«Выхожу один я на дорогу» — анализ стихотворения М. Ю. Лермонтова

“Выхожу один я на дорогу” – одно из последних стихотворений Лермонтова, который, будто предчувствуя свою смерть, высказал все, что было у него на душе. Предлагаемый краткий анализ “Выхожу один я на дорогу” по плану поможет понять всю глубину и значимость этого произведения. Его можно использовать на уроке литературы в 6 классе в качестве основного материала.

Полный текст стихотворения «Выхожу один я на дорогу»

Выхожу один я на дорогу;

Сквозь туман кремнистый путь блестит;

Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,

И звезда с звездою говорит.

В небесах торжественно и чудно!

Спит земля в сиянье голубом…

Что же мне так больно и так трудно?

Жду ль чего? жалею ли о чем?

Уж не жду от жизни ничего я,

И не жаль мне прошлого ничуть;

Я ищу свободы и покоя!

Я б хотел забыться и заснуть!

Но не тем холодным сном могилы…

Я б желал навеки так заснуть,

Чтоб в груди дремали жизни силы,

Чтоб, дыша, вздымалась тихо грудь;

Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,

Про любовь мне сладкий голос пел,

Надо мной чтоб, вечно зеленея,

Темный дуб склонялся и шумел.

Анализ стихотворения М.Ю. Лермонтова «Выхожу один я на дорогу»

Вариант 1

Лермонтовская поэзия, выставляя на всеобщее обозрение внутреннюю жизнь человека его эпохи, тем самым проясняла источники его страданий. Она указывала на современную общественную действительность, уродующую и искажающую человеческую личность. Михаил Юрьевич Лермонтов внес в лирику глубокий и сложный психологический анализ внутренних переживаний. Этот анализ и заключил в себе то богатство раскрытия внутреннего мира человека, которое прославило великую русскую литературу.

С особенной выразительностью это раскрывается в стихотворении «Выхожу один я на дорогу…», принадлежащим к числу наиболее проникновенных созданий лермонтовской лирики. Это стихотворение Лермонтов написал до своей смерти, будто чувствовал, что недолго осталось ждать ее прихода. Стихотворение позже назовут своеобразным завещанием поэта и выполнят изложенную в последних строчках волю Михаила Юрьевича:

    Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,

    Про любовь мне сладкий голос пел,

    Надо мной чтоб вечно зеленея.

    Темный дуб склонялся и шумел.

И сейчас на малой родине Михаила Юрьевича Лермонтова, в селе Тарханы Пензенской области, находится его прах. О вечности и любви шепчутся листья старого дуба, раскинувшего ветви над входом в часовню.

Блаженству умиротворения, которое царствует в природе, тихой беседе звезд, сну земли в «сиянье голубом» Лермонтов противопоставляет взволнованный мир человеческих чувств, муку неустанных вопросов, входящих в противоречие с гармонией вселенной. Перекличка вопросов:

Что же мне так больно и так трудно?

    Жду ль чего? Жалею ли о чем?

    Уж не жду от жизни ничего не я,

    И не жаль мне прошлого ничуть… —

придает особую тональность стихотворению. Слова, звучащие, казалось бы, безнадежно, не означают, однако, полного отказа от жизни. При всей тяжести существования, при всех ударах судьбы поэт противится холодному сну могилы. Герой верит в бессмертие души. Его мятежный, неспокойный дух больше не ищет бури, он жаждет спокойствия, отвлечения от земных противоречий:

    Я б желал навеки так заснуть,

    Чтоб в груди дремали жизни силы,

    Чтоб дыша вздымалась тихо грудь…

Что же натолкнуло его на такие безрадостные, трагические мысли? Почему так явно звучит в этом стихотворении мотив смерти? Всю свою жизнь, с трехлетнего возраста, когда судьба отобрала у него возможность слышать любимый и любящий голос матери, напевавшей знакомую песню, поэт прошел в душевном одиночестве. И сейчас, выйдя прочувствовать невыразимую, истинную красоту южной ночи, Лермонтов снова один. Он наблюдает, как

…Сквозь туман кремнистый путь блестит,

    Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу,

    И звезда с звездою говорит.

    В небесах торжественно и чудно!

    Спит земля в сияньи голубом…

Он понимает всю прелесть и совершенство окружающего мира: «Что же мне так больно и так трудно?». Нет ответа на вопрос, который не раз задавал он себе. Тоска, боль и одиночество. Не нашла тонкая, чувствительная, творческая душа поддержки и понимания в этом мире.

