Любовная лирика А. А. Фета

Тема любви в творчестве Фета пропитана трагичным чувством, во многом оказавшим влияние на строчки из цикла об этом прекрасном чувстве. Ни один поэт не остается без внимания черной стороны судьбы, не миновала она и Афанасия Фета: ему случилось полюбить Марию Лазич, образованную и талантливую девушку, почитательницу его творчества. Любовь оказалась взаимной, но по воле злого рока, в молодом возрасте девушка погибает, а влюбленный Фет на протяжении всей жизни сохранил и пронес в себе это чувство, посвятив Марии многие из своих стихотворений.

Тема любви в лирике А. А. Фета

В лирике А. А. Фета немаловажную роль играет тема любви. Создание прекрасных стихов о любви объясняется не только великим даром и особым талантом поэта. В случае с Фетом оно имеет реальное отражение в жизни.

Вдохновением для поэта была его любовь к дочери помещика Марии Лазич. Насколько их любовь была высока и огромна, настолько и трагична. Мария Лазич знала, что Фет никогда не женится на ней, ее смерть была темна и загадочна, можно даже предполагать, что это было самоубийство. Чувство вины постоянно преследовало Фета на протяжении всей его жизни, современники отмечали холодность, даже некоторую жестокость Фета в жизни. И, может быть, все же переживания о потере своей любимой нашли свое отражение в другом мире Фета — мире лирических переживаний, настроений, чувств, воплощенных в стихотворения. Фет ощущал себя в другом бытии, мире поэзии, где он не одинок, а рядом с любимым человеком. Они снова вместе, и никто не сможет их разлучить.

    И хоть жизнь без тебя

    Суждено мне влачить,

    Но мы вместе с тобой,

    Нас нельзя разлучить.

Поэт все время ощущает духовную близость со своей любимой, о чем свидетельствуют стихотворения.

    Ты отстрадала, я еще страдаю...

    В тиши и мраке таинственной ночи...

Образ Марии Лазич для поэта является нравственным идеалом, а вся жизнь поэта — это стремление к идеалу и надежда за воссоединение с ним. Можно отметить, что любовная лирика поэта наполнена не только чувством надежды и упования. Она также глубоко трагична. Чувство любви — это не только радость, накопленная трепетными воспоминаниями, но и любовь, которая несет душевные муки и страдания.

Например, как стихотворение “На заре ты ее не буди” наполнено различным смыслом. Вначале вроде бы показан тихий, спокойный сон девушки, но уже потом появляется какое-то напряжение...

    И подушка ее горяча,

    И горяч утомительный сон.

Эта строка указывает на болезненное состояние. Любовь Фета — это костер, как и поэзия — пламя, в котором сгорает душа:

    Ужель ничто тебе в то время не шепнуло:

    здесь человек сгорел!

Но время шло, а любовь его не угасала, она была настолько велика, сильна, что даже его друзья удивлялись, как он смог написать стихотворение “На качелях” по прошествии сорока лет.

“Сорок лет тому назад я качался на качелях с девушкой, стоя на доске, а платье ее трепетало от ветра”, — пишет Фет в письме к Полонскому. Насколько же память о своей девушке рождает такие воспоминания, не дает покоя в течение всей жизни!

Поэзия поэта — это плод его любовных переживаний и воспоминаний, которому он отдал все, что испытал, пережил, потерял.

Конечно же потеря любимого человека произвела на Фета глубокое впечатление, поэт пережил душевное потрясение, в результате чего у него проявился великолепный талант, который открыл ему дорогу в поэзию для выражения своих чувств и переживаний.

Подводя итог всему сказанному, я хочу добавить, что любовь — это действительно необыкновенная сила, которая творит чудеса. “Любви все возрасты покорны”.

Любовь — прекрасное чувство, и каждый человек хочет любить и быть любимым.

Возможно, смерть любимой девушки раскрыла талант великолепного поэта, который написал такие замечательные стихи любви, полные грусти и тоски и в то же время наполненные радостью, счастьем и жаждой жизни.

Анализ стихотворения Фета «Я тебе ничего не скажу…»

Я тебе ничего не скажу,

И тебя не встревожу ничуть,

И о том, что я молча твержу,

Не решусь ни за что намекнуть.

Целый день спят ночные цветы,

Но лишь солнце за рощу зайдет,

Раскрываются тихо листы,

И я слышу, как сердце цветет.

