Тема Родины в поэзии М. Ю. Лермонтова

М. Ю. Лермонтов горячо любил свою Родину, народ, историю. Он, подобно другим русским поэтам, часто обращался к истории своей страны, описывал в поэтической форме те ее эпизоды, которые говорят о вольности и бунтарстве, так, в ранней своей поэме “Последний сын вольности” он воспевает гордого славянина, вызвавшего на бой варяжского пришельца Рюрика. Любовь к Родине чувствуется во многих стихах поэта. В “Тучах” он говорит, что ему жаль уезжать “с милого севера”. Но эту любовь Михаил Юрьевич понимает иначе, чем представители светского общества. Он не объединяет родину с теми, кто держит народ в рабстве и невежестве, с самодержавием. Ниже вы можете ознакомиться со стихами о родине какие изучают в 9-11 классах.

Тема Родины в лирике М. Ю. Лермонтова

Важное место в творчестве М. Ю. Лермонтова занимает тема Родины. Она проходит через все его творчество и является одной из центральных в лирике поэта.

В ранний период творчества родина осмысляется Лермонтовым в философско-романтическом контексте, как земля, давшая жизнь и страдание. Таково стихотворение “Я видел тень блаженства”:

    ...я родину люблю

    И больше многих: среди ее полей

    Есть место, где я горесть начал знать,

    Есть место, где я буду отдыхать.

В другом юношеском стихотворении Лермонтова “Ангел” (1832) реальной основой поэтических видений “небесной родины” являются воспоминания поэта о матери. Земной мир, “мир печали и слез”, безоговорочно отступает перед небесным:

    По небу полуночи ангел летел...

    Он душу младую в объятиях нес

    Для мира печали и слез...

    И звуков небес заменить не могли

    Ей скучные песни земли.

На противопоставлении основано более позднее стихотворение Лермонтова “Бородино”, написанное в 1837 году в честь 25-летия Бородинской битвы. Поэт противопоставил идеализированное прошлое настоящему и устами старого солдата вынес приговор современному Лермонтову поколению: “Богатыри- не вы”. Это произведение, прославляющее русское оружие, является реалистическим описанием великой битвы. Поэт открыл новый источник своей веры в Родину:

    Уж постоим мы головою

    За родину свою.

Простой, отнюдь не выдающийся человек, умирающий от пулевого ранения в грудь, дает поручение боевому товарищу в стихотворениях “Завещание” (1841) передать привет “родному краю”.

Чувством патриотизма проникнуто стихотворение “Родина”, написанное в 1841 году, один из немногих образцов реалистической поэзии в творчестве Лермонтова. Уже в начале стихотворения поэт признается в любви к родине:

    Люблю отчизну я, но странною любовью!

    Не победит ее рассудок мой.

    Ни слава, купленная кровью,

    Ни полный гордого доверия покой,

    Ни темной старины заветные преданья

    Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Новая, без патетики любовь к Отчизне непривычна поэту, он сам называет ее “странною”. О русской деревне рассказывается при помощи прозаизмов вплоть до “говора пьяных мужичков”. “Родина”— свидетельство приятия русской жизни как она есть.

Кроме конкретного воплощения образа Родины, в творчестве Лермонтова есть и романтический идеал. Родная сторона наделила лирического героя стихотворения “Листок” жизненной энергией. Дубовый листок, “оторванный от ветки, родимой”, “засох”, “увял”. Автор презирает людей, у которых нет родины, нет “страдания”. Этот мотив звучит в стихотворении “Тучи”:

    Вечно холодные, вечно свободные,

    Нет у вас родины, нет вам изгнания.

Тучи являются здесь символом абсолютной свободы. Требовательная любовь к родине оборачивалась горьким обличением ее современного общественного и нравственного состояния в стихотворении “Прощай, немытая Россия...” (1841). Это протест Лермонтова против “страны рабов, страны господ”, преклонения народа перед “голубыми мундирами”. Лирический герой стихотворения выражает предположение:

    Быть может, за стеной Кавказа

    Сокроюсь от твоих пашей,

    От их всевидящего глаза,

    От их всеслышащих ушей.

Так возникает образ Кавказа, поэтической родины Лермонтова. Поэта восхищают “ущелья”, “южные горы”, “степь”. Эти образы напоминают ему умершую мать и “пару божественных глаз”, и он признается:

    Как сладкую песню отчизны моей,

    Люблю я Кавказ.