Жанр данного стихотворения — лирический монолог. Автор сам задает вопросы и сам отвечает на них: «Жду ль чего? Жалею ли о чем? Уж не жду от жизни ничего я…». Композицию составляют две части. В первой поэт рисует сказочную красоту южной ночи, используя олицетворения («пустыня внемлет Богу», «звезда с звездою говорит») эпитеты («кремнистый», «торжественно», «чудно»).

Во второй части поэт переходит к тяжелым мыслям и тревожным раздумьям. Его отчаянье передают восклицательные («Я ищу свободы и покоя!», «Я б хотел забыться и заснуть!») и неоконченные предложения («Но не тем холодным сном могилы…»). Стихотворение написано пятистопным хореем с чередованием женской и мужской рифмы, это придает особую мелодичность и плавность стиху.

С исключительной проницательностью, верно поняв творчество Михаила Юрьевича Лермонтова, великий критик В.Г. Белинский прогнозировал его значение. Он заявлял, что наступит время, когда имя Михаила Юрьевича станет «народным именем и гармонические звуки его поэзии будут слышны в повседневном разговоре толпы, между толками ее о житейских заботах». На мой взгляд, такое время наступило, в наших разговорах нет-нет, да и промелькнут строки гения, уже давно ставшие афоризмами.

Вариант 2

Стихотворение это было создано в 1841 году, уже после выхода в свет единственной прижизненной книги лермонтовских стихов — и незадолго до смерти поэта. Так что в определенном смысле оно стало итогом, вершиной лермонтовского творчества, — как «Памятник» стал итогом и вершиной пушкинской поэзии:

    Выхожу один я на дорогу;

   Сквозь туман кремнистый путь блестит;

   Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу,

   И звезда с звездою говорит.

Приступая к анализу лирического стихотворения, всегда важно сразу выделить ключевые слова, на которых, как на распорках, растянута ткань его основных образов. А чтобы выделить их, необходимо сначала обратить внимание на смысловые ударения, которые в стихах часто подчеркиваются, выделяются ритмически.

Посмотрите с этой точки зрения на первую строку: в самой ее сердцевине оказываются два слова, словно сросшиеся воедино, как сиамские близнецы: «один я». Ритмическое «устройство» строки таково, что, читая ее вслух, мы неизбежно выделяем эти слова голосом. А значит, главная тема стихотворения — одиночество поэта в мире. Ho этим дело не ограничивается.

Заметьте: в двух соседних строчках начальной строфы встречаются синонимичные слова «дорога» и «путь»; казалось бы, это некое словесное излишество, необязательный повтор. Ho на самом деле Лермонтов решает сложную художественную задачу. С помощью такого «полуповтора» он не только усиливает образ дороги, увеличивает его удельный вес в стихотворении, но и незаметно вводит новый мотив.

«Дорога» связана с темой земли, земной юдоли; «путь» связан с темой неба, небесной выси. Кремнистая дорога превращается в символический путь, который мерцает в туманной мгле, как звезды мерцают на ночном небе; вступая на этот путь, одинокий лирический герой стихотворения словно бы поднимается в надмирную высь.

При этом три слова первой строфы связаны с темой звука, звучания: «тиха», «внемлет», «говорит». Земному одиночеству лирического героя противопоставлена звучащая гармония природы и божественного космоса; здесь все находится в непрестанном общении, в неразрывном союзе.

Настроившись на определенный лад, мы вступаем в пространство второй строфы:

   В небесах торжественно и чудно!

   Спит земля в сиянье голубом…

   Что же мне так больно и так трудно?

   Жду ль чего? жалею ли о чем?

Вступив на кремнистый путь, лирический герой и впрямь поднимается с грешной земли на ликующие небеса; он уже не смотрит на звезды снизу вверх, он смотрит на землю сверху вниз, откуда-то из далекого космоса, и видит ее всю сразу: «Спит земля в сиянье голубом».

Ho если в первой строфе все начиналось темой земного одиночества, а завершалось темой небесной гармонии, то здесь все начинается гармонией, заканчивается — одиночеством. «Одинокое» слово «я» из первой строфы аукается со столь же подчеркнутым и столь же «одиноким» словом «мне»: «Что же мне так больно и так трудно?».