И в больную, усталую грудь

Веет влагой ночной… я дрожу,

Я тебя не встревожу ничуть,

Я тебе ничего не скажу.

Поздняя лирика Фета характеризуется образностью и романтичностью, однако имеет одну отличительную особенность – в ней присутствует грусть человека, который, пройдя большой и сложный жизненный путь, переосмысливает ценности. Судьбу поэта сложно назвать счастливой. Являясь сыном дармштадского судьи Иоганна Фета, он родился в России, куда его мать бежала с помещиком Афанасием Шеншиным. Мальчик был усыновлен, однако после смерти отчима выяснилось, что сделано это было незаконно, и подросток лишился не только дворянского титула, но и огромного состояния. Кроме этого, родной отец поэта вычеркнул его из завещания, лишив средств к существованию.

В итоге, когда молодой Афанасий Фет знакомится со своей дальней родственницей Марией Лазич и влюбляется в девушку, их роман заканчивается расставанием. Поэт не хочет жить в нищете, поэтому отказывается жениться на Марии, приданое которой, по его понятиям, весьма скромное. В отместку судьба наносит Фету жестокий удар: через несколько дней после разрыва с возлюбленным Мария Лазич погибает во время пожара.

Долгие годы, посвященные достижению финансового благополучия, Афанасий Фет старается не вспоминать в той, в которую был так безоглядно влюблен. Он даже женится на купеческой дочери Марии Боткиной, чем значительно увеличивает свой капитал. И лишь в последние годы жизни поэт осознает, что ради материального благополучия отказался от самого ценного дара, который только может получить человек от судьбы. Он предал свою возлюбленную и, тем самым, обрек себя до конца дней на страдания и одиночество.

Было бы ошибочно утверждать, что семейная жизнь поэта сложилась несчастливо. Мария Боткина буквально боготворила своего мужа и была ему не только заботливой женой, но и верной помощницей. Афанасий Фет очень ценил преданность супруги, однако не мог с собой ничего поделать – память постоянно рисовала в воображении образ той, другой Марии, с которой он мог быть по-настоящему счастлив. О своих душевных переживаниях поэт никому не рассказывал, лишь время от времени доверял их бумаге. Одним из многочисленных произведений, которые он посвятил одновременно и Марии Лазич, и собственной жене, является стихотворение «Я тебе ничего не скажу», созданное в 1885 году.

К этому времени Фет уже смертельно болен, и прекрасно осознает, что жить ему осталось совсем немного. Поэтому в своей лирике он словно бы пытается искупить вину перед погибшей возлюбленной, вновь и вновь признаваясь ей в своих чувствах. Но при этом автор понимает, что его законной супруге совсем необязательно знать о том, что именно происходит в его душе. Эта кроткая и терпеливая женщина не заслуживает того, чтобы страдать. Поэтому поэт уверяет и ее и себя в том, что все хорошо, однако в стихотворении указывает: «Я тебе ничего не скажу, и тебя не встревожу ничуть». Эта фраза означает лишь то, что он не готов раскрыть перед супругой свое сердце, и спустя почти 30 лет совместной жизни признаться ей в том, что все эти годы любил другую.

Автор строго хранит свою тайну и ведет вполне обычный для состоятельного помещика образ жизни. Однако ночью он предается мечтам и воспоминаниям, которые сравнивает с ароматом цветов. «Раскрываются тихо листы, и я слышу, как сердце поет», — делится своими впечатлениями Афанасий Фет. Его любовь – призрачна и эфемерна, однако именно она дает автору ощущение полноты жизни. «И в больную, усталую грудь веет влагой ночной… я дрожу», — отмечает поэт, осознавая, что именно в такие моменты бывает по-настоящему счастлив. Однако свой секрет он намерен унести в могилу, не учтя лишь тот факт, что Мария Боткина давно в курсе неудавшегося юношеского романа своего мужа, она жалеет Афанасия Фета и готова потакать любым его капризам, лишь бы увидеть тень улыбки на лице человека, которого считает литературным гением.

Стихотворение «Шепот, робкое дыханье...» анализ стиха

Шепот, робкое дыханье,

Трели соловья,

Серебро и колыханье

Сонного ручья.

Свет ночной, ночные тени,

Тени без конца.