Об этом явлении “любви” к Кавказу, получившем широкое отражение в творчестве поэта, писал русский критик В. Белинский: “Кавказ взял достойную дань с музы Лермонтова”.

Таким образом, тема родины для Лермонтова оказывается шире темы России. Своей малой родиной Лермонтов считал Пензенское имение Тарханы, описание которого представлено в стихотворении “Как часто, пестрою толпою окружен...” (1840). Герой “памятью к недавней старине летит... вольной, вольной птицей”:

    И вижу я себя ребенком, и кругом

    Родные все места: высокий барский дом

    И сад с разрушенной теплицей;

    Зеленой сетью трав подернут спящий пруд,

    А за прудом село дымится — и встают

    Вдали туманы над полями.

Воспоминания об этих местах для героя “как свежий островок” “на влажной пустыне морей”.

Кроме того, своей малой Родиной Лермонтов считает и Москву. “Москва моя родина”, — пишет Лермонтов в одном из писем. Поэт признается в любви к древней русской столице еще в ученическом сочинении “Панорама Москвы”, в раннем наброске “Кто видел Кремль в час утра золотой”:

    Кто видел Кремль в час утра золотой,

    Когда лежит над городом туман,

    Когда меж храмов с гордой простотой,

    Как царь, белеет башня великан?

На протяжении всего своего творчества Лермонтов использовал как реалистический, так и романтический методы изображения действительности, создавая образ Родины в своих произведениях. Для него понятие “родина” шире, чем понятие “Россия”. В его творчестве нашли отражение образы Кавказа, “малой родины” — имения Тарханы, Москвы. К этим местам он испытывал чувство глубокой любви, патриотизма, но при этом Лермонтов всегда оставался гордой, одинокой личностью, противопоставленной миру людей, обществу, что было обусловлено временем жизни поэта — периодом реакции, наступившей в стране после поражения восстания декабристов, а также особенностями внутреннего мира самого поэта. В. Белинский, отмечая национальный характер творчества М. Ю. Лермонтова, писал: “Это поэт чисто русский, народный, в высшем, благороднейшем значении этого слова”.

Анализ стихотворения «Бородино» Лермонтова

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром

Москва, спаленная пожаром,

Французу отдана?

Ведь были ж схватки боевые,

Да, говорят, еще какие!

Недаром помнит вся Россия

Про день Бородина!

— Да, были люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри — не вы!

Плохая им досталась доля:

Немногие вернулись с поля…

Не будь на то господня воля,

Не отдали б Москвы!

Мы долго молча отступали,

Досадно было, боя ждали,

Ворчали старики:

«Что ж мы? на зимние квартиры?

Не смеют, что ли, командиры

Чужие изорвать мундиры

О русские штыки?»

И вот нашли большое поле:

Есть разгуляться где на воле!

Построили редут.

У наших ушки на макушке!

Чуть утро осветило пушки

И леса синие верхушки —

Французы тут как тут.

Забил заряд я в пушку туго

И думал: угощу я друга!

Постой-ка, брат мусью!

Что тут хитрить, пожалуй к бою;

Уж мы пойдем ломить стеною,

Уж постоим мы головою

За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке.

Что толку в этакой безделке?

Мы ждали третий день.

Повсюду стали слышны речи:

«Пора добраться до картечи!»

И вот на поле грозной сечи

Ночная пала тень.

Прилег вздремнуть я у лафета,

И слышно было до рассвета,

Как ликовал француз.

Но тих был наш бивак открытый:

Кто кивер чистил весь избитый,

Кто штык точил, ворча сердито,

Кусая длинный ус.

И только небо засветилось,

Все шумно вдруг зашевелилось,

Сверкнул за строем строй.

Полковник наш рожден был хватом:

Слуга царю, отец солдатам…

Да, жаль его: сражен булатом,

Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:

«Ребята! не Москва ль за нами?

Умремте же под Москвой,

Как наши братья умирали!»

И умереть мы обещали,

И клятву верности сдержали

Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий

Французы двинулись, как тучи,

И всё на наш редут.

Уланы с пестрыми значками,

Драгуны с конскими хвостами,

Все промелькнули перед нами,

Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений!..

Носились знамена, как тени,

В дыму огонь блестел,

Звучал булат, картечь визжала,

Рука бойцов колоть устала,

И ядрам пролетать мешала

Гора кровавых тел.