На сей раз ключевое слово выделено не с помощью ритма, а посредством грамматики. Вы наверняка заметили, что поэт не говорит: «небеса — торжественны и чудны», он использует безличную конструкцию: «В небесах торжественно и чудно!» Тем резче звучит предельно личный, исполненный страдания вопрос: «Жду ль чего? жалею ли о чем?»

   Уж не жду от жизни ничего я,

   И не жаль мне прошлого ничуть;

   Я ищу свободы и покоя!

   Я б хотел забыться и заснуть! —

В этой строфе одиночество лирического героя, его трагическое разочарование в жизни достигает предела; главным выразительным средством становится не ритм, не столкновение грамматических форм, а пунктуация. Как во втором четверостишии тему внутреннего сомнения «поддерживают» два вопросительных знака подряд, так здесь тему бурного страдания «подкрепляют» два восклицательных знака.

Лирический герой не стремится в будущее, не тоскует о прошлом; о том, что настоящее мучит его, мы знаем из предыдущей строфы. Он хочет раз навсегда прекратить эти мучения, — и вновь возникает образ сна, покоя, забытья, который был намечен в первой строфе («Ночь тиха») и развит во второй («Спит земля в сиянье голубом»). По существу, лирический сюжет стихотворения вплотную подходит к теме смерти.

Однако замысел поэта намного глубже; именно поэтому четвертая строфа стихотворения начинается противительным союзом «но», а высказывание не умещается в ее тесные пределы и перетекает в пятую, последнюю строфу:

   Ho не тем холодным сном могилы…

   Я б желал навеки так заснуть,

   Чтоб в груди дремали жизни силы,

   Чтоб дыша вздымалась тихо грудь;

   Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,

   Про любовь мне сладкий голос пел,

   Надо мной чтоб вечно зеленея

  Темный дуб склонялся и шумел.

Мысль о смерти, о могильном безмолвии не страшит лирического героя, но и не влечет его; он мечтает о таком физическом конце жизни, который послужит лишь переходом в иное состояние, приобщит одинокую душу к природной гармонии, разлитой в космосе. Вы уже не раз анализировали поэтическую звукопись, знаете, что служит она не просто украшением речи, а связана со смыслом лирического высказывания. И можете самостоятельно сравнить жесткое звуковое наполнение строки «Уж не жду от жизни ничего я» (сплошные скрежещущие столкновения Ж, 3, Т, Д, Ч) — с плавным, обволакивающим звучанием финальных мечтательных строк: «…мой слух лелея, / Про любовь мне сладкий голос пел…»

Однако давайте сопоставим финал этого лермонтовского стихотворения с финалом пушкинской элегии «Когда за городом, задумчив, я брожу…» (1836), в котором есть схожие образы; внешнее сходство выявит глубокие внутренние различия:

   …Ho как же любо мне

   Осеннею порой, в вечерней тишине,

   В деревне посещать кладбище родовое,

   Где дремлют мертвые в торжественном покое.

   …Близ камней вековых, покрытых желтым мохом,

   Проходит селянин с молитвой и со вздохом;

   …Стоит широко дуб над важными гробами,

   Колеблясь и шумя…

В процитированном пушкинском фрагменте есть и «торжественный покой», разлитый над кладбищем, и дуб, стоящий над «важными гробами / Колеблясь и шумя…»; смерть здесь тоже означает лишь переход в иное состояние. Ho Пушкин, говоря о природной гармонии, не вычленяет человеческую душу из окружающего мира; она растворена в нем без остатка, слилась с ним. Поэтому на весь этот фрагмент есть лишь одно местоимение: «…Ho как же любо мне».

А у Лермонтова тема столкновения одинокого человеческого «я» с безличным природным космосом проходит через все стихотворение. И даже итоговые строфы, при всем их сладкозвучии, не устраняют это противоречие до конца. В последнем четверостишии три строки содержат местоимение «мой» — «мне» — «мной». Причем — обратите на это особое внимание — в предпоследнем стихе вновь на помощь поэту приходит ритм. Казалось бы, лирический герой говорит прежде всего о своем посмертном единении с природой, о желании и готовности войти в ее состав, стать частью ее живого хора.

