Сочинение на тему «Лирика Тютчева и Фета»

Тема любви является одной из составляющих теории чистого искусства, наиболее широко в русской литературе отраженной в стихах Фета и Тютчева. Эта вечная тема поэзии тем не менее нашла здесь свое новое преломление и зазвучала несколько по-новому.

«Лирика Тютчева и Фета» − сочинение

Вариант 1

Афанасий Афанасьевич Фет и Федор Иванович Тютчев были одними из выдающихся поэтов второй половины 19 века. Творчество их заметно отличается от остальных деятелей пера того времени.

Произведения обоих этих поэтов легки для восприятия. И Фет, и Тютчев воспевали природу, как никто другой не умел именно так это сделать. А мир природы был не отделим, в их восприятии, от душевного мира человека. Во многих стихотворениях затронуты вопросы филосфско-психологического характера. И, оба поэта так глубоко могли заглянуть в душу, или же всего в нескольких четверостишиях показать так много.

Посвящая, большей частью, свои произведения природному и духовному мирам, поэты не могли оставаться вовсе в стороне от того, что происходило вокруг. Однако же, они своеобразно высказывали свои мысли, не усугубляя произведения политическими взглядами. Так, Тютчев в стихотворении «Наш век» верно подмечает то, что не плоть ныне подвержена растленью, а дух человека. Говорит поэт в этих строках о том, что люди, обретши свет, продолжают роптать и бунтовать, создавая погибель для себя. А в стихотворении «Два единства» призывает он русский народ сплотиться, дабы избежать участи Запада, где льется кровь.

Основными же мотивами лирики этих писателей остаются природа и любовь, неразрывно связанные и меж собой, и с внутренним миром человека. Переходы в их произведениях от изящного и захватывающего, не смотря на свою простоту, описания природной картины к чувствам и переживаниям происходит плавно, органично. Сливаясь в одно, оба эти мира оставляют неизгладимое впечатление. Оба поэта воспринимают любовь, как величайший дар, несущий и радость, и страдания.

Как живо предстают перед читателем в их строках такие обычные явления как смена времен года, или наступление утра. Видеть все это в таких красках –  истинный дар поэта. Это нужно не только увидеть, но и суметь передать словами. Словами бессмертными, которые и по прошествии многих лет будут звучать и рисовать вновь и вновь перед взором читающих их эти картины: как каждой веткой пробуждается лес, как бегут вешние ручьи, будя сонные берега, как спит зимой лес, погруженный в сказочные грезы, навеянные чародейкой-зимой.

Философские вопросы, порой, затрагиваются в произведениях, раскрываясь через поведение природы. Так, Тютчев в стихотворении «Весна», задавая вопрос, что же устоит перед этим проявлением, плавно переходит к рассуждению о том, что все идет своим чередом. В строках он выражает это тем, что весна наступает, несмотря ни на что, не зная ни горя, ни зла. Она подвластна лишь своим законам. Она блаженна и равнодушна. Так представляет он общий ход времени.

В стихах Тютчева и Фета предстает мир, полный чувств и мечтаний, и определенных переживаний. Он прекрасен и полон, одновременно, радости, и грусти, и простого понятного чувства, и необъятного. Природа – спутник и собеседник для поэтов, и среда обитания человека. Но, несмотря на то, что она сопутствует всем чувствам и переживаниям, втиснуть ее в рамки людского понимания невозможно. Она повинуется лишь своим принципам.

Вариант 2

Девятнадцатый век подарил человечеству бесценные духовные сокровища. Среди замечательных писателей и поэтов этого поистине золотого века достойное место принадлежит А. А. Фету и Ф. И. Тютчеву.

Ф. И. Тютчев – лирик, его стихотворения полны философии и психологии. Певец природы, мастер стихотворного пейзажа, выражающего чувства человека. Мир лирики Тютчева наполнен таинственностью и загадками. Излюбленный прием поэта – антитеза: “дольный мир” противостоит “высям ледяным”, тусклая земля – блистающему грозой небу, свет – тени. Тютчев не ограничивал себя в описании природы. В его стихотворениях мы видим и утро в горах, и ночное море, и летний вечер. Тютчев старается запечатлеть таинственные картины природы при переходе из одного состояния в другое. К примеру, в стихотворении “Тени сизые смесились… ” мы можем увидеть, как наступает ночь, поэт постепенно описывает нам сначала то, как сгущаются сумерки, а после – наступление ночи. Изобилие глаголов и бессоюзных конструкций помогают Ф. И. Тютчеву сделать стихотворения динамичными. Поэт относится к природе, как к живому существу, поэтому в своих стихотворениях одухотворяет ее:

“Не то, что мните вы, природа:

Не слепок, не бездушный лик –

В ней есть душа, в ней есть свобода

В ней есть любовь, в ней есть язык… .”.