Изведал враг в тот день немало,

Что значит русский бой удалый,

Наш рукопашный бой!..

Земля тряслась — как наши груди,

Смешались в кучу кони, люди,

И залпы тысячи орудий

Слились в протяжный вой…

Вот смерклось. Были все готовы

Заутра бой затеять новый

И до конца стоять…

Вот затрещали барабаны —

И отступили бусурманы.

Тогда считать мы стали раны,

Товарищей считать.

Да, были люди в наше время,

Могучее, лихое племя:

Богатыри — не вы.

Плохая им досталась доля:

Немногие вернулись с поля.

Когда б на то не божья воля,

Не отдали б Москвы!

Произведение относится к самым известным и популярным стихотворениям Лермонтова. Посвященное величию русского оружия и героизму русского народа в Отечественной войне 1812 года, оно до сих пор вызывает отклик в душах людей.

Импульсом к написанию стало грядущее двадцатипятилетие Бородинской битвы. Интерес к событию был необычайно высок среди самых разных слоев населения. Исключением не оказался и Лермонтов — оглядываясь на героическое прошлое предков, он видел слабость и нерешительность своих современников, и это нашло отражение в словах лирического героя «Бородина».

Безусловно, главной темой «Бородина» является исторический подвиг, совершенный русской армией в день Бородинской битвы, и победа над французами, которая в итоге переломила ход войны. Если обобщить, то стихотворение это на самом деле — о родине и о готовности защищать ее, готовности отдать жизнь, чтобы отечество и люди в нем были свободны.

Для раскрытия темы Лермонтов выбрал интересную форму. У стихотворения есть герой — безымянный рассказчик, который отвечает на вопрос представителя молодого поколения о том, не зря ли в той войне отдали Москву. По лексике, точке зрения и особенностям описания битвы легко сделать вывод, что рассказчик — человек «из народа», простой солдат, один из тех, кто на своих штыках вынес победу, изгнал захватчиков во главе с Наполеоном из страны.

Вспоминая войну, рассказчик не скупится на оценки. Он с гордостью вспоминает тех, кто стоял с ним в окопах плечом к плечу, кто сражался, не жалея себя, причем в рассказе личное местоимение «я» то и дело сменяется более обобщенным «мы», отображая слияние индивидуальных заслуг с подвигом всего народа. Достаются теплые слова и полковнику, который, по словам рассказчика, был «слуга царю, отец солдатам». А вот молодое поколение комплиментов не заслужило — строчкой «Богатыри, не вы...» подчеркивается, что ветеранов войны 12 года герой стихотворения считает более достойными, чем «нынешнее племя».

И в этом — отображение размышлений Лермонтова о роли народа в судьбе отечества. По его мнению, современники инертны, не готовы к подвигу и к борьбе за свободу, их не так сильно волнует участь страны. Вероятно, такие настроения поэта можно объяснить общей социально-политической ситуацией и продолжительной реакцией, вызванной восстанием 14 декабря 1825 года. К моменту написания «Бородина» страна еще не оправилась от декабристского выступления и царского ответа на него, повсюду властвовала цензура. Неудивительно, что поэт-бунтарь выразил свое отношение к данному вопросу таким образом.

Главное выразительное средство в «Бородине» — диалог. Вопрос, заданный в начале стихотворения, позволяет «отвечать», раскрывая тему войны, преданности родине и готовности защищать ее. Ярок и речевой образ рассказчика, изобилующий фольклорными элементами, множеством просторечных слов.

В произведении Михаил Юрьевич удачно сочетает разговорную, «низкую» лексику с возвышенным и несколько устаревшим стилем. Так, называя бой «сечей», он подчеркивает огромное значение сражения в истории страны, для большей выразительности применяет много сравнений и эпитетов.

В «Бородино» автор, с одной стороны, восславляет силу и отвагу русского народа, преодолевшего страшное испытание, признает заслугу простых солдат, а не облеченных властью полководцев. С другой стороны, Лермонтов выражает сомнение в силе и способности своих современников постоять за Россию так же, как это делали герои «Бородина».

Стихотворение М. Ю. Лермонтова «Родина»

Люблю отчизну я, но странною любовью!

Не победит ее рассудок мой.