Ho ритмическое ударение падает на слово «мной», так что формальный и грамматический смысл высказывания незаметно расходятся. Получается, что речь идет не о примирении со всей Вселенной, не о растворении в ней; главное здесь — не вечно зеленеющий темный дуб, олицетворяющий дерево жизни, а сам поэт: «НАДО МНОЙ ЧТОБ вечно зеленея…» То есть лирический герой хочет сохранить свою «особость», «отдельность» от природного космоса; он хочет быть не составной частью этого мира, а его романтическим центром. Для 9 – 11 классов.

Вариант 3

Судьбу русского поэта начала XIX века Михаила Юрьевича Лермонтова трудно назвать счастливой. В три года оставшись без матери на попечении родной бабушки Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, он практически не знал семейного счастья, ведь бабушка была уверена, что юноше просто необходимо стать военным. Скитаясь по казармам, юноша часто испытывал чувство одиночества, может быть, поэтому мотив одиночества и становится ведущим в его творчестве. Почти в каждом стихотворении повторяются слова «один», «одинокий». Есть они и в стихотворении «Выхожу один я на дорогу», об анализе которого пойдет речь далее.

Подобную лирику принято называть философской, и, хотя здесь присутствует пейзаж, задача данного стихотворения заключается том, чтобы подчеркнуть мысли лирического героя, тревожащие его душу и волнующие его сердце. В природе все спокойно, ничто не нарушает красоту ночного пейзажа:

В небесах торжественно и чудно!

Спит земля в сиянье голубом …

А герою не просто не спится — герою «так больно и так трудно», что он один выходит на дорогу, видимо, чтобы насладиться красотой ночи, послушать, как «звезда с звездою говорит», и получить душевное успокоение. Если в народной поэзии было принято использование параллелизма, чтобы через восприятие состояния природы можно было понять состояние лирического героя, то в поэзии XIX века, особенно в творчестве М. Лермонтова, Ф. Тютчева, А. Фета, проявляется другая тенденция — противопоставлять гармонию в природе и разлад в душе человека.

Подобный контраст присутствует и в произведении Лермонтова. Автор любуется умиротворенным состоянием природы, тогда как его герой мучается извечными вопросами бытия:

Жду ль чего? жалею ли о чём?

Подобные вопросы обычно задают себе люди, прожившие долгую жизнь, но, по меньшей мере, странно слышать их от человека, которому исполнилось лишь 27 лет. Однако стихотворение, написанное в 1841 году, за три месяца до трагической гибели на дуэли, воспринимается как предсказание, будто само провидение водило рукой поэта.

При этом важно отметить, что герой, хотя и не ждет уже ничего от жизни, но и прошлого ему ничуть не жаль. Почти дословно напишет подобные строки через 100 с лишним лет Сергей Есенин перед тем, как добровольно уйдет из жизни: «Не жаль мне лет, растраченных напрасно…» Он навсегда обрел свободу, но обрел ли покой, неизвестно.

Лирический герой Лермонтова тоже жаждет «свободы и покоя», а для этого он хочет «забыться и заснуть». Однако он желает навеки заснуть не «холодным сном могилы», а так,

Чтоб в груди дремали жизни силы,

Чтоб дыша вздымалась тихо грудь.

Конечно, такое физически невозможно. Только те мертвецы, которых не похоронили, действительно не могут обрести покой, и их душа скитается неприкаянной. Поэт же имел в виду другое. Возможно, для него было необходимо остаться жить в своих стихах, в своем творчестве. Подобная идея «нерукотворного памятника» уже неоднократно использовалась в произведениях поэтов разного времени, начиная с Горация и заканчивая Пушкиным. Но такая идея звучит слишком монументально.

Герой стихотворения Михаила Юрьевича Лермонтова специально выходит один на дорогу, чтобы быть наедине с Богом. Возможно, тогда его молитва будет услышана и сбудется его горячее желание, выраженное в заключительных строчках этого произведения. Герой мечтает, чтобы всю ночь и весь день, его слух лелея, «про любовь сладкий голос пел», а над ним «чтоб вечно зеленея тёмный дуб склонялся и шумел».

Все-таки удивительно, как спокойно звучат рассуждения о смерти: герой не испытывает ни страха, ни ужаса — подобное состояние в поэзии принято называть оксюмороном «светлая печаль». Это состояние подчеркнуто и ритмической организацией стихотворения: пятистопный хорей слегка замедляет ритм, а слоги с пропущенным ударением (пиррихий) передают несколько сбивчивый ритм, как будто имитируя дыхание человека. Чередование мужской и женской рифмы завершают мелодику стихотворения, как будто оттачивая все оставшиеся грани алмаза, перед тем как он превратится в бриллиант.