Лирика А. А. Фета занимает особое место среди шедевров русской литературы. И это не удивительно – Афанасий Афанасьевич Фет был новатором своего времени в области стиха, обладал особым, неповторимым даром тончайшего лирика. Его поэтическая манера письма, “фетовский почерк”; придали его поэзии неповторимое очарование и прелесть. Фет был новатором во многих отношениях. Он раскрепощал слово, не заковывал его в рамки традиционных норм, а творил, стремясь выразить свою душу и чувства, наполняющие ее. Удивляет то, как изображена природа у Фета. Она настолько очеловечена, что мы часто встречаем “травы в рыдании”, “овдовевшую лазурь”, “лес проснулся, весь проснулся, веткой каждой”.

Этих великий поэтов Золотого века объединяет, прежде всего, патриотизм и огромная любовь к России. Их поэзия – это выражение богатой внутренней жизни авторов, результат неутомимой работы мысли, вся палитра чувств, волновавших их. Тютчева и Фета объединяют вечные темы: природа, любовь, красота. Наиболее ярко в творчестве Тютчева изображена природа. С самого детства живут в памяти сказочные строки:

Чародейкою Зимою

Околдован, лес стоит…

Сном волшебным очарован,

Весь опутан, весь окован

Легкой цепью пуховой… “

Фет – один из замечательнейших поэтов-пейзажистов. В его стихах весна сходит на землю “невестою-царицей”. Фет описывает природу детально, ни один штрих не ускользает от его пристального взгляда:

“Шепот, робкое дыханье,

Трели соловья,

Серебро и колыханье

Сонного ручья…”

Лучшими в лирике Тютчева, на мой взгляд, являются стихи о любви. В ранних произведениях любовь – радость, восторг, “весна в груди”. В более поздних все чаще звучат трагические ноты. Все, о чем писал поэт, было пережито и перечувствовано ки самим. Наиболее трогательным является “Денисьевский цикл”, посвященный Е. А. Денисьевой, самой большой любви поэта. Любимая для Тютчева – “неразгаданная тайна”, “живая прелесть дышит в ней”.

Основополагающей для всего творчества Фета является тема любви. Этому способствовали драматические обстоятельства, имевшие место в дни его ранней молодости. Находясь на службе в Херсонской области, Фет познакомился с Марией Лазич – девушкой из небогатой семьи. Они полюбили друг друга, но будущий поэт, не имевший никаких средств к жизни, не смог на ней жениться. Девушка вскоре трагически погибла. Всю жизнь, до конца дней Фет не мог ее забыть. Очевидно, жизненная драма внутри, как подземный ключ, питала его лирику.

В творчестве замечательных русских поэтов Ф. И. Тютчева и А. А. Фета на первом месте стояли не социальные конфликты, не политические потрясения, а жизнь человеческой души – любовь и горечь утраты, путь от юношеской восторженности к стариковской мудрости и великодушию, размышления о жизни и смерти, о смысле творчества, о беспредельности Вселенной, о величии природы.

Вариант 3

Афанасий Афанасьевич Фет и Федор Иванович Тютчев были одними из выдающихся поэтов второй половины 19 века. Творчество их заметно отличается от остальных деятелей пера того времени.

Произведения обоих этих поэтов легки для восприятия. И Фет, и Тютчев воспевали природу, как никто другой не умел именно так это сделать. А мир природы был не отделим, в их восприятии, от душевного мира человека. Во многих стихотворениях затронуты вопросы филосфско-психологического характера. И, оба поэта так глубоко могли заглянуть в душу, или же всего в нескольких четверостишиях показать так много.

Посвящая, большей частью, свои произведения природному и духовному мирам, поэты не могли оставаться вовсе в стороне от того, что происходило вокруг. Однако же, они своеобразно высказывали свои мысли, не усугубляя произведения политическими взглядами. Так, Тютчев в стихотворении “Наш век” верно подмечает то, что не плоть ныне подвержена растленью, а дух человека. Говорит поэт в этих строках о том, что люди, обретши свет, продолжают роптать и бунтовать, создавая погибель для себя. А в стихотворении “Два единства” призывает он русский народ сплотиться, дабы избежать участи Запада, где льется кровь.

Основными же мотивами лирики этих писателей остаются природа и любовь, неразрывно связанные и меж собой, и с внутренним миром человека. Переходы в их произведениях от изящного и захватывающего, не смотря на свою простоту, описания природной картины к чувствам и переживаниям происходит плавно, органично. Сливаясь в одно, оба эти мира оставляют неизгладимое впечатление. Оба поэта воспринимают любовь, как величайший дар, несущий и радость, и страдания.

Как живо предстают перед читателем в их строках такие обычные явления как смена времен года, или наступление утра. Видеть все это в таких красках – истинный дар поэта. Это нужно не только увидеть, но и суметь передать словами. Словами бессмертными, которые и по прошествии многих лет будут звучать и рисовать вновь и вновь перед взором читающих их эти картины: как каждой веткой пробуждается лес, как бегут вешние ручьи, будя сонные берега, как спит зимой лес, погруженный в сказочные грезы, навеянные чародейкой-зимой.