Ряд волшебных изменений

Милого лица.

В дымных тучках пурпур розы,

Отблеск янтаря,

И лобзания, и слезы,

И заря, заря!

Стихотворение «Шепот, робкое дыханье» продиктовано автору самой любовью. История создания связана с любовью поэта к Марии Лазич. С девушкой А. Фет познакомился летом 1848 года, когда служил на границе Херсонской и Киевской губернии. Молодого человека часто приглашали на балы. На одном из них он и увидел высокую стройную брюнетку со смуглой кожей. Симпатия между молодыми людьми возникла с первого взгляда, вскоре она переросла в серьезные отношения. Мария стала для Фета не только родной душой, но и вдохновительницей.

Поэт собирался жениться на девушке, но из-за материальных проблем влюбленные вынуждены были расстаться. Вскоре после расставания М. Лазич умерла. До сих пор неизвестно был то несчастный случай или самоубийство. Фет до конца своих дней жалел о том, что не создал с Лазич семью. Мария – та, кому посвящено не только анализируемое стихотворение, строки ей поэт писал до самой смерти.

Произведение «Шепот, робкое дыханье» было создано в 1850 г., когда молодые люди еще состояли в отношениях. В этом же году Мария умерла.

В центре стихотворения темы любви и любовного свидания. Они традиционны для интимной лирики отечественной и мировой литературы. Заявленная тема раскрывается не только при помощи описаний внутреннего состояния влюбленных, их поэт переплетает с элементами пейзажа.

Лирический герой практически не проявляет себя, но страстное и нежное описание любовной сцены подсказывает, что перед нами пылкая натура. В первых строчках А. Фет описывает чарующие звуки любви: «шепот, робкое дыханье». Разговор между двумя родственными душами дополняют «трели соловья». Соловей – символ чистоты и любви, поэтому автор не зря упоминает эту птицу. Описание сонного ручья, который мерно колышет свои воды, придает описанию томности и нежности.

Во второй строфе проблема любви проявляется выразительней. Лирический герой подпускает читателя ближе, позволяя ему увидеть, как меняется «милое лицо». В третьей строфе эмоции нарастают еще больше, между влюбленными накаляется страсть. Поэт рассказывает о лобзаниях, смешанных со слезами. Почему же они появляются на глазах счастливых влюбленных? Молодые люди знают, что скоро взойдет зоря и им придется расстаться, а для любящих сердец даже короткая разлука кажется мучительной вечностью.

Композиция произведения только на первый взгляд кажется простой. Стихотворение делится всего на три катрена. Тем не менее, в трех четверостишьях автор сумел соединить элементы пейзажной и любовной лирики, в содержании стиха условно можно выделить две составляющие.

Жанр произведения – элегия, так как в нем отсутствует сюжет, зато есть пейзажные зарисовки. В произведении также чувствуется легкая грусть, вызванная предстоящим расставанием, что характерно для элегии. Стихотворный размер – двух- и четырехстопный хорей. В тексте использована перекрестная рифмовка АВАВ, мужские и женские рифмы.

Особенность анализируемого стихотворения – отсутствие глаголов. Этот прием позволяет замедлить события, придать им привкус ночного спокойствия тишины и любви. Такая «ограниченность» в наборе слов не мешает автору создавать оригинальные художественные средства для раскрытия темы и воспроизведения чувств влюбленных. Языковые средства в данном стихе отличаются простотой, так как состоят по большей мере из двух-трех слов.

В каждую строфу поэт вплетает метафору: «сонный ручей», «тени без конца», «в дымных тучках пурпур розы, отблеск янтаря». Нежность и страсть передаются при помощи эпитетов: «волшебные изменения», «милое лицо», «дымные тучки». Сравнений в тексте нет.

Интонация первых двух строф плавная, только в последнем куплете она нарастает, и последняя строчка взрывается восклицанием. Такой интонационный рисунок гармонично дополняет содержание. Плавности стиху придает аллитерация сонорных «м», «н», «р», «л». В последней строфе автор употребляет несколько слов с согласным «р», что отображает накал чувств между влюбленными.

А. Фет – стихи о любви для учеников 9-11 классов

Тема любви является одной из составляющих теории чистого искусства, наиболее широко в русской литературе представленной в стихах Фета и Тютчева. Эта вечная тема поэзии тем не менее нашла здесь свое новое преломление и зазвучала несколько по-новому.