Не случайно это стихотворение признано одним из лучших лирических шедевров русской поэзии начала XIX века.

Краткий анализ стихотворения «Выхожу я один на дорогу»

Вариант 1

15 июля 1841 Михаил Юрьевич Лермонтов погиб. Одним из последних произведений великого поэта и писателя является стихотворение «Выхожу один я на дорогу». Лирический герой этого произведения отправляется поздней ночью к склону горы Машук.

Красота природы, луна и звёзды, тернистый путь, по которому шёл лирический герой (почему-то мне кажется, что автор олицетворял самого себя в этом стихотворении) – в описаниях всего вышеперечисленного чувствуется волнение автора перед величием и красотой природы. В стихотворении «Выхожу один я на дорогу» поэт преклоняется перед величием южной ночной прохлады, его чарует окружающий покой и тишина.

Читая строки Лермонтова, сам невольно начинаешь ощущать себя свидетелем этой прекрасной картины – перед глазами встают и «кремнистый путь» и склон Машука. И в этой чудесной обстановке, Лермонтов обращается уже не к природе, а к людям, к обществу, к своим печальным мыслям. Он не может обрести свободы, ему от этого тяжело и больно. При этом в словах Лермонтова чувствуется то, как сильно он любит жизнь, невзирая на горе и трудности, которые встречаются постоянно на пути.

Он пытается отогнать от себя тоскливые мысли о надвигающейся гибели. Мне кажется, что когда Лермонтов писал своё стихотворение «Выхожу один я на дорогу», он предчувствовал свою смерть, которая постигла его в ближайшее время после написания этого произведения. Наверное, именно поэтому он и вписал его в «Записную книгу Одоевского»

Вариант 2

Стихотворение “Выхожу один я на дорогу” Михаила Юрьевича Лермонтова было написано в 1841 году (последний год жизни писателя). Оно относится к философской лирике. В этом стихотворении автор раскрывает тему “свободы и воли”. Об этом говорят строки: “я ищу свободы и покоя!”

Стихотворение состоит из пяти строф. Открывается оно картиной природы:” “Выхожу один я на дорогу;

сквозь туман кремнистый путь блестит”;

Следует отметить, что лирический герой находится наедине с природой. Герой задается вопросом:

“От чего же мне так больно и так трудно?” и тут же находит ответ: ” Я ищу свободы и покоя! Я б хотел забыться и заснуть!”

Поэтическая мысль развивается от строфы к строфе. Лирический герой устал от жизни, он стремится на время “заснуть”. Окунуться в мир полный любви и гармонии с природой. Стихотворение наполнено яркими средствами выразительности: Олицетворениями (“звезда с звездою говорит” “спит земля” “дремали жизни силы”) , эпитетом (“холодный сон”) , метафорой (“сон могилы”). Большим количеством олицетворений автор хочет показать, что у природы живая душа, и человек может напрямую с ней общаться.

Произведение написано хореем. Рифма в стихотворении перекрестная (женская и мужская).

Автор призывает своего читателя отвлечься от шумной, повседневной жизни, “заснуть” от всех проблем. А любовь и общение с природой — это то, что действительно нужно для этого.

Вариант 3

В своём стихотворении “Выхожу один я на дорогу”, Лермонтов как бы подводит итог многочисленных поисков, тематик и мотивов.

В произведении ощущается тема песни, которая возникает при поддержке гармонично выраженным звукам в последней строфе, но разливается в напеве всего стихотворения. Произведение связано с тем особым лермонтовским Раем, которому он присвоил имя сладкого, отрадного голоса, с прекрасной вечностью бытия, непостижимой в земных исканиях. Однако здесь включены и преображённые земные ценности.

И вся эта смысловая нагрузка лермонтовского творчества, вступает в стихотворении в новую сложную связь. Тонкая вибрация души совмещена с восторгом перед мирозданием и отчуждённостью от него. Здесь встречается и надежда на прекрасное чудо, связанная с безнадёжностью.

Лермонтов упоминает и природу в своём стихотворении. Она не остаётся в стороне, а принимает посильное участие в осознании человеческой бренности. Герой хочет припасть к ней, однако прекрасный мир словно меркнет для него, ощутившего свою душу. И он с возрастающей силой пытается прорваться куда — то прочь, к своему блаженству.

