Любовная лирика А. А. Блока

Нередко можно услышать, что тема любви чуть ли не основная в лирике Блока, он и известен стал в начале XX века благодаря талантливым поэтическим описаниям утонченных романтических переживаний юных героев. Блока иногда называют певцом Прекрасной Дамы, но это лишь поверхностный взгляд на его творчество.

Тема любви, занимая большое место в проблематике его поэзии, существует не сама по себе, а в тесной связи со сложными философскими вопросами, размышлениями о Родине, о смысле человеческого существования. В ранних стихах поэта развивается мотив поисков путеводной звезды, идеала во тьме незнания истины. Любовь и мечта соединяются в сознании поэта. Ниже вы можете ознакомиться с стихами о любви А. Блока какие изучают в 9-11 классах.

Тема любви в поэзии А. А. Блока

О, Святая, как ласковы свечи,

    Как отрадны Твои черты!

    Мне не слышны ни вздохи, ни речи,

    Но я верю: Милая – Ты.

    А.Блок

Любовная тема всегда занимает одно из главных мест в творчестве большинства поэтов. Пушкин, Лермонтов, Некрасов, Тютчев, А.Толстой отдавали свою поэтическую дань этому прекрасному чувству. Чувство к избраннице высекало искру вдохновения, и в огне вспыхнувшего пламени рождались шедевры любовной лирики. Чтобы лучше понять автора и его творение, нужно узнать, из чего возник замысел, как он воплотился. Прав был Блок, когда писал, что любовную лирику следует рассматривать как дневник, написанный стихами.

Творчество Александра Александровича Блока уже давно стало частью нашей культуры и жизни. Определяющей темой в лирике великого русского поэта по праву можно считать тему любви. От первого цикла «Стихи о Прекрасной Даме» до «Кармен» проносит поэт сложное и противоречивое чувство. Нельзя определить его однозначно, так как с течением времени оно изменялось.

Первые стихотворения Блока о любви восторженные. Они связаны с именем Л. Д. Менделеевой, в которую он был влюблён, и которая вдохновляла его («Дева», «Заря», «Величавая Вечная Жена», «Непостижимая», «Стихи о Прекрасной Даме» и другие). В молодые годы, до женитьбы на Л. Д. Менделеевой, увлёкшись элегантной, красивой дамой, на двадцать лет старше его, Блок писал стихи, посвящая их К.М.С., то есть Ксении Михайловне Садовской («Я думал, что умру сегодня к ночи…», «Помнишь ли город тревожный…», «Аметист», «Твой образ чудится невольно…» и другие).

Первая книга Блока создана под влиянием философских идей Владимира Соловьева. В этом учении поэта привлекают представления об идеале, о стремлении к нему как воплощению Вечной Женственности – красоты и гармонии. Своему идеальному образу Блок дает имя – Прекрасная Дама. Она и Древняя Дева, и Заря, Купина, Вечная жена, и просто «ласковая, милая», «вечно молодая». Миф о Софии, Мировой Душе, становясь темой лирических стихотворений, делал неузнаваемой связанную с ней природную, «лунную» символику и атрибутику (героиня появляется в вышине, на вечернем небосклоне, белая, источник света, рассыпает жемчуга, всплывает, исчезает с появлением солнца). Эта мифологическая сторона ранней лирики Блока до сих пор не вполне осознана ни читателем, ни исследователями его творчества. Весь цикл «Стихов о Прекрасной Даме» пронизан искренним чувством любви. Но каково оно? В чем его особенность? Несмотря на то, что в основе цикла лежит автобиографический факт – роман поэта с его будущей женой Любовью Дмитриевной Менделеевой, – необходимо отметить, что лирический герой влюблен не в реальную, а в идеальную женщину, в некий образ:

Ты горишь над высокой горою,

    Недоступна в Своем терему.

    Я примчуся вечерней порою,

    В упоеньи мечту обниму.