Философские вопросы, порой, затрагиваются в произведениях, раскрываясь через поведение природы. Так, Тютчев в стихотворении “Весна”, задавая вопрос, что же устоит перед этим проявлением, плавно переходит к рассуждению о том, что все идет своим чередом. В строках он выражает это тем, что весна наступает, несмотря ни на что, не зная ни горя, ни зла. Она подвластна лишь своим законам. Она блаженна и равнодушна. Так представляет он общий ход времени.

В стихах Тютчева и Фета предстает мир, полный чувств и мечтаний, и определенных переживаний. Он прекрасен и полон, одновременно, радости, и грусти, и простого понятного чувства, и необъятного. Природа – спутник и собеседник для поэтов, и среда обитания человека. Но, несмотря на то, что она сопутствует всем чувствам и переживаниям, втиснуть ее в рамки людского понимания невозможно. Она повинуется лишь своим принципам.

Вечные темы в лирике Ф. И. Тютчева и А. А. Фета

В творчестве замечательных русских поэтов Ф. И. Тютчева и А. А. Фета на первом месте стояли не социальные конфликты, не политические потрясения, а жизнь человеческой души — любовь и горечь утраты, путь от юношеской восторженности к стариковской мудрости и великодушию, размышления о жизни и смерти, о смысле творчества, о беспредельности Вселенной, о величии природы.

Для них, поэтов-романтиков, природа — это мерило прекрасного, она противопоставляется дисгармонии общества. Мифологические, фольклорные мотивы звучат в творчестве Тютчева и Фета. “Конь морской” с “бледно-зеленой гривой”, “чародейка-зима”, прекрасная, но живущая лишь несколько мгновений радуга — все это дети Великой Матери-Природы, которой поклоняется Тютчев. Радостное юношеское мироощущение, выраженное в стихотворениях “Весенняя гроза” и “Весенние воды”, где резвится гром, Геба, смеясь, проливает свой кубок, мчатся вешние воды, сменяется более спокойной, умиротворенной картиной. Осенняя природа увядает “с кроткой улыбкой”. “Сумрак тихий, сумрак сонный” должен утолить все печали, дать поэту “мглу самозабвенья”. “Хрустальны” дни золотой осени, но ночью ветер поет о страшном хаосе, который может проснуться для новой бури и разрушить гармонию.

Поэту, похоронившему близких людей, сентябрь кажется “холодно-бесцветным”. Ночное небо погружено в “вялый, безотрадный сон”, похожий на забвенье смертельно больного человека. Поэт задается вопросом: когда потеряна связь человека с природой, почему “душа не то поет, что море”, почему люди не чувствуют “созвучья полного в природе”? Однозначного ответа на этот вопрос не существует.

Гармоничное слияние всего живого — основная тема поэзии Фета. Передать игру света и тени, трели соловья, запах ландыша, волнение созревающей ржи — вот задача стихотворца. Фет создает в стихах свой идеальный мир, в котором царит прекрасное. “Только песне нужна красота, красоте же и песен не надо” — эти строки определяют его творческое кредо на протяжении всей жизни. Тютчев обобщенно описывает природу, Фет же, называя себя “праздным соглядатаем”, старается подметить каждую мелочь, характеризующую данное мгновение. Душевные порывы Афанасия Афанасьевича связаны с явлениями природы: свирепствует зимняя буря, и “на душе не рассветает”. А солнечным летним утром душа “все так же счастью... служить готова”. Мечутся, кричат перед осенним отлетом ласточки, грачи, журавли, и человеку “тяжело — хоть плачь!”. Весной земля дрожит от волнения, а людям хочется “лететь к безбрежью, к бездорожью через леса, через поля”, — как птицам.

Как и у Тютчева, у Фета оживают деревья, светила: “ель рукавом завешивает тропинку”, “робко месяц смотрит в очи”.

Любовь, роковая и губительная, скорбь прощания с близкими людьми, одиночество и ожидание смерти — все эти чувства, пережитые за долгую жизнь, Тютчев отразил в своем творчестве. Особое место в нем занимает “Денисьевский цикл”, посвященный возлюбленной и матери его детей. Он целиком обращен к переживаниям женщины, иногда речь ведется и от ее лица. Несчастная тоскует, негодует, но она может жить только своей любовью. Общество “предает поруганью” искреннее чувство. Но любящая женщина сохраняет чистоту своей души. Поэта мучает чувство вины перед близким человеком, но он ничего не может исправить, он может только выразить взаимную боль в своих стихах. О, как убийственно мы любим, Как в буйной слепоте страстей Мы то всего вернее губим, Что сердцу нашему милей!

Но есть у поэта и светлые, полные легкой грусти стихи о любви: “Я встретил вас...”, “Последняя любовь”. Смерть Елены Александровны повергла его в отчаяние:

О господи! и это пережить... И сердце на клочки не разорвалось.

Поэту кажется, что он одинок, что душа его с каждым днем сохнет и изнывает. Ранее он писал о “слезах людских”, льющихся незримо для окружающих, но неистощимых, как осенний дождь. Но постепенно чувства его успокаиваются. Терпение, умение “все пережить” берут верх.