Это стихотворение признано непревзойдённым по своей музыкальности многими известными писателями.

Анализ стихотворения разобранный по плану

Вариант 1

Стихотворение «Выхожу один я на дорогу» было написано летом 1841 года, за несколько дней до дуэли и гибели поэта. Жанр — лирический монолог. Композиционно оно делится на две части. Начинается стихотворение с прекрасного описания природы — ночного пейзажа. Изображённый здесь мир полон гармонии. Пейзаж простой и в то же время величественный:

Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу,

И звезда с звездою говорит …

Во второй части дается описание чувств лирического героя. Две эти части противопоставлены, потому что в человеке гармонии нет — он полон беспокойства, муки и даже отчаяния:

Что же мне так больно и так трудно?

Жду ль чего? жалею ли о чём?

Но финал соответствует началу — там снова возникает гармоничная, умиротворенная картина и говорится о желании лирического героя навсегда слиться с природой. Во многих стихотворениях М. Ю. Лермонтова звучат мотивы грусти и одиночества: «Утес» , «На севере диком стоит одиноко», «Парус», «И скучно, и грустно, и некому руку подать … ». Но особенно ощутим этот мотив в стихотворении «Выхожу один я на дорогу … » . Да и всё стихотворение состоит из знаковых для Лермонтова мотивов и символов.

В первой строфе — это мотив одиночества, странничества. Дорога здесь — это жизненный путь героя, который каждому предопределён свыше, и на этой дороге каждый человек одинок. Дорога лирического героя трудна — «кремнистый путь». Заметен также тревожный мотив неизвестности, неопределённости — герой видит свой путь «сквозь туман » , Далее поэт обращается к небесам, «голубому сиянию», а затем к другому космосу — к своей душе.

В последних строчках звучит мотив прошлого и будущего. В будущем лирический герой хотел бы только «свободы и покоя», обрести которые можно, забывшись и заснув. Так в стихотворение вводится тема смерти. Но эта тема не получает развития, оказывается, что сон — это не смерть, а светлая и прекрасная мечта. И всё в этом сне говорит о жизни, а не о смерти — сладкий голос, поющий о любви, тихое дыханье героя, его чуткий слух. К тому же появляется образ зеленеющего и могучего дуба — символа крепости жизни и её вечности. Красота и благодать природы в первой части подчеркнуты выразительными средствами языка.

Лермонтов использует метафоры (звезда с звездою говорит); олицетворения (пустыня я внемлет. Вагу; спит земля). Мотив душевного разлада и одиночества героя задан цепочкой риторических вопросов: «Что же мне так больно и так трудно? / Жду ль чего? жалею ли о чем?»; инверсией: «Уж не жду от жизни ничего я»; восклицательными предложениями и анафорой: «Я ищу свободы и покоя! / Я б хотел забыться и заснуть! »; «Чтоб в груди дремали жизни силы, / Чтоб, дыша, вздымалась тихо грудь». Автор использует ассонансы (но не тем холодным сном могилы) и аллитерации (слух лелея, / Про любовь мне сладкий голос пел; Уж не жду от жизни ничего я, / и не жаль мне прошлого ничуть). Повторение шипящих звуков придаёт повествованию задушевность, имитирует тихую речь, шёпот в ночи.

Мелодичность и ритм стихотворения определяются и его цезурностью (наличием пауз), которые разделяют стихотворную строку на две половины: «Ночь тиха. / / Пустыня внемлет Богу». По своему характеру стихотворение философское, но оно не звучит отвлечённо. Оно необыкновенно лирично — всё, о чём говорит поэт, становится близко читателю. Стихотворение написано пятистопным хореем, с чередованием мужской и женской рифм. Рифмовка — перекрестная. Всё это придаёт плавность и музыкальность стиху. Стихотворение Лермонтова привлекло внимание десятков композиторов, но самым известным стал романс, написанный в XIX веке Е. С. Шашиной.

Вариант 2

Одним из самых ярких и проникновенных лирических произведений Михаила Лермонтова является его стихотворение «Выхожу один я на дорогу», созданное в 1841 году, буквально накануне трагической гибели поэта на дуэли. Появившись на свет уже после выпуска единственного прижизненного сборника поэзии, оно стало своеобразным итогом, вершиной его поэтического творчества.