К этому странному чувству примешивается и религиозная любовь. Герой любит Прекрасную Даму не как мужчина любит женщину, а как человек любит и преклоняется перед чем-то ему недоступным, прекрасным и великим. Эту любовь можно назвать божественной. В ней нет ни капли пошлости и приземленности. «Стихи о Прекрасной Даме» также отчетливо выявили невозможность жизненной гармонии (мотивы «кощунственных» сомнений не только в собственной призванности, но и в самой возлюбленной, способной «изменить облик»).

Развитие темы любви мы наблюдаем в цикле «Снежная маска», посвященном актрисе Наталье Николаевне Волоховой, игравшей одну из ролей в первой драме Блока «Балаганчик», поставленной в театре Комиссаржевской Всеволодом Мейерхольдом. Прекрасная Дама здесь превращается в Снежную Деву, а, следовательно, и изменяется чувство героя к ней. Теперь это уже не обожествляющее преклонение. Мы видим перед собой женщину с более отчетливо проступающими чертами. Если в первом цикле не было и намека на то, чтобы приблизиться к объекту своей любви, то здесь герой общается с ней как с живым реальным человеком. Чувства лишились той светлой силы, которой они были наполнены в «Стихах о Прекрасной Даме». Они похожи теперь на снежную вьюгу, уносящую героя в темные дали, но не приносящую счастья и удовлетворения:

    Я так устал от ласк подруги

    На застывающей земле.

    И драгоценный камень вьюги

    Сверкает льдиной на челе.

В цикле «Кармен» любовь снова изменяется и выходит на новую ступень. Это уже не любовь, а страсть, жгучая, как воронье крыло и волосы Кармен, и опасная, как испанский разбойничий клинок. Восьмое стихотворение «Ты — как отзвук забытого гимна…» можно назвать главным в цикле, потому что именно в нем наиболее ярко показано «плененное» сердце. Весь сборник посвящен Любови Александровне Дельмас – оперной певице, исполнявшей роль Кармен в петербургском Театре музыкальной драмы. Кармен в трактовке поэта – это и героиня оперы Бизе, и современная женщина, вольнолюбивая испанская цыганка и славянка, которую герой любит до безумия. В образе Кармен воплощена, с одной стороны, стихия сжигающей безумной страсти, с другой – стихия творческая, дающая надежду на просветление. Сон в стихотворении –пленительный и страстный прорыв через сказочное забытье к «одичалой прелести».

Любовная лирика Александра Александровича Блока не утратила своего значения и в наши дни. Приобщаясь к высокой культуре чувств через творчество наших великих поэтов, познавая примеры их сердечных переживаний, мы учимся душевной тонкости и чуткости, способности сопереживать. А это так необходимо в наш рациональный век.

Анализ стихотворения «В ресторане» Блока

Никогда не забуду (он был, или не был,

Этот вечер): пожаром зари

Сожжено и раздвинуто бледное небо,

И на жёлтой заре — фонари.

Я сидел у окна в переполненном зале.

Где-то пели смычки о любви.

Я послал тебе чёрную розу в бокале

Золотого, как нёбо, аи.

Ты взглянула. Я встретил смущённо и дерзко

Взор надменный и отдал поклон.

Обратясь к кавалеру, намеренно резко

Ты сказала: «И этот влюблён».

И сейчас же в ответ что-то грянули струны,

Исступлённо запели смычки…

Но была ты со мной всем презрением юным,

Чуть заметным дрожаньем руки…

Ты рванулась движеньем испуганной птицы,

Ты прошла, словно сон мой легка…

И вздохнули духи, задремали ресницы,

Зашептались тревожно шелка.

Но из глуби зеркал ты мне взоры бросала

И, бросая, кричала: «Лови!..»

А монисто бренчало, цыганка плясала

И визжала заре о любви.

Стихотворение «В ресторане» было написано Блоком в 1910 г. Считается, что оно посвящено актрисе О. Судейкиной. У поэта были очень сложные взаимоотношения со своей женой. Они уже давно не жили вместе, короткие встречи напоминали мимолетные свидания. Блок продолжал считать жену своей поэтической музой, но это не мешало ему заводить новые романы. Поэт уже был достаточно известным человеком, поэтому часто проводил вечера в богатых ресторанах. В один из таких вечеров он встретил таинственную незнакомку и описал эту встречу в стихотворении.