Воспоминание о трагически погибшей возлюбленной не оставляют Фета всю жизнь. Если для Тютчева главной была любовь последняя, то для Афанасия Афанасьевича настоящей любовью была его юношеская любовь — Мария Лазич. Ее образ становится эталоном нравственности, преданности. Он считает, что духовно они всегда вместе, он проносит свет этой любви “через жизнь земную”. Но одновременно он преклоняется и перед “красотой иной”. Женщины в его стихотворениях опоэтизированы, они или олицетворение чувственной Евы, или “молодые владелицы сада”, безмолвные, замкнутые в своем превосходстве. Один их взгляд выражает то, что “поэт пересказать не может”, их красота преувеличена и возведена на пьедестал. Женщины для него — скорее объект преклонения, чем живые люди, способные думать, действовать, бороться. У Тютчева любовь представляется более динамичной, это и соединение, и поединок двух сердец.

Жизнь и смерть, смысл поэзии и любовь к Родине — все это является предметом размышлений Тютчева и Фета.

Тютчев подчеркивает, что стихотворец “редко служит властям”, народ часто не понимает его. Поддаваясь настроению, он призывает поэта молчать, таить свои мысли, ведь “мысль изреченная есть ложь”.

“Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется”, — пишет он в другом стихотворении, надеясь, впрочем, и на сочувствие. Иногда его охватывает полумистическая “вера в чудеса”:

Не все, что было здесь, увянет, Не все, что было здесь, пройдет.

Поэзия для Фета — это способ вырваться из обыденности, уйти от реального мира. Она уносит его “в мир стремлений, преклонений и молитв”. Вдохновение рождается непроизвольно, и стихотворение складывается легко, как песня птицы (“Не знаю сам, что буду петь — но только песня зреет”). Человеческий язык “беден”, чтобы передать всю гамму чувств, но поэт должен стараться “схватить на лету и закрепить” “темный бред души и трав неясный запах”, т. е. остановить прекрасное мгновенье.

Определение, данное Тютчевым России, стало хрестоматийным: Умом Россию не понять, Аршином общим не измерить: У ней особенная стать -В Россию можно только верить. Любовь к Родине, вера в ее великое будущее были очень важны для Тютчева.

У Фета нет стихотворений, декларирующих верность Родине, но только человек, влюбленный в нее, может так тонко описать неброскую, скромную природу России.

Иногда стихотворения Тютчева становятся “космическими”: Небесный свод, горящий славой звездной, Таинственно глядит из глубины, — И мы плывем, пылающею бездной Со всех сторон окружены.

Это стихотворение словно перекликается со строками Фета: Я ль несся к бездне полуночной Иль сонмы звезд ко мне неслись? Казалось, будто в длани мощной Над этой бездной я повис.

Трудно поверить, что эти стихотворения написаны в XIX веке. Тютчев и Фет опережают свое время. Они — предшественники и учителя поэтов “серебряного века”.

Последние годы жизни стали для Фета временем раздумья над смыслом жизни и мироздания. Иногда ему кажется, что “жизнь — базар крикливый Бога”, а “смерть- его бессмертный храм”, иногда он жалеет о жизни, пронесшейся “без явного следа”. Звезды напоминают поэту, что они — вечность, а он — миг.

Тютчев понимает, что мир постоянно обновляется, “новые садятся гости за уготовленный им пир”, и старшие поколения должны дать место “новым пришельцам” без злобы, без клеветы на изменяющуюся жизнь.

“Ни в смерть, ни в грустное забвенье сегодня верить не хочу”, — писал в последние годы жизни А. А. Фет, и он был прав. Гениальные лирики, тончайшие мастера стихотворного пейзажа, глубокие мыслители А. А. Фет и Ф. И. Тютчев не забыты нашими современниками. Уважение и любовь к их творчеству объединяет всех людей, которым дорого русское культурное наследие, людей разных политических взглядов и убеждений.

Любовь у Тютчева и Фета − сочинение

Вариант 1

Не будет преувеличением сказать, что к теме любви обращаются все поэты. И, наверное, для каждого любовная лирика связана с личными переживаниями. Поэтому в творчестве разных поэтов эта тема звучит всегда по-разному. Любовная лирика занимает большое место в поэзии и Тютчева, и Фета, при этом существенно отличаясь как раскрытием темы любви в целом, так и отдельными акцентами, настроениями, нюансами.

У Тютчева тема любви полностью раскрывается в лирическом цикле, посвященном Е. А. Денисьевой. В поэзии Тютчева до 50-х годов прошлого века образы женщин появлялись редко и на втором плане. Женская тема в этих стихах была побочной и второстепенной. Теперь же в лирику Тютчева входит женский образ, многосторонний, сложный женский характер. Тютчев одним из первых поэтов попытался в своих стихах встать на позицию женщины, попытался изобразить ее внутренний мир. Пушкин и Лермонтов в любовной лирике описывали только свои переживания и чувства, не уделяя особого внимания тому, что происходило в душе женщины. Тютчев продолжает традицию Некрасова и создает цикл стихотворений с одной героиней, чей образ имеет даже большее значение, чем образ самого героя. Для понимания стихотворений этого цикла важно знать реальную историю любви Тютчева и Денисьевой.