Её завершающий этап проходил под девизом переосмысления жизненных ценностей и подведения итогов, осознания неизбежности своей судьбы. В то время Лермонтов, по сведениям очевидцев, находился в состоянии прострации и отстраненности от всего вокруг него происходящего, считая свою судьбу уже предрешенной. Достойным завершением своего жизненного пути он считал смерть на поле боя, и даже сам искал какой-либо повод, чтобы побыстрее встретить свою кончину.

Главная тема стихотворения

В такой нелегкий для поэта жизненный период и создается стихотворение «Выхожу один я на дорогу», жанр которого лирический монолог, а основная тема — острое чувство личного одиночества, легкой и светлой грусти о прошедших важных и знаковых событиях, не оставивших в душе поэта никакого следа, легкая задумчивость и размышления о прожитой жизни.

Настроение стихотворения пропитано печалью и медитацией о смысле жизни, поэт изображает себя как усталого странника, бесцельно бредущего по ночной дроге в неизвестном направлении. Описание окружающей странника природы призвано лишний раз подчеркнуть одиночество героя, его обособленность от всего мира, душевные переживания и терзания: в ночном небе даже «звезда с звездою говорит», а герою даже поговорить не с кем, он один в этом мире и ему некому излить свои душевные переживания.

Композиция произведения разделена на две противоположные по чувствам части: первая — это лирическое описание незамысловатой, но безусловно величественной и великолепной природы южной ночи, наполненной миром, спокойствием и гармонией «Ночь тиха, пустыня внемлет Богу», вторая часть раскрывает нам чувства и душевные переживания героя, полного отчаяния и тоски, раздираемого мучительными вопросами, на которые он и сам не знает ответа.

Финал произведения созвучен началу: герой стремиться обрести покой в единении с природой, её красота успокаивает его душевные раны и придает ему сил идти дальше. В произведении используется контрастное противопоставление спокойствия и умиротворения ночной природы с душевными терзаниями героя, который уже ничего не ждет от жизни и разучился получать удовольствие от самых простых жизненных радостей.

Беспокойная и деятельная натура великого поэта видит только один выход из сложившейся ситуации, это смерть, но не обычная кончина, наполненная забвением и тленом, а дивный, глубокий сон между жизнью и смертью, который позволит ему победить время и посмотреть на судьбу России и ее народа в будущем.

Финал стихотворения знаменуется появлением описания могучего дуба-великана, символизирующего вечную жизнь и силу, этот образ дает поэту надежду на бессмертие, греет его мятежную душу, в будущем он мечтает иметь такой дуб в качестве живого памятника на своей могиле.

Структурный анализ стихотворения

Для написания произведения Лермонтов использовал пятистопный хорей, он предполагает чередование мужской и женской рифмы, которые придают особый ритм и удивительную плавность данному поэтическому повествованию. Использована перекрестная рифмовка, строфы представлены в виде четких четверостиший. Как средства художественной выразительности здесь используются различные метафоры, эпитеты («сладкий голос», «темный дуб»), антитезы и олицетворения («звезда с звездою говорит» «земля спит»). Постоянное повторение нечетких, шипящих звуков, которые имитируют легкий шепот в ночи и тихие, неторопливые разговоры, придает произведению некоторую интимность и душевность.

Поздняя лирика Лермонтова наполнена нетипичным для его творческого наследия спокойствием, что говорит о том, что повзрослевшему поэту стал чужд юношеский максимализм и неприятие полумер, отрицание окружающего мира и вызов обществу (хотя на тот момент ему было всего 25 лет) и данное произведение стало его финальной чертой, подводящий итог всей его жизни. Нежная лиричность и глубокий философский смысл данного произведения привлекли в свое время внимание многих композиторов, однако одним из самых известных и популярных является романс на стихи Лермонтова русской певицы и композитора Елизаветы Шашиной, музыка к которому была создана ею в 1861 году.

Вариант 3

Лермонтовская поэзия, выставляя на всеобщее обозрение внутреннюю жизнь человека его эпохи, тем самым проясняла источники его страданий. Она указывала на современную общественную действительность, уродующую и искажающую человеческую личность. Михаил Юрьевич Лермонтов внес в лирику глубокий и сложный психологический анализ внутренних переживаний. Этот анализ и заключил в себе то богатство раскрытия внутреннего мира человека, которое прославило великую русскую литературу.