Хотя Блок и описывает реальный случай из жизни, вечер в ресторане сразу же приобретает мистический оттенок («он был или не был»). Тем самым поэт подчеркивает, что случившееся вполне могло быть просто сном или плодом разгоряченного воображения.

Лирический герой находится в ресторане. Зал переполнен, но он все равно ощущает свое духовное одиночество. Автор одинок, потому что не может никому поведать о своих чувствах. Окружающая его толпа не способна понять сложный внутренний мир поэта. Внезапно в нем просыпается надежда в образе незнакомой женщины. Он делает ей символический подарок – черную розу в бокале вина. Этим он выражает свою глубокую печаль и надеется встретить в женщине понимание.

Лирический герой и незнакомка встречаются глазами. Ее взгляд, как и полагается приличной женщине, надменный, а у него – «смущенный и дерзкий». Такое противоречивое сочетание указывает на то, что душевное равновесие автора нарушено. Он не ожидал, что женщина произведет на него такое впечатление. Но и строгое равнодушие незнакомки поколеблено: ее замечание своему кавалеру звучит «намеренно резко». Этого мимолетного обмена взглядами хватило, чтобы главные герои почувствовали свое душевное родство. Вероятно, женщина также испытывает острое одиночество. Ее кавалер – всего лишь попытка скрыть одиночество от окружающих.

Внезапно грянувшая музыка подтвердила, что роковая встреча произошла. С этого момента лирический герой и незнакомка существуют только друг для друга. В иллюзорном мире никого уже нет кроме них. Автор замечает это по едва уловимым изменениям в облике женщины («презрении юном», «дрожанье руки»). Незнакомка, стремясь избавиться от наваждения, поспешно направляется к выходу. На ее порывистое движение отзываются все прежде дремавшие чувства и ощущения лирического героя.

В воображаемом мире их общение не прекращается. Отражение женщины в зеркалах ведет с автором своеобразную игру: один за другим бросает взгляды и кричит: «Лови!». Даже музыка подхватывает эту игру. В ней и в песне цыганки звучит мотив любви.

У Блока и О. Судейкиной любовные отношения все же не сложились. Но поэт не зря придавал встрече большое значение. Со временем они стали очень близкими друзьями.

Анализ стиха «На железной дороге» Блока

Под насыпью, во рву некошенном,

Лежит и смотрит, как живая,

В цветном платке, на косы брошенном,

Красивая и молодая.

Бывало, шла походкой чинною

На шум и свист за ближним лесом.

Всю обойдя платформу длинную,

Ждала, волнуясь, под навесом.

Три ярких глаза набегающих —

Нежней румянец, круче локон:

Быть может, кто из проезжающих

Посмотрит пристальней из окон…

Вагоны шли привычной линией,

Подрагивали и скрипели;

Молчали желтые и синие;

В зеленых плакали и пели.

Вставали сонные за стеклами

И обводили ровным взглядом

Платформу, сад с кустами блеклыми,

Ее, жандарма с нею рядом…

Лишь раз гусар, рукой небрежною

Облокотясь на бархат алый,

Скользнул по ней улыбкой нежною,

Скользнул — и поезд в даль умчало.

Так мчалась юность бесполезная,

В пустых мечтах изнемогая…

Тоска дорожная, железная

Свистела, сердце разрывая…

Да что — давно уж сердце вынуто!

Так много отдано поклонов,

Так много жадных взоров кинуто

В пустынные глаза вагонов…

Не подходите к ней с вопросами,

Вам все равно, а ей — довольно:

Любовью, грязью иль колесами

Она раздавлена — все больно.

Символично название. Вспомним, что «железнодорожно-трамвайной» смертью погибают в русской литературе Анна Каренина, женщины, покидающие родину, – в стихотворении М. Цветаевой «Рельсы», не в «своем» трамвае, то есть в чуждом ему времени, оказался лирический герой стихотворения Н. Гумилева «Заблудившийся трамвай». Перечень можно было бы продолжить...