Будучи женатым, в 1849 году Тютчев познакомился с Денисьевой и влюбился в нее. Тютчев не делал тайны из своего увлечения, не скрывал его от петербургского света. И поэтому жизнь его возлюбленной, оказавшейся в таком сложном положении, превратилась в настоящий ад. Перед Денисьевой закрылись двери многих петербургских салонов и домов, ее перестали принимать, игнорировали ее существование. Однако Тютчев не считался с мнением света и продолжал жить в двух семьях. Тютчев вытерпел немало косых взглядов и не мог чувствовать себя совершенно свободным в столичном обществе. Еще тяжелее были его переживания за свою возлюбленную, положение которой было невыносимым. Отсюда в любовной лирике Тютчева основной является тема вины лирического героя за страдания, принесенные своей возлюбленной. Эта тема звучит почти в каждом любовном стихотворении Тютчева:

О, как убийственно мы любим,

Как в буйной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей.

Судьбы ужасным приговором

Твоя любовь для ней была,

И незаслуженным укором

На жизнь ее она легла!

Образ толпы – частый спутник любовных стихотворений Тютчева. Толпа, свет попрали самые заветные, ценные чувства женщины:

Толпа, нахлынув, в грязь втоптала

То, что в душе ее цвело…

Чему молилась ты с любовью,

Что, как святыню, берегла,

Судьба людскому суесловью

На поруганье предала…

Любовь для Тютчева – это роковой поединок, всепоглощающая роковая страсть, слепая, разрушительная стихия. Во многих стихотворениях любовь – это не радость и счастье, а муки, горести, страдания, прежде всего, для героини.

О нет! Он жизнь мою бесчеловечно губит,

Хоть вижу, нож в руке его дрожит…

Я стражду, не живу… им, им одним живу я.

Но эта жизнь!.. О, как горька она! –

Пишет Тютчев от лица своей героини. В стихотворении “Весь день она лежала в забытьи…” Тютчев описывает последствия той роковой страсти, показывает, как опустошает и убивает любовь душу женщины:

Любила ты, и так, как ты, любить –

Нет, никому еще не удавалось!

О господи!.. И это пережить…

И сердце на клочки не разорвалось…

Денисьевский цикл – это художественный дневник. От стихотворения к стихотворению нам раскрывается история любви Тютчева и Денисьевой. Однако цикл лишен сюжетности. В стихах описываются лишь некоторые, самые важные моменты отношений двух влюбленных. В цикле мало сведений и о динамике любви, о ее возникновении, развитии. Поэтика денисьевского цикла отличается от поэтики других произведений Тютчева. В любовных стихотворениях возникают психологизм и детализация чувств, ранее не характерные для поэзии Тютчева.

Читая стихи денисьевского цикла, читатель представляет образ его героини. Тютчев всегда подчеркивает, что его героиня выше, чище, чем герой, она нравственно превосходит героя, так как страдает больше, чем он. Тютчев поэтизирует, идеализирует женщину, она становится центром всего лучшего, светлого в этом цикле. Большой трагедией для Тютчева стала смерть Денисьевой.

Жизнь, как подстреленная птица,

Подняться хочет и не может…

Нет ни полета, ни размаху –

Висят поломанные крылья.

И вся она, прижавшись к праху,

Дрожит от боли и бессилья…

Жизнь в такой тяжелой обстановке, постоянные переживания подорвали ее здоровье, она умерла. После ее смерти Тютчев не перестает писать стихи, посвященные ей. Однако Тютчеву невыносимее всего, страшнее всего было ощущать, как в его душе умирают все лучшие воспоминания, связанные с его возлюбленной:

Минувшее не веет легкой тенью,

А под землей, как труп, лежит оно.

Тютчев просит Бога не дать забыть ему о своей любимой, просит, чтобы память о ней навсегда осталась с ним:

О, господи, дай жгучего страданья

И мертвенность души моей рассей:

Ты взял ее, но муку вспоминанья,

Живую муку мне оставь о ней.

В жизни Фета тоже была огромная потеря. Трагически погибла его возлюбленная Мария Лазич. После ее смерти Фет очень меняется, меняются его взгляды на жизнь и на искусство. Фет разделяет свою жизнь на две сферы: реальную и идеальную. И только идеальную сферу он переносит в свою поэзию. Теперь в Фете стали жить как будто бы два человека: один – жестокий, прагматичный помещик, другой – мелодичный поэт, певец любви и природы. Фет стал поэтом и идеологом “чистого” искусства. Он был твердо уверен, что действительность и поэзия – диаметрально противоположные, несовместимые вещи и что никакие отголоски реальной жизни не должны проникать в поэзию. Выше всего Фет ценил красоту, преклонялся перед ней. Красотой для него является природа, любовь и музыка. Все стихотворения Фета в основном посвящены этим трем идеалам, среди которых любовь занимает главное место.