Ни слава, купленная кровью,

Ни полный гордого доверия покой,

Ни темной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Но я люблю — за что, не знаю сам —

Ее степей холодное молчанье,

Ее лесов безбрежных колыханье,

Разливы рек ее подобные морям;

Проселочным путем люблю скакать в телеге

И, взором медленным пронзая ночи тень,

Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,

Дрожащие огни печальных деревень.

Люблю дымок спаленной жнивы,

В степи ночующий обоз,

И на холме средь желтой нивы

Чету белеющих берез.

С отрадой многим незнакомой

Я вижу полное гумно,

Избу, покрытую соломой,

С резными ставнями окно;

И в праздник, вечером росистым,

Смотреть до полночи готов

На пляску с топаньем и свистом

Под говор пьяных мужичков.

В позднем периоде творчества Лермонтова появляются глубокие философские темы. Присущее ему в юности бунтарство и открытый протест сменяются более зрелым взглядом на жизнь. Если раньше при описании России Лермонтов руководствовался высокими гражданскими идеями, связанными с мученической смертью на благо Отчизны, то теперь его любовь к Родине выражается в более умеренных тонах и напоминает патриотические стихотворения Пушкина. Примером такого отношения стало произведение «Родина» (1841 г.).

Лермонтов уже в первых строках признается, что его любовь к России – «странная». В то время ее было принято выражать в высокопарных словах и громких заявлениях. Это в полной мере проявилось во взглядах славянофилов. Россия объявлялась самой великой и самой счастливой страной, имеющей совершенно особый путь развития. Все недостатки и беды игнорировались. Самодержавная власть и православная вера объявлялись залогом вечного благополучия русского народа.

Поэт же заявляет, что его любовь не имеет каких-либо разумных оснований, она является его врожденным чувством. Великое прошлое и героические деяния предков не вызывают в его душе никакого отклика. Автору самому непонятно, за что ему так невероятно близка и понятна Россия. Лермонтов прекрасно понимал отсталость своей страны от Запада, бедность народа и его рабское положение. Но не любить собственную мать невозможно, поэтому он восхищен картинами необъятного русского пейзажа. Используя яркие эпитеты («безбрежных», «белеющих»), Лермонтов изображает величественную панораму родной природы.

Автор не говорит прямо о своем презрении к жизни высшего общества. Оно угадывается в любовном описании простого деревенского пейзажа. Лермонтову намного ближе поездка на обычной крестьянской телеге, чем прогулка в блестящем экипаже. Это позволяет почувствовать на себе жизнь простого народа, ощутить свою неразрывную связь с ним.

В то время господствовало мнение, что дворяне отличаются от крестьян не только образованием, но физическим и нравственным устройством организма. Лермонтов же заявляет об общих корнях всего народа. Иначе чем еще можно объяснить неосознанное восхищение деревенской жизнью. Поэт с радостью готов променять фальшивые столичные балы и маскарады на «пляску с топаньем и свистом».

Стихотворение «Родина» относится к числу лучших патриотических произведений. Его главное достоинство заключается в отсутствии пафоса и огромной искренности автора.

 Стихи М. Ю. Лермонтова о родине для учащихся 9-11 классов

Размышления Лермонтова о Родине неразрывно связаны с его думами о своем поколении. И это закономерно: люди творят историю, сохраняют преемственность традиций, передавая следующему поколению историю своей страны и прославляя своими делами Родину. Но, по признанию Лермонтова, его окружают не люди, а “образы бездушные”, “приличьем стянутые маски”. Вот почему он не видит друзей и единомышленников среди соотечественников, чье “грядущее иль пусто, иль темно”. Поэт страдает от мысли, что его поколение “состарится в бездействии”, потому что у него “ровный путь без цели”, потому что оно отказалось от борьбы, от “мыслей благородных”, от искусства и поэзии и превратилось в “презренных рабов”. Естественно, что такое поколение не имеет будущего и никогда не сможет продолжить славной истории своей отчизны:

    Толпой угрюмою и скоро позабытой

    Над миром мы пройдем без шума и следа,

    Не бросивши векам ни мысли плодовитой,

     Ни гением начатого труда.

Вот почему прошлое для него ужасно: разгром декабристов, их казнь и ссылка; но и будущее тоже безотрадно:

    Гляжу назад — прошедшее ужасно;

    Гляжу вперед — там нет души родной!