Создание прекрасных стихов о любви объясняется не только божественным даром и особым талантом поэта. В случае с Фетом оно имеет и реальную автобиографическую подоплеку. Вдохновением для Фета явилась любовь его молодости — дочь сербского помещика Мария Лазич. Любовь их была столь высока и неугасаема, сколь и трагична. Лазич знала, что Фет никогда не женится на ней, тем не менее ее последними словами перед смертью было восклицание: “Виноват не он, а я!” Обстоятельства ее смерти так и не выяснены, как и обстоятельства рождения Фета, но есть основания полагать, что это было самоубийство. Сознание косвенной вины и тяжести утраты тяготило Фета на протяжении всей его жизни.

Современники отмечали холодность, расчетливость и даже некоторую жесткость Фета в повседневной жизни. Но какой контраст это составляет с другим миром Фета — миром лирических переживаний, воплощенных в его стихотворениях. Фет погружен в свой собственный мир, ведь только в нем возможно соединение с любимой. Он ощущает себя и любимую (свое второе “я”) нераздельно слитыми в другом бытии, реально продолжающемся в мире поэзии: “И хоть жизнь без тебя суждено мне влачить, но мы вместе с тобой, нас нельзя разлучить” (“Alter ego”). Поэт постоянно ощущает духовную близость со своей любимой. Об этом — стихотворения “Ты отстрадала, я еще страдаю...”, “В тиши и мраке таинственной ночи...”. Он дает любимой торжественное обещание: “Я пронесу твой свет через жизнь земную; он мой — и с ним двойное бытие” (“Томительно-призывно и напрасно...”).

Поэт прямо говорит о “двойном бытии”, о том, что его земную жизнь поможет ему перенести лишь “бессмертие” его любимой, что она жива в его душе. Действительно, для поэта образ любимой женщины на протяжении всей жизни являлся не только прекрасным и давно ушедшим идеалом другого мира, но и нравственным судьей его земной жизни. В поэме “Сон”, посвященной также Марии Лазич, это ощущается особенно четко. Поэма имеет автобиографическую основу, в поручике Лосеве легко распознается сам Фет, а средневековый дом, где он остановился, также имеет свой прототип в Дерпте. Комическое описание “клуба чертей” сменяется неким аспектом морального выбора: поручик колеблется брать или не брать предложенное ими богатство, и ему вспоминается совсем иной образ — образ его давно умершей любимой. К ней он обращается за советом: “О, что б сказала ты, кого назвать / При этих грешных помыслах не смею”.

Образ Марии Лазич (а это, несомненно, она) для Фета является нравственным идеалом, вся жизнь поэта — это стремление к идеалу и надежда на воссоединение с ним в другой жизни.

Но любовная лирика Фета наполнена не только чувством надежды и упования. Она также глубоко трагична. Чувство любви очень противоречиво, это не только радость, но и муки. В стихах часто встречаются такие сочетания, как радость — страдание, “блаженство страданий”, “сладость тайных мук”. Стихотворение “На заре ты ее не буди” все наполнено таким двояким смыслом. На первый взгляд перед нами безмятежная картина утреннего сна девушки. Но уже второе четверостишие сообщает какое-то напряжение и разрушает эту безмятежность: “И подушка ее горяча, и горяч утомительный сон”. Появление “странных” эпитетов, таких, как “утомительный сон”, указывает уже не на безмятежность, а на какое-то болезненное состояние, близкое к бреду. Далее объясняется причина этого состояния, стихотворение доходит до кульминации: “Все бледней становилась она, сердце билось больней и больней”. Напряжение нарастает, и вдруг последнее четверостишие совершенно меняет картину, оставляя читателя в недоумении: “Не буди ж ты ее, не буди, на заре она сладко так спит”. Эти строки представляют контраст с серединой стихотворения и возвращают нас к гармонии первых строк, но уже на новом витке.

Любимая для Фета — нравственный судья и идеал. Она имеет большую власть над поэтом на протяжении всей его жизни, хотя уже в 1850 году, вскоре после смерти Лазич, Фет пишет: “Идеальный мир мой разрушен давно”. Влияние любимой женщины на поэта чувствуется и в стихотворении “Долго снились мне вопли рыданий твоих”. Автор называет себя “несчастным палачом”, он остро чувствует свою вину за гибель любимой, и наказанием за это явились “две капельки слез” и “холодная дрожь”, которые он в “бессонные ночи навек перенес”. Это стихотворение окрашено в тютчевские тона и вбирает в себя и тютчевский драматизм.