Любовь, по Фету, – это сладостные моменты сближения и соединения душ. Фет не описывает целиком любовное чувство, как Тютчев, любовь у Фета распадается на отдельные впечатления, переживания, поэт передает момент чувства, мимолетное движение человеческой души. Показательно в этом отношении стихотворение “Шепот. Робкое дыханье…”. Мир природы и мир человеческого чувства оказываются неразрывно связанными в этом стихотворении. В этих “мирах” поэт выделяет еле заметные переходные состояния, трудноуловимые изменения. И чувство, и природа показаны в стихотворении в отрывочных деталях, отдельных штрихах. Однако у читателя они складываются в единый образ свидания, создают единое впечатление. Стихотворение лишено глаголов, оно состоит из одних имен. Это придает ему особую мелодичность, напевность. Вообще музыкальность – это неотъемлемое качество всех любовных стихов Фета и поэзии Фета в целом. Музыка, любовь и природа слиты в поэтическом мире Фета, они неотделимы друг от друга.

“На заре ты ее не буди…” – один из ярких примеров музыкальности лирики Фета. Жанр этого стихотворения можно определить как романс. Стихотворение лишено сюжета, читатель ничего не знает о его героине, потому что Фет не рассказывает о ней и о ее внутреннем мире, а как бы рисует картину. Но это картина не статичная, она не лишена движения. Фет описывает едва уловимые оттенки душевных переживаний героини. Именно эти штрихи и составляют, по Фету, существо человека.

В стихотворении “Сияла ночь…” героиня именно через музыку, пение выражает все свои чувства, любовь:

Ты пела до зари, от слез изнемогая,

Что ты одна – любовь, что нет любви иной,

И так хотелось жить, чтоб, звука не роняя,

Тебя любить, обнять и плакать над тобой.

У Фета нет конкретного цикла “любовных стихотворений, посвященных Марии Лазич. Однако Фет не мог забыть свою первую, самую большую любовь. Образ Марии Лазич, память об их отношениях не переставали возникать в поэзии Фета на протяжении всей его жизни, причем более всего и проникновеннее всего Фет писал о своей первой любви в стихотворениях, вошедших в цикл “Вечерние огни”, в период, наиболее удаленный от драматического романа с М. Лазич:

Та трава, что вдали на могиле твоей,

Здесь, на сердце, чем старе оно, тем свежей,

И я знаю, взглянувши на звезды порой,

Что взирали на них мы, как боги, с тобой.

Как-то Фета спросили, как может он в его годы так по-юношески писать о любви; он ответил: по памяти. Действительно, память имела большое значение в жизни Фета. В отличие от Тютчева, постепенно забывающего образ своей возлюбленной, Фет ничего не забыл из своих отношений с М. Лазич:

Нет, я не изменил. До старости глубокой

Я тот же преданный, я раб твоей любви.

И старый яд углей, отрадный и жестокий,

Еще горит в моей крови.

Хоть память и твердит, что между нас могила,

Не в силах верить я, чтоб ты меня забыла, –

Когда ты здесь, передо мной.

Фет, в отличие от Тютчева, не только способен хранить воспоминания о давно умершей любимой женщине, он ощущает себя и любимую навсегда нераздельно слитыми в одном мире – мире поэзии:

И хоть жизнь без тебя суждено мне влачить,

Но мы вместе с тобой, нас нельзя разлучить.

Мелькнет ли красота иная на мгновенье,

Мне чудится, вот-вот тебя я узнаю,

И нежности былой я слышу дуновенье,

И, содрогаясь, я пою.

Именно такое узнавание в новом женском образе все того же, на всю жизнь вошедшего в его поэтическое сознание дорогого и прекрасного образа и составляет основу его любовных песен в цикле “Вечерние огни”. Истинным предметом фетовских песен любви являются не столько те, кто в данную минуту снова затронул его сердце, сколько сами чувства восторга, счастья, умиления, влюбленности в красоту, которые они вызывают в поэте. Любовь для Фета – это не роковой поединок, это всегда радость, счастье. Без любви, как и без природы и искусства, невозможно жить полноценной жизнью. В своих “песнях любви” поэт так полно отдается любовному чувству, упоению красотой любимой женщины, что это уже само по себе приносит ему ни с чем не сравнимое счастье.

Таким образом, в раскрытии темы любви в творчестве Тютчева и Фета больше различий, но есть и сходство. Любовные стихотворения у того и другого поэта посвящены переживаниям, связанным в основном с одной любимой женщиной, причем эти переживания постоянны для каждого поэта, они не меняются со временем. Для этих двух поэтов чувства и настроения любовной лирики различны, можно сказать, противоположны. У Тютчева любовь – это роковая страсть, губящая героиню, приносящая страдания, боль, чувство вины герою. За мгновения счастья возлюбленные расплачиваются всю жизнь и даже самой жизнью.

У Фета любовная лирика хотя и отражает личную трагедию, которую также пережил поэт, в целом окрашена в светлые, радостные тона, связанные с воспоминаниями поэта об упоительных мгновениях первой любви.

