воплощена в мотиве Встречи лирического героя и Дамы. История Встречи, долженствующей преобразить мир игероя, уничтожить власть времени («завтра и вчера огнем» соединить), создать царство божие на земле (где «небо вернулось к земле»), — таков лирический сюжет цикла. С ним соотнесена лирическая фабула — идущая от стихотворения к стихотворению смена настроений, перипетий «мистического романа». Именно эта фабула, более тесно, чем сюжет (миф), связанная со стоящей за текстом действительностью, играет в цикле особую роль.

Она не только воплощает, но и развенчивает утопию мистического преображения мира.Весенние надежды первых стихотворений сменяются то разочарованием и ревностью к таинственным двойникам, то все более нетерпеливым и страстным ожиданием земной любви, то не менее знаменательной боязнью Встречи. В миг воплощения «Дева, Заря, Купина» может превратиться в земное (злое, греховное) создание, а ее «нисхождение» в мир — оказаться падением. В программном стихотворении «Предчувствую Тебя. Года проходят мимо...» это сочетание пламенной веры в неизменность Дамы («Все в облике одном предчувствую Тебя») и ужаса перед «превращением» («Но страшно мне: изменишь облик Ты») особенно ощутимо.

Чаемого преображения мира и «я» в цикле так и не происходит. Воплотившись, Дама, как и боялся поэт, оказывается «иной»: безликой, инфернальной, а не небесной, и Встреча становится псевдо встречей. Поэт не хочет оставаться «старым» романтиком, влюбленным в далекую от жизни мечту. Он продолжает ждать не грезы, а земного воплощения идеала, хотя бы и отнесенного к далекому будущему. Поэтическим итогом «Стихов о Прекрасной Даме» оказываются одновременно и трагические сомнения в реальности мистического идеала, и верность светлым юношеским надеждам на будущую полноту любви и счастья, на грядущее обновление мира.

«Стихи о Прекрасной Даме» отнюдь не дебют новичка. Это цикл стихотворений высочайшего духовного накала, буйно пульсирующих чувств, глубокой искренности — и одновременно произведение, отличающееся завершенностью и гармоничностью образов, уверенным и зрелым мастерством. Первый поэтический сборник Блока сразу же ввел его в мир большой русской поэзии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Литературный блог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

10 − один =

Adblock
detector