С особенной выразительностью это раскрывается в стихотворении «Выхожу один я на дорогу…», принадлежащим к числу наиболее проникновенных созданий лермонтовской лирики. Это стихотворение Лермонтов написал до своей смерти, будто чувствовал, что недолго осталось ждать ее прихода. Стихотворение позже назовут своеобразным завещанием поэта и выполнят изложенную в последних строчках волю Михаила Юрьевича:

Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,

Про любовь мне сладкий голос пел,

Надо мной чтоб вечно зеленея.

Темный дуб склонялся и шумел.

И сейчас на малой родине Михаила Юрьевича Лермонтова, в селе Тарханы Пензенской области, находится его прах. О вечности и любви шепчутся листья старого дуба, раскинувшего ветви над входом в часовню.

Блаженству умиротворения, которое царствует в природе, тихой беседе звезд, сну земли в «сиянье голубом» Лермонтов противопоставляет взволнованный мир человеческих чувств, муку неустанных вопросов, входящих в противоречие с гармонией вселенной. Перекличка вопросов:

Что же мне так больно и так трудно?

Жду ль чего? Жалею ли о чем?

Уж не жду от жизни ничего не я,

И не жаль мне прошлого ничуть… -

придает особую тональность стихотворению. Слова, звучащие, казалось бы, безнадежно, не означают, однако, полного отказа от жизни. При всей тяжести существования, при всех ударах судьбы поэт противится холодному сну могилы. Герой верит в бессмертие души. Его мятежный, неспокойный дух больше не ищет бури, он жаждет спокойствия, отвлечения от земных противоречий:

Я б желал навеки так заснуть,

Чтоб в груди дремали жизни силы,

Чтоб дыша вздымалась тихо грудь…

Что же натолкнуло его на такие безрадостные, трагические мысли? Почему так явно звучит в этом стихотворении мотив смерти? Всю свою жизнь, с трехлетнего возраста, когда судьба отобрала у него возможность слышать любимый и любящий голос матери, напевавшей знакомую песню, поэт прошел в душевном одиночестве. И сейчас, выйдя прочувствовать невыразимую, истинную красоту южной ночи, Лермонтов снова один. Он наблюдает, как

…Сквозь туман кремнистый путь блестит,

Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу,

И звезда с звездою говорит.

В небесах торжественно и чудно!

Спит земля в сияньи голубом…

Он понимает всю прелесть и совершенство окружающего мира: «Что же мне так больно и так трудно?». Нет ответа на вопрос, который не раз задавал он себе. Тоска, боль и одиночество. Не нашла тонкая, чувствительная, творческая душа поддержки и понимания в этом мире.

Жанр данного стихотворения — лирический монолог. Автор сам задает вопросы и сам отвечает на них: «Жду ль чего? Жалею ли о чем? Уж не жду от жизни ничего я…». Композицию составляют две части. В первой поэт рисует сказочную красоту южной ночи, используя олицетворения («пустыня внемлет Богу», «звезда с звездою говорит») эпитеты («кремнистый», «торжественно», «чудно»).

Во второй части поэт переходит к тяжелым мыслям и тревожным раздумьям. Его отчаянье передают восклицательные («Я ищу свободы и покоя!», «Я б хотел забыться и заснуть!») и неоконченные предложения («Но не тем холодным сном могилы…»). Стихотворение написано пятистопным хореем с чередованием женской и мужской рифмы, это придает особую мелодичность и плавность стиху.

С исключительной проницательностью, верно поняв творчество Михаила Юрьевича Лермонтова, великий критик В.Г. Белинский прогнозировал его значение. Он заявлял, что наступит время, когда имя Михаила Юрьевича станет «народным именем и гармонические звуки его поэзии будут слышны в повседневном разговоре толпы, между толками ее о житейских заботах». На мой взгляд, такое время наступило, в наших разговорах нет-нет, да и промелькнут строки гения, уже давно ставшие афоризмами.

Аксения
Аксения
В жизни у меня есть два любимых занятия. Первое - читать книги русских и зарубежных авторов. Второе - учиться! Литературный блог litfest.ru дал мне возможность учиться, анализировать литературные тексты и делиться полезной информацией с большим количеством интересующихся людей. Я получаю от этого огромное удовольствие - надеюсь, что и вы тоже!
Оцените автора
Добавить комментарий

2 × 1 =

Adblock
detector