Любовная лирика Тютчева и Фета передает всю гамму чувств, связанных с любовными переживаниями: от упоения, восторга до боли и страдания. Поэтому современный читатель, не обязательно знающий личные любовные истории поэтов, тем не менее хорошо понимает их стихотворения, находит в них выражение настроений, созвучных его личным переживаниям.

Вариант 2

Салтыков-Щедрин в 70-е годы писал, что теперь никто не отважится уже воспевать соловьев и розы. Для Фета тема любви, напротив, явилась основополагающей всего его творчества до конца жизни.

Создание прекрасных стихов о любви объясняется не только божеским даром и особым талантом поэта. В случае с Фетом оно имеет и реальную автобиографическую подоплеку. Вдохновением для Фета являлась любовь его молодости — дочь сербского помещика Мария Лазич. Любовь их была столь высока и неугасаема, сколь и трагична. Лазич знала, что Фет никогда не женится на ней, тем не менее ее последними словами перед смертью было восклицание: «Виноват не он, а я!» Обстоятельства ее смерти так и не выяснены, как и обстоятельства рождения Фета, но есть основания полагать, что это было самоубийство. Сознание косвенной вины и тяжести утраты тяготило Фета на протяжении всей его жизни, и результатом этого явилось двоемирие, чем-то сродни двоемирию и Жуковского. Современники отмечали холодность, расчетливость и даже некоторую жестокость Фета в повседневной жизни. Но какой контраст это составляет с другим миром Фета — миром его лирических переживаний, воплощенных в его стихотворениях. Всю жизнь Жуковский верил в соединение с Машей Протасовой в другом мире, он жил этими воспоминаниями. Фет также погружен в свой собственный мир, ведь только в нем возможно единение с любимой. Фет ощущает себя и любимую (свое «второе я») нераздельно слитыми в другом бытии, реально продолжающемся в мире поэзии: «И хоть жизнь без тебя суждено мне влачить, но мы вместе с тобой, нас нельзя разлучить». («Alter ego».) Поэт постоянно ощущает духовную близость со своей любимой. Об этом стихотворения «Ты отстрадала, я еще страдаю.», «В тиши и мраке таинственной ночи.». Он дает любимой торжественное обещание: «Я пронесу твой свет через жизнь земную: он мой — и с ним двойное бытие» («Томительно-призывно и напрасно.»).

Поэт прямо говорит о «двойном бытии», о том, что его земную жизнь поможет ему перенести лишь «бессмертие» его любимой, что она жива в его душе. Действительно, для поэта образ любимой женщины на протяжении всей жизни являлся не только прекрасным и давно ушедшим идеалом другого мира, но и нравственным судьей его земной жизни. В поэме «Сон», посвященной также Марии Лазич, это ощущается особенно четко. Поэма имеет автобиографическую основу, в поручике Лосеве легко распознается сам Фет, а средневековый дом, где он остановился, также имеет свой прототип в Дерпте. Комическое описание «клуба чертей» сменяется неким морализаторским аспектом: поручик колеблется в своем выборе, и ему вспоминается совсем иной образ — образ его давно умершей любимой. К ней он обращается за советом: «О, что б сказала ты, кого назвать при этих грешных помыслах не смею».

Литературовед Благой в своих исследованиях указывает на соответствие этих строк словам Вергилия к Данте о том, что «как язычник, он не может сопровождать его в рай, и в спутники ему дается Беатриче». Образ Марии Лазич (а это, несомненно, она) для Фета является нравственным идеалом, вся жизнь поэта — это стремление к идеалу и надежда на воссоединение.

Но любовная лирика Фета наполнена не только чувством надежды и упования. Она также глубоко трагична. Чувство любви очень противоречиво, это не только радость, но и муки, страдания. В стихах часто встречаются такие сочетания, как радость — страдание, «блаженство страданий», «сладость тайных мук». Стихотворение «На заре ты ее не буди» все наполнено таким двояким смыслом. На первый взгляд перед нами безмятежная картина утреннего сна девушки. Но уже второе четверостишие сообщает какое-то напряжение и разрушает эту безмятежность: «И подушка ее горяча, и горяч утомительный сон». Появление «странных» эпитетов, таких, как «утомительный сон», указывает уже не на безмятежность, а на какое-то болезненное состояние, близкое к бреду. Далее объясняется причина этого состояния, стихотворение доходит до кульминации: «Все бледней становилась она, сердце билось больней и больней». Напряжение нарастает, и вдруг последнее четверостишие совершенно меняет картину, оставляя читателя в недоумении: «Не буди ж ты ее, не буди, на заре она сладко так спит». Эти строки представляют контраст с серединой стихотворения и возвращают нас к гармонии первых строк, но уже на новом витке. Призыв «не буди ж ты ее» звучит уже почти истерично, как крик души. Такой же порыв страсти чувствуется и в стихотворении «Сияла ночь, луной был полон сад.», посвященном Татьяне Берс. Напряжение подчеркивается рефреном: «Тебя любить, обнять и плакать над тобой». В этом стихотворении тихая картина ночного сада сменяется и контрастирует с бурей в душе поэта: «Рояль был весь раскрыт и струны в нем дрожали, как и сердца у нас за песнею твоей».