Любовная лирика Фета дает возможность глубже проникнуть в его общефилософские, а соответственно, и эстетические взгляды, — как говорит Благой, “в решение им коренного вопроса об отношении искусства и действительности”. Любовь, так же как и поэзия, по Фету, относится к другому, потустороннему миру, который дорог и близок поэту. В своих стихах о любви Фет выступал “не как воинствующий проповедник чистого искусства в противовес шестидесятникам, а создавал свой собственный и самоценный мир” (Благой). И мир этот наполнен истинными переживаниями, духовными стремлениями и глубоким чувством надежды, отраженными в любовной лирике поэта.

Анализ стихотворения Фета «Не говори, мой друг: Она меня забудет…»

Не говори, мой друг:»Она меня забудет,

Изменчив времени всемощного полет;

Измученной души напрасный жар пройдет,

И образ роковой преследовать не будет

Очей задумчивых; свободней и смелей

Вздохнет младая грудь; замедленных речей

Польется снова ток блистательный и сладкой;

Ланиты расцветут — и в зеркало украдкой

Невольно станет взор с вопросом забегать, —

Опять весна в груди — и счастие опять».

Мой милый, не лелей прекрасного обмана:

В душе мечтательной смертельна эта рана.

Видал ли ты в лесах под тению дубов

С винтовками в руках засевших шалунов,

Когда с холмов крутых, окрестность оглашая,

Несется горячо согласных гончих стая

И, праздным юношам дриад жестоких дань,

Уже из-за кустов выскакивает лань?

Вот-вот и выстрелы — и в переливах дыма

Еще быстрее лань, как будто невредима,

Проклятьем вопреки и хохоту стрелков,

Уносится во мглу безбрежную лесов, —

Но ловчий опытный уж на позыв победный

К сомкнувшимся губам рожок подносит медный.

Личную жизнь Фет старался держать в тайне, не вынося на суд общественности. Несмотря на то, что любовная лирика занимает значительное место в его творчестве, у стихотворений нет конкретных адресатов. Поэт предпочитал не оставлять посвящений даже в виде инициалов. В мемуарах, написанных перед смертью, Фет не упомянул настоящее имя своей первой сильной любви. В воспоминаниях она фигурирует как Елена Ларина (отсылка к героине пушкинского «Евгения Онегина»).

Впрочем, литературоведам удалось выяснить, что за женщина смогла завоевать сердце Афанасия Афанасьевича. Ей оказалась Мария Козьминична Лазич. С высокой стройной брюнеткой поэт познакомился во время службы в кирасирском полку в 1848 году. Девушка прекрасно играла на рояле, разбиралась в литературе, знала и любила стихотворения Фета. Молодые люди идеально подходили друг другу, были родственными душами. Тем не менее, роман их носил трагический характер. Поэт не мог жениться на Лазич, так как сам получал небольшое жалование, а за нее не давали приданого. Мария Козьминична об этом знала, но все равно просила не прерывать отношений. В 1850 году в историю любви вмешалась сама жизнь. Лазич умерла страшной смертью — от ожогов. На ней загорелось платье. Одна из возможных причин — Мария Козьминична курила втайне от отца, и пожар вызвала не до конца потушенная спичка. Также есть версия, что Лазич покончила с собой.

Произошедшая с возлюбленной трагедия сильнейшим образом повлияла на Фета. До самой своей смерти он посвящал Лазич многочисленные стихотворения. В частности, речь идет о произведении «Не говори, мой друг: «Она меня забудет…», написанном в 1854 году. Оно построено как обращение лирического героя к приятелю. В первой части звучит призыв не верить в ветреность некой молодой особы, не говорить о том, что в скором времени девушка забудет своего возлюбленного и найдет нового. Во второй части есть предчувствие трагического конца. Поэт выражает его при помощи описания сцены охоты. Сначала кажется, будто лань смогла избежать смерти, скрыться от опасных стрелков во «мгле безбрежной лесов». Благодаря двум последним строкам стихотворения, читатель понимает — хорошего финала ждать не стоит:

Но ловчий опытный уж на позыв победный

К сомкнувшимся губам рожок подносит медный.