В авторском примечании к этому стихотворению Блок свидетельствует: «Бессознательное подражание эпизоду из “Воскресения” Толстого: Катюша Маслова на маленькой станции видит в окне вагона Нехлюдова в бархатном кресле ярко освещенного купе первого класса». Однако содержание стихотворения, конечно, выходит далеко за рамки «бессознательного подражания».

В первом четверостишии Блок рисует образ «красивой и молодой» женщины, жизнь которой прервалась в самом расцвете. Смерть ее так же нелепа и неожиданна, как нелепо и то, что теперь она, «в цветном платке, на косы брошенном», лежит «под насыпью, во рву...»:

                Бывало, шла походкой чинною

                На шум и свист за ближним лесом.

                Всю обойдя платформу длинную,

                Ждала, волнуясь, под навесом.

Шла спокойно, «чинно», но сколько, наверное, было в этом сдержанного напряжения, затаенного ожидания, внутреннего драматизма. Все это говорит о героине как о натуре сильной, которой свойственна глубина переживаний, постоян- ство чувств. Как на свидание, приходит она на платформу: «Нежней румянец, круче локон...» Приходит задолго до назначенного часа («всю обойдя платформу длинную...»).

А вагоны «шли привычной линией», равнодушно и устало «подрагивали и скрипели». В вагонах же шла своя привычная жизнь, и никому не было дела до одинокой молодой женщины на платформе. В первом и втором классах («желтые и синие») были холодно немногословны, отгородившись броней равнодушия от остального мира. Ну, а в «зеленых» (вагоны III класса), не тая чувств и не стесняясь, «плакали и пели»:

                Вставали сонные за стеклами

                И обводили ровным взглядом

                Платформу, сад с кустами блеклыми,

                Ее, жандарма с нею рядом...

Как, должно быть, унизительны, невыносимы были для героини стихотворения эти «ровные взгляды». Неужели ее не заметят? Неужели она не заслуживает большего?! Но она воспринимается проезжающими в одном ряду с кустами и жандармом. Обычный пейзаж для едущих в поезде. Обычное равнодушие. Только в стихотворении Блока железная дорога становится символом современной поэту жизни с ее бессмысленностью круговорота событий, равнодушием к человеку. Всеобщая обезличенность, глухое безразличие к окружающим и целых классов, и отдельных людей порождает пустоту души, обессмысливает жизнь. Вот это и есть «тоска дорожная, железная»... В такой мертвящей атмосфере человек может быть только жертвой. Лишь однажды мелькнуло молодой женщине манящее видение – гусар с «улыбкой нежною», но, наверное, только разбередило душу. Коль счастье невозможно, взаимопонимание в условиях «страшного мира» невозможно, стоит ли жить? Цену теряет и сама жизнь.

 

                Не подходите к ней с вопросами,

                Вам все равно, а ей – довольно:

                Любовью, грязью иль колесами

                Она раздавлена – все больно.

Автор отказывается объяснять причины гибели молодой женщины. Мы не знаем, «любовью, грязью иль колесами она раздавлена». Автор предостерегает нас и от излишних вопросов. Коль были к ней при жизни равнодушны, зачем теперь проявлять неискреннее, кратковременное и бестактное участие.

Любовная лирика А. А. Блока анализ для учеников 9-11 классов

А.А. Блок – первый лирик своего времени и его лирическая поэзия в сознании читателей всегда будет неразрывно связана, прежде всего, с темой любви. Поэт обожествлял любовь, которая открыла ему высокий смысл жизни. Первый цикл стихотворений, посвященный этому прекрасному чувству, «Стихи о Прекрасной Даме», был создан под сильным влиянием философских идей В. Соловьева. Несмотря на то, что в основе этого цикла лежит автобиографический факт – роман поэта с будущей женой Л.Д. Менделеевой, — лирический герой влюблен не в реальную женщину, а в некий идеальный образ.