«Томительная и скучная» жизнь противопоставлена «сердца жгучей муке», цель жизни сосредоточена в едином порыве души, пусть даже в нем она сгорает дотла. Для Фета любовь — костер, как и поэзия — пламя, в котором сгорает душа. «Ужель ничто тебе в то время не шепнуло: там человек сгорел!» — восклицает Фет в стихотворении «Когда читала ты мучительные строки.». Мне кажется, что так же Фет мог сказать о муке любовных переживаний. Но один раз «сгорев», то есть пережив настоящую любовь, Фет тем не менее не опустошен, и всю свою жизнь он сохранил в памяти свежесть этих чувств и образ любимой.

Как-то Фета спросили, как может он в его годы так по-юношески пи-сать о любви? Он ответил: по памяти. Благой говорит, что «Фет отличается исключительно прочной поэтической памятью», и приводит в пример стихотворение «На качелях», толчком для написания которого явилось воспоминание 40-летней давности (стихотворение написано в 1890 году). «Сорок лет тому назад я качался на качелях с девушкой, стоя на доске, а платье ее трещало от ветра», — пишет Фет в письме к Полонскому. Такая «звуковая деталь» (Благой), как платье, которое «трещало от ветра», наиболее памятна для поэта-музыканта. Вся поэзия Фета построена на звуках, переливах и звуковых образах. Тургенев говорил о Фете, что ждет от него стихотворение, последние строки которого надо будет передавать лишь безмолвным шевелением губ. Ярким примером может служить стихотворение «Шепот, робкое дыханье.», которое построено на одних существительных и прилагательных, без единого глагола. Запятые и восклицательный знак тоже передают великолепие и напряжение момента с реалистической конкретностью. Это стихотворение создает точечный образ, который при близком рассмотрении дает хаос, «ряд волшебных», неуловимых для человеческого глаза «изменений», а в отдалении — точную картину. Фет, как импрессионист, основывает свою поэзию, а в частности описание любовных переживаний и воспоминаний, на непосредственной фиксации своих субъективных наблюдений и впечатлений. Сгущение, но не смешение красочных мазков, как на картинах Монэ, придает описанию любовных переживаний кульминационность и предельную четкость образу любимой. Какая же она?

«Я знаю твою страсть к волосам», — говорит Григорьев Фету о его рассказе «Кактус». Эта страсть не раз проявляется в фетовских стихах: «люблю на локон твой засматриваться длинный», «кудрей руно златое», «тяжким узлом набежавшие косы», «прядь пушистая волос» и «косы лентой с обеих сторон». Хотя эти описания и носят несколько общий характер, тем не менее создается довольно четкий образ прекрасной девушки. Чуть по-другому Фет описывает ее глаза. То это «лучистый взор», то «недвижные очи, безумные очи» (аналогично стихотворению Тютчева «Я очи знал, о эти очи»). «Твой взор открытой и бесстрашней», — пишет Фет, и в этом же стихотворении он говорит о «тонких линиях идеала». Любимая для Фета — нравственный судия и идеал. Она имеет большую власть над поэтом на протяжении всей его жизни, хотя уже в 1850 году, вскоре после смерти Лазич, Фет пишет: «Идеальный мир мой разрушен давно». Влияние любимой женщины на поэта чувствуется и в стихотворении «Долго снились мне вопли рыданий твоих». Поэт называет себя «несчастным палачом», он остро чувствует свою вину за гибель любимой, и наказанием за это явились «две капельки слез» и «холодная дрожь», которые он в «бессонные ночи навек перенес». Это стихотворение окрашено в тютчевские тона и вбирает в себя и тютчевский драматизм.

Биографии этих двух поэтов во многом сходны — оба они пережили смерть любимой женщины, и безмерная тоска по утерянному давала пищу для создания прекрасных любовных стихотворений. В случае с Фетом этот факт кажется наиболее странным — как можно сначала губить девушку, а затем всю жизнь писать о ней возвышенные стихи? Мне кажется, что потеря произвела на Фета столь глубокое впечатление, что поэт пережил некий катарсис, и результатом этого страдания явился гений Фета — он был допущен в высокую сферу поэзии, все его описание любимых переживаний и ощущение трагизма любви так сильно действует на читателя потому, что Фет сам пережил их, а его творческий гений облек эти переживания в стихотворную форму. Только могущество поэзии смогло передать их, следуя тютчевскому изречению: мысль изреченная есть ложь, Фет сам неоднократно говорит о могуществе поэзии: «Как богат я в безумных стихах».

Любовная лирика Фета дает возможность глубже проникнуть в его общефилософские, а соответственно, и эстетические взгляды, как говорит Благой, «в решение им коренного вопроса об отношении искусства и действительности». Любовь, так же как и поэзия, по Фету, относится к другому, потустороннему миру, который дорог и близок

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Литературный блог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

восемнадцать − одиннадцать =

Adblock
detector