Предметом поэтического осмысления и отвержения выступают не столько отдельные черты русской действительности, сколько вся Россия как социально-историческое целое. В стихотворении во главу угла поставлена действительно главная черта самодержавно-крепостнической империи: рабство и господство. Поэт показывает и глубину своего понимания рабства. Оно для него не только характеристика внешнего положения народа, меры его угнетения и бесправия, но и печальная реальность внутреннего, духовно-нравственного состояния людей в царстве произвола.

Все это, вместе взятое: крепостное рабство, жандармский произвол и жалкая преданность ему — предстает в поэтической формуле Лермонтова как нечто единое, что в совокупности и составляет понятие “родина”, чему он говорит решительное “прощай!”.

    Прощай, немытая Россия,

    Страна рабов, страна господ,

    И вы, мундиры голубые,

    И ты, им преданный народ.

Но не только в таком облике предстает Родина в лирических произведениях Лермонтова. Стихотворение “Родина”, написанное незадолго до смерти поэта, — это раздумье о его отношении к отчизне.

Понимание реакционности, ничтожности обращает мысль Лермонтова к иным социальным силам — демократическим. Неудача выступления первых дворянских революционеров, трагедия, которая коснулась всего русского общества и которую с такой болью переживает поэт, поставила перед ним вопрос об общественно-исторической роли народа в развитии страны. Подлинно народная Россия становится предметом идейно-творческих раздумий поэта. Отмечая это в его творчестве и мировоззрении, Н. Добролюбов писал: “Лермонтов... умевши рано постичь недостатки современного общества, умел понять и то, что спасение от этого ложного пути находится только в народе”.

Поэт “непобедимым рассудком” привязан к простым картинам родной природы и русской деревни.

В стихотворении “Родина” создан живой поэтический образ родины, основное содержание которого — широта ее просторов, русская природа и народная жизнь. В изображении и того, и другого поражает сдержанность, экономия художественных средств. Поэт употребляет несколько эпитетов, точных, но не ярких: “печальные деревни”, “желтая нива”, “белеющие березы”, “росистый вечер”.

Образ Родины дается в стихотворении в развитии: от широкого плана к более узкому. За начальными строками, в которых Лермонтов перечисляет официальные формы патриотизма, следует изображение большого мира России:

    Но я люблю — за что, не знаю сам —

     Ее степей холодное молчанье,

    Ее лесов безбрежных колыханье,

     Разливы рек ее, подобные морям.

Затем даются частные детали пейзажа, непосредственно связанные с народным бытом: “дымок спаленной жнивы”, “ночующий обоз”, “полное гумно”, “изба, покрытая соломой”, “с резными ставнями окно”. Завершает образ Родины картина сельского праздника. Н. Добролюбов писал об этом стихотворении: “В удивительном стихотворении “Родина” Лермонтов понимает любовь к Отечеству истинно, свято и разумно”.

Анализ стихотворения «Два великана» Лермонтова

В шапке золота литого

Старый русский великан

Поджидал к себе другого

Из далёких чуждых стран.

За горами, за долами

Уж гремел об нём рассказ,

И померяться главами

Захотелось им хоть раз.

И пришёл с грозой военной

Трёхнедельный удалец —

И рукою дерзновенной

Хвать за вражеский венец.

Но улыбкой роковою

Русский витязь отвечал;

Посмотрел — тряхнул главою…

Ахнул дерзкий — и упал!

Но упал он в дальнем море

На неведомый гранит,

Там, где буря на просторе

Над пучиною шумит.

Воинская слава Отечества — один из основополагающих мотивов лермонтовского творчества. Авторские раздумья о подвиге и исторической памяти, прозвучавшие в «Поле Бородина», продолжает сказочная аллегория «Два великана», появившаяся в 1832 г. Дата создания стихотворения символична: она совпадает с двадцатилетней годовщиной победы русских войск над французской армией.

Центральная тема стихотворения — противостояние двух бойцов, которые символизируют Россию и наполеоновскую Францию. Образы великанов наделены индивидуальными чертами. Разнится и авторское отношение к каждому из героев.

Русский воин стар, но опытен, могуч и невозмутим, как былинный Илья Муромец. Его шапка напоминает читателю о позолоченных маковках русских церквей, и в первую очередь — о куполе колокольни Ивана Великого, символизирующей Москву. Золотой шлем-шапка — единственная деталь внешнего облика, упомянутая автором-сказителем.