Он сбегает из реальной жизни, полной жестокости и несправедливости, в неземной мир, полный мистики, загадок и тайн. Он еще не осознает всей прелести, воспеваемой им «Царицы», его чувства к ней еще весьма туманны, пламя будущих страстей лишь зарождается в душе юного романтика. И, хотя образ фантастической Девы постепенно начинает проясняться, будучи плодом бесконечной фантазии поэта, на протяжении всего цикла он остается довольно расплывчатым, неясным. Следует отметить, что Любовь Дмитриевна в своих воспоминаниях упрекала будущего мужа как раз-таки в том, что он влюблен в собственный философский идеал, в ее визуальный образ, в том, что он не заметил, проглядел ее, живого человека с прекрасной душой.

Лирический герой живет, мечтая о встрече со своим идеалом, но в то же время у него начинают возникать опасения, что приход Прекрасной Дамы в реальную жизнь может обернуться для него душевной катастрофой. Этот страх перед столкновением с действительностью ярко выражен в одной из строчек стихотворения «Предчувствую тебя»: «Но страшно мне: изменишь облик Ты». Итогом нашего героя в мире грез и фантазий и трагическое сомнение в реальности своего идеала, и, одновременно, светлая надежда на будущую полноту счастья в любви.

Изменение темы любви мы наблюдаем в цикле стихотворений «Снежная маска», посвященном актрисе Н.Н. Волоховой. Прекрасная Дама превращается в некую Снежную Деву. Если в первом цикле образ героини был абсолютно призрачным и неясным, то здесь мы видим, как герой общается с совершенно конкретной женщиной, черты которой проступают в строчках довольно отчетливо. Любовь в этом цикле, увы, уже не обладает той светлой силой, колей она была наполнена, а «Прекрасной Даме». Новое чувство скорее похоже на снежную вьюгу, уносящую героя в темные дали – оно не дает ни счастья, ни удовлетворения. Нельзя забывать, что все переживания лирического героя есть результат жизненных испытаний самого поэта. Тап снежная вьюга, в которую попадает наш герой, — бурный роман с известной актрисой, зашедший довольно далеко, но закончившийся благополучно для без него сложных взаимоотношений Блока с женой. Чувство героя оказывается стихийным, роковым и неизбежно терпит гибель.

Следующий свой цикл, «Кармен», посвященный оперной певице Л.А. Дельмас, написан целиком под впечатлением от исполненной этой женщиной роли Кармен. Любовь лирического героя приобретает здесь жгучий оттенок страсти.

В цикле стихотворений «Страшный мир», главной темой которого остается тема любовная, непосредственной зависимости от изменения миросозерцания поэта продолжают изменяться и чувства лирического героя. Любовь и страсть, соседствую с муками, пытками и смертью, оказываются подверженными все сущему омрачённою. Поэт с беспощадной правдивостью рассказывает о том, что сам оказался жертвой «страшного мира». Полное разочарование в жизни и в человеческих чувствах наряду с мотивами губительной страсти и воспоминаниями об ушедшей некогда любви мы можем увидеть в мрачных строках этого цикла. Видимо, поэт переживает в те годы самый нелегкий период своей жизни. От юноши, еще, а полной мере н6езнакомого со страшной реальностью, когда-то воспевавшего поистине самые высокие чувства, уже ничего не осталось. Поэт подавлен неверием в возможность обретения подлинного человеческого счастья. Создается впечатление, что строки, обожествляющие фантастический идеал молодого Блока – Прекрасную Даму и, составляющие созданную в более позднем возрасте поэму «Черная Кровь», были написаны совершенно разными людьми.

Итак, тема любви в лирике Блока, непосредственно завися в ходе своего развития от личных переживаний поэта, терпела постоянные метаморфозы, вызванные изменениями мировоззрения поэта. Возможно, своеобразие раскрытия любовной темы и заключается в том, что, изучая любовную лирику Блока, мы можем проследить, отразившийся в ее развитии, как в зеркале, весь его духовный путь, вобравший в себя трагические противоречия эпохи.

Анализ стихотворения Блока «Незнакомка»

По вечерам над ресторанами

Горячий воздух дик и глух,

И правит окриками пьяными

Весенний и тлетворный дух.