Несмотря на сильные чувства к Лазич, постоянные воспоминания о ней, Фет все-таки женился в 1857 году на Марии Петровне Боткиной.

Анализ стихотворения «На заре ты ее не буди» Фета

На заре ты ее не буди,

На заре она сладко так спит;

Утро дышит у ней на груди,

Ярко пышет на ямках ланит.

И подушка ее горяча,

И горяч утомительный сон,

И, чернеясь, бегут на плеча

Косы лентой с обеих сторон.

А вчера у окна ввечеру

Долго-долго сидела она

И следила по тучам игру,

Что, скользя, затевала луна.

И чем ярче играла луна,

И чем громче свистал соловей,

Всё бледней становилась она,

Сердце билось больней и больней.

Оттого-то на юной груди,

На ланитах так утро горит.

Не буди ж ты ее, не буди…

На заре она сладко так спит!

1842

События, которые поражали до глубины души, А. Фет запечатлевал в стихотворениях. Этот пласт его лирики поражает трогательными образами и особой атмосферой.

Если не учитывать биографию А. Фета, историю создания стихотворения «На заре ты ее не буди» можно связать с любовью поэта к Марии Лазич. Эта версия ошибочная, ведь на момент появления произведения Афанасий Афанасиевич не был знаком с девушкой, ставшей любовью всей его жизни.

Строки появились из-под его пера в 1842 г. после того, как поэт побывал у своих друзей. В это время в их доме от сердечной недостаточности умирала дочка. Фет видел, что девочка спасается от боли только во сне, поэтому просил ее мать не будить ребенка.

Произведение появилось на страницах журнала «Москвитянин» в 1842 г., в этом же году А. Е. Варламов положил стихи на музыку.

Тема смерти распространена в мировой литературе, но А. Фет сумел раскрыть ее по-особому трепетно, с щемящей тоской. В центре анализируемого стихотворения образы лирического героя и девочки, второстепенную роль играет невидимый адресат, к которому обращается лирическое «Я».

В первой строфе лирический герой умоляет кого-то: «на заре ты ее не буди».

Он боится спугнуть утро со щек и груди девочки. Не зная, при каких обстоятельствах было написано стихотворение, трудно догадаться, что его главная героиня умирает. Однако, внимательному читателю об этом «кричат» детали: «горяч утомительный сон», бледность и боль в сердце. Портрет девочки также соткан из деталей. Автор обращает внимание на черные косы и румянец на груди. Он не может поверить, что юное создание так рано покидает этот мир.

Лирический герой признается, что вечером видел, как девочка наблюдала за луной и слушала соловья. Видимо она понимала, что каждая ночь для нее может стать последней, поэтому так долго и засиживалась у окна. Она чувствовала боль в сердце, но не спешила прилечь. Лирический знает, что только во сне девочка может отвлечься от мыслей о смерти и хоть ненадолго избавиться от боли, поэтому свой монолог завершает повторением начальной просьбы.

По смыслу произведение делится на две части: портрет спящей девочки, рассказ о том, как маленькая героиня наблюдала вечером за луной. Стихотворение состоит из пяти катренов. Особенность композиции – повторение смысла первого четверостишия и одной его строки. Таким образом, организация произведения кольцевая.

Жанр произведения – элегия, так как автор поднимает экзистенциальную проблему. В монологе лирического героя ощущается тоска. Стихотворный размер – трехстопный анапест. Рифмовка в тексте перекрестная АВАВ, рифмы только мужские.

Образ главной героини создается при помощи художественных средств. Также они являются инструментом для передачи переживаний лирического героя. Ключевую роль играют метафоры: ««сладко так спит», «утро дышит у ней на груди», «бегут на плеча косы», «следила по тучам игру, что, скользя, затевала луна».

Выразительности монологу лирического героя придают эпитеты: «подушка ее горяча», «горяч утомительный сон». Сравнения в тексте нет. Предпоследний катрен построен на контрасте: «ярче становилась луна», «громче свистал соловей» – «бледней становилась она».

В последней строфе важную роль играет интонация. Душевную боль лирического «Я» автор передает при помощи оборванной синтаксической конструкции и восклицания.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Литературный блог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

11 + 13 =

Adblock
detector