Оппонент «русского витязя» пришел из «далеких чуждых стран». Он знаменит, удачлив и быстр, но бесцеремонен и нагловат: однокоренные слова «дерзновенный» и «дерзкий» подчеркивают отрицательные черты иноземного героя. Насмешливое определение «трехнедельный удалец» намекает на нецарственное происхождение и скороспелый характер императорства Наполеона I.

Сказитель не скрывает собственные оценки: гордость и уважение к русскому великану, иронию к его иностранному «коллеге».

Антитеза, на которой основано лермонтовское творение, смоделирована по нескольким признакам: «спокойствие» — «наглый натиск», «следование традициям» — «нарушение старого уклада».

Преимущество витязя над пришельцем столь очевидно, что отпадает нужда в схватке. Собственно, никакого боя не происходит. На беспардонную выходку чужестранца, протянувшего руку к шапке-«венцу», русский воин отвечает взглядом и «улыбкой роковой». Затем следует движение головы, которого оказалось достаточно, чтобы оппонент испугался и «упал».

Используя преимущества организации художественного пространства фольклорных произведений, сказитель мгновенно «перемещает» поверженного наглеца в неведомые земли. Юный поэт намекает на последние годы Бонапарта, проведенные на отдаленном острове в Атлантическом океане, но вплетает историческую аллюзию в общий сказочно-былинный контекст.

Возмездие не оборачивается смертью агрессора. В интонациях сказителя-гуманиста звучит благородное чувство снисхождения к побежденному.

Анализ стихотворения Лермонтова «Я пробегал страны России…»

Я пробегал страны России,

Как бедный странник меж людей;

Везде шипят коварства змии;

Я думал: в свете нет друзей!

Нет дружбы нежно-постоянной,

И бескорыстной, и простой;

Но ты явился, гость незваный,

И вновь мне возвратил покой!

С тобою чувствами сливаюсь,

В речах веселых счастье пью;

Но дев коварных не терплю, —

И больше им не доверяюсь!..

В 1829—30 гг. юный автор создает произведение, посвященное теме истинной дружбы. Адресат стихотворного текста — Дмитрий Дурнов, с которым Лермонтов сдружился во время учебы в благородном пансионе.

В поисках тем и стилистических решений начинающий поэт обращается к опыту мастеров, и это лермонтовское творение не является исключением. В тексте стихотворения присутствуют не просто идентичные мотивы, а целые цитаты из посвящения к поэме Рылеева «Войнаровский», изданной в 1825 г.

Лирический герой Рылеева — «грустный странник», который в одиночестве и тоске бредет «из края в край». Его бесприютность и сиротливость порождают «холод ненавистный» в душе, лишая веры в лучшее качество людей — способность к «дружбе бескорыстной». Неожиданное появление верного товарища избавляет от иллюзий и возвращает лирическому «я» надежду.

Лермонтовский герой также лишен покоя. Его путешествия ограничены пространством родной страны. Рылеевскую доминанту «пустая», которая относилась к аравийским песчаным просторам, автор осмысливает по-другому: передавая драматизм ситуации, он говорит об одиночестве героя «меж людей», исполненных коварства и злобы. Лермонтовский странник приходит к тому же выводу, что и герой Рылеева: «Нет дружбы». Лексическая анафора с отрицательной частицей в роли сказуемого подчеркивает важность философского обобщения.

Интересно, что в рылеевском тексте дружба наделяется лишь одним определением — «бескорыстная». Лермонтов, характеризуя ключевое понятие, расширяет ряд эпитетов: «нежно-постоянная», «простая».

Юный поэт, стремясь передать внезапность обретения друга, применяет тот же глагол, что встречается в тексте Рылеева, — «явился». С приходом родного по духу человека к лермонтовскому герою возвращается покой, а взаимопонимание порождает способность к «речам веселым» и радости. Женское коварство лежит за пределами доверия лирического «я». О нем герой не забывает даже в счастливые минуты дружеского веселья. Присутствие мотива любви-обмана отличает лермонтовское творение от стихотворения Рылеева. У последнего тема спасительной дружбы перерастает в размышления о предназначении искусства.

Отталкиваясь от цитат маститых авторов и пользуясь стилистическими приемами романтизма, начинающий поэт изображает противоречивые чувства лирического субъекта: одиночество, жажду признания и горечь, которая ощущается даже в минуты радости.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Литературный блог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

три × четыре =

Adblock
detector