Вдали над пылью переулочной,

Над скукой загородных дач,

Чуть золотится крендель булочной,

И раздается детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами,

Заламывая котелки,

Среди канав гуляют с дамами

Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины

И раздается женский визг,

А в небе, ко всему приученный

Бесмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный

В моем стакане отражен

И влагой терпкой и таинственной

Как я, смирен и оглушен.

А рядом у соседних столиков

Лакеи сонные торчат,

И пьяницы с глазами кроликов

«In vino veritas!»1 кричат.

И каждый вечер, в час назначенный

(Иль это только снится мне?),

Девичий стан, шелками схваченный,

В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,

Всегда без спутников, одна

Дыша духами и туманами,

Она садится у окна.

И веют древними поверьями

Ее упругие шелка,

И шляпа с траурными перьями,

И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,

Смотрю за темную вуаль,

И вижу берег очарованный

И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,

Мне чье-то солнце вручено,

И все души моей излучины

Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склоненные

В моем качаются мозгу,

И очи синие бездонные

Цветут на дальнем берегу.

В моей душе лежит сокровище,

И ключ поручен только мне!

Ты право, пьяное чудовище!

Я знаю: истина в вине.

Когда речь заходит о творческом наследии русского поэта Александра Блока, многие нередко вспоминают хрестоматийное стихотворение Незнакомка», написанное в 1906 году и ставшее одним из лучших романтических произведений данного автора.

У «Незнакомки» есть достаточно печальная и драматическая предыстория. В период написания стихотворения Александр Блок переживал глубокую душевную драму, вызванную изменой жены, которая ушла к поэту Александру Белому. По воспоминаниям близких поэта, он безудержно топил свое горе в вине и сутки напролет просиживал в дешевых питейных заведениях, наполненных сомнительными личностями. Вполне вероятно, что в одной из таких рестораций Александр Блок и повстречал таинственную незнакомку – изящную даму в шляпке с траурной вуалью, которая каждый вечер в одно и то же время занимала столик возле окна, предаваясь своим печальным мыслям.

В этом заведении она явно выглядела инородным существом, принадлежащем совсем другому миру, где нет места грязи и уличной брани, проституткам, жиголо и любителям дешевой выпивки. И, вполне вероятно, именно образ таинственной женщины, такой неуместный в интерьере дешевого кабака, пробудил в поэте желание не только приникнуть в ее тайну, но и проанализировать собственную жизнь, поняв, что тратит он ее впустую.

Описывая окружающую его обстановку, Александр Блок умышленно противопоставляет грязь и пьяный угар божественному образу неизвестной женщины, которая, судя по всему, переживает не менее глубокую душевную драму, однако не опускается до того, чтобы топить горе в алкоголе. Осознание того, что хрупкая незнакомка оказывается гораздо сильнее и мужественнее всех тех мужчин, которые ее окружают, порождает в душе поэта некое подобие восхищения. Это – первый светлый момент в его жизни за многие месяцы, за который он пытается ухватиться, словно за спасательный круг, чтобы вынырнуть из пучины беспробудного пьянства. То, что ему это блестяще удалось, подтверждает сам факт существования стихотворения «Незнакомка», которое, как позже оказалось, стало переломным не только в жизни, но и в творчестве Александра Блока.

И именно противопоставление темной и светлой сторон жизни, которое очень ясно прослеживается в этом лирическом и очень волнующем произведении, свидетельствует о том, что поэт очень четко понимает, что его жизнь катится под откос с неумолимой скоростью. Подобная антитеза задает ритм всему произведению, словно бы подчеркивая, что существует иная реальность, в которой даже с разбитым сердцем можно радоваться и удивляться простым вещам, которые вызывают самые светлые и волнующие чувства. Образ незнакомки отождествляет слегка приоткрытую дверь в другую реальность, и остается лишь сделать пару нетвердых шагов, чтобы оказаться там, где нет места мрачной реальности с ее пошлостью, изменами, жестокостью и грязью.

Остаться в объятиях Бахуса или же попытаться попасть в таинственный мир незнакомки, наполненный светом и чистотой? Александр Блок выбирает третий путь, утверждая, что в вине тоже есть истина, но при этом принимая решение не опускаться до уровня тех, кто пьет не для того, чтобы ее постичь, а для того, чтобы забыться. Подтверждает это одна из последних строф, в которой поэт признается: «В моей душе лежит сокровище, и ключ поручен только мне!». Трактовать эти слова можно по-разному, однако наиболее вероятный их смысл в том, что только душевная чистота, умение любить и прощать, дают человеку силы жить дальше. Но для того, чтобы это осознать, нужно сперва опуститься на самое дно, после чего встретить таинственную незнакомку, которая заставит поверить в собственные силы одним лишь своим присутствием, даже если ее образ – плод воображения, отравленного алкоголем.

Анализ стихотворения Блока «Я был смущенный и веселый…»

Я был смущенный и весёлый.

Меня дразнил твой темный шёлк.

Когда твой занавес тяжёлый

Раздвинулся — театр умолк.

Живым огнем разъединило

Нас рампы светлое кольцо,

И музыка преобразила

И обожгла твое лицо.

И вот — опять сияют свечи,

Душа одна, душа слепа…

Твои блистательные плечи,

Тобою пьяная толпа…

Звезда, ушедшая от мира,

Ты над равниной — вдалеке…

Дрожит серебряная лира

В твоей протянутой руке…

В 1906 году жизнь Блока заполнил театр. Началось все осенью с «суббот», в рамах которых актеры общались с поэтами и художниками. Проходили они в репетиционном зале петербургского театра Комиссаржевской, расположенном на Английском проспекте. На этих встречах Александр Александрович познакомился с артисткой Натальей Николаевной Волоховой (1878—1966). Современники отмечали ее поразительную улыбку, широко открытые черные глаза, бледное лицо, высокий тонкий стан.

Тесному общению актрисы и поэта способствовали репетиции спектакля по пьесе Блока «Балаганчик» в постановке великого режиссера Всеволода Эмильевича Мейерхольда (1874—1940). Из-за недостатка документальных свидетельств довольно сложно рассказать что-то безусловно достоверное об отношениях Александра Александровича и Натальи Николаевны. Некоторые литературоведы считают, что артистка никогда не отвечала ослепленному чувствами к ней поэту взаимностью. По мнению других исследователей творчества Блока, в течение некоторого времени она его все-таки любила.

В циклах «Снежная маска» и «Фаина» нашла отражения внезапно вспыхнувшая страсть Александра Александровича к Волоховой. Страсть хмельная, неистовая, испепеляющая. Именно актрисе посвящено стихотворение «Я был смущенный и веселый…». Оно датируется декабрем 1906 года – как раз временем репетиций «Балаганчика» – и входит в цикл «Фаина», в котором над всем царит призрак театра.

Восторг опьяненной толпы, тяжелый занавес, преображающая и обжигающая музыка – игра заполонила мир лирического героя. Вспоминается фраза из комедии Шекспира «Как вам это понравится»: «Весь мир – театр, в нем женщины, мужчины – все актеры». Театр в стихотворении «Я был смущенный и веселый…» вторгается в жизнь, обнажая ее суть, обжигая светом истины. Портрет возлюбленной героя создается буквально несколькими штрихами – она одета в темный шелк, у нее блистательные плечи. В некотором смысле ей подвластна толпа. Театральные подмостки – родная стихия актрисы. Герой заворожен ее игрой, как неким таинством.

В 1910 году Волохова вышла замуж, после чего родила дочь и на некоторое время оставила сцену. В 1915-м ребенок умер от скарлатины. Наталья Николаевна вернулась к карьере актрисы. С Блоком она последний раз встретилась в 1920-м на спектакле Московского драмтеатра. Поэт постановку до конца не досмотрел. В 1961-м в «Ученых записках Тартусского университета» были напечатаны воспоминания Волоховой об Александре Александровиче.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Литературный блог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

17 + 9 =

Adblock
detector