Анализ стихотворения Н. А. Некрасов «Железная дорога»

Стихотворение «Железная дорога» написано Некрасовым в 1864 году и напечатано в журнале «Современник». Николаевская железная дорога строилась с 1942 по 1952 гг. и позволила проделать путь, на который раньше тратилась целая неделя, за сутки. Николай I издал указ о строительстве первой железной дороги Москва-Петербург своеобразно: он прочертил дорогу на карте под линейку, по лесам и болотам. Цена такого проекта – человеческие жертвы и работа в невозможных условиях.

Строительством руководил Клейнмихель, который к моменту написания стихотворения был снят с должности за жестокость. Тема постройки железной дороги была актуальна и в 1964 г., при Александре II, строившем железные дороги силами освобождённых в 1861 г. от крепостного права рабочих и крестьян.

Отрывок стихотворения «Железная дорога»

Славная осень! Здоровый, ядреный

Воздух усталые силы бодрит;

Лед неокрепший на речке студеной

Словно как тающий сахар лежит;

Около леса, как в мягкой постели,

Выспаться можно — покой и простор!

Листья поблекнуть еще не успели,

Желты и свежи лежат, как ковер.

Славная осень! Морозные ночи,

Ясные, тихие дни...

Нет безобразья в природе! И кочи,

И моховые болота, и пни —

Всё хорошо под сиянием лунным,

Всюду родимую Русь узнаю...

Быстро лечу я по рельсам чугунным,

Думаю думу свою...

Краткий анализ стихотворения

Вариант 1

Николай Алексеевич Некрасов был замечательным русским поэтом, честным и благородным. Его поэтический голос всегда звучал в защиту простого угнетенного народа. Ведь ему с детства приходилось видеть страдания русского мужика от холода, голода и жестокости. В своем стихотворении «Железная дорога» Н. А. Некрасов поднимает тему «благородного труда» . Для того чтобы по-новому раскрыть эту тему, автор обращается к христианскому опыту святых подвижников.

Подвижники — это святые угодники, носители Божьей правды, которые всегда были для народа олицетворением нравственного идеала. Поэт в своем стихотворении показывает, что подвижничество простого русского мужика — в тяжелом физическом труде. В крестьянской этике труд всегда рассматривался как необходимое и праведное дело. Мальчик Ваня хочет узнать, кто построил железную дорогу. И автор стихотворения рассказывает ему, что все это сделали простые люди, «массы народные» , которые «…к жизни воззвав эти дебри бесплодные, гроб обрели здесь себе» . И в лунную ночь появляется толпа мертвецов. Они поют свою песню, в которой рассказывают о тяжелых и бесчеловечных условиях, в которых они строили железную дорогу:

Мы надрывались под зноем, под холодом,

С вечно согнутой спиной,

Жили в землянках, боролись с голодом,

Мерзли и мокли, болели цингой.

Но делают они это не для того, чтобы посетовать на свою тяжелую судьбу. Скорее наоборот. Эти тяготы лишь подчеркивают тот подвиг, что они совершили, праведность и возвышенность их труда. Ведь делали они это для общего блага. Их труды угодны Богу, и теперь они — «Божий ратники, мирные дети труда» . И они хотят верить, что их страдания и труд не пропали даром, а принесли плоды. Поэтому они и взывают: «Братья! Вы наши плоды пожинаете! » Впечатляет нас образ больного белоруса: «губы бескровные, веки упавшие, язвы на тощих руках…» , «ямою грудь» . «Трудно свой хлеб добывал человек! » — с горечью восклицает автор. Даже после смерти белорус «не разогнул свою спину горбатую» , не позабыл свою привычку к труду. И поэт не зря называет эту привычку «благородной» и советует перенять ее и нам. Ведь труд облагораживает и возвеличивает человека, а плоды его усилий остаются жить и после его смерти, прославляя его в веках.

Вариант 2

Некрасов в поэме «Железная дорога» описал труд и страдания русского народа, гнёт и потери, которые он пережил. Одним из самых страшных бедствий был, конечно же, голод. Поэт создает развёрнутую метафору «царя-голода», где последний предстает перед нами как живое существо, правящее миром. Именно он заставляет мужиков работать день и ночь, браться за непосильный труд, теряя физические и душевные силы. Для того, чтобы показать все тяготы жизни рабочих, согнанных на постройку железной дороги, автор строит стихотворение как рассказ очевидца, возможно, даже участника этих событий. Это, а также постоянные обращения (к «папаше», «Ванечке») придают тексту бОльшую достоверность, а кроме того живость и эмоциональность.

Люди работали и умирали, пока строили железную дорогу («А по бокам-то всё косточки русские…»). Фантастический образ «толпы мертвецов» помогает как нельзя лучше понять судьбу мужика-строителя. За свой рабский труд люди не получали никакой благодарности; те, кто заставил простой люд строить железную дорогу, никак не помогали, а только эксплуатировали несчастных людей. Чтобы подчеркнуть это, Некрасов использует короткие, часто нераспространённые предложения, а также лексику с отрицательной семантикой («Мёрзли и мокли, болели цингой», «Грабили нас грамотеи-десятники,/ Секло начальство, давила нужда…»).

Тема социальной несправедливости раскрывается и в портрете больного белоруса. Некрасов, используя яркие эпитеты, а также разговорную лексику, создаёт образ забитого, униженного, больного строителя железной дороги («Губы бескровные, веки упавшие<…>/ Ноги опухли; Колтун в волосах;», «горбатая спина», «язвы», «грудь ямою»). В его лице показаны всё страдание народа и равнодушие высших слоёв общества.

Но Некрасов подчеркивает, что, несмотря на унижения и бедность, голод и холод, русский народ «вынесет всё» («Вынес достаточно русский народ,/ Вынесет всё, что Господь ни пошлёт!»). В этом восхвалении русского народа, а также в открытом призыве к борьбе заключается главный идейный пафос отрывка.

Н. А. Некрасов «Железная дорога» – анализ стихотворения

Стихотворение «Железная дорога» было написано в 1864 году, через три года после отмены крепостного права. Однако невольно возникает вопрос — многое ли изменилось за это время в России и изменилось ли вообще?

Тема народная в стихотворном произведении Н. А. Некрасова приобретает черты драматизма. Поэт очень внимательно следил за общественной жизнью и не мог молчать о той жестокой не­справедливости в отношении народа, которая с отменой крепост­ного права не только не уменьшилась, но приняла еще более ужасающие формы. Для Некрасова Народ был «основой» нацио­нального бытия, частью его самого. В его стихах народная жизнь изображается не совсем так, как у его предшественников и кол­лег по литературному делу. Он не дает народно-песенных эле­ментов, а представляет читателю голую прозу. И этот прием, этот «приземленный» подход позволил поэту максимально приблизиться к народу. Но он же и становится источником глубочайшего дра­матизма. Это вполне находит подтверждение в приведенном сти­хотворении. Герои поэмы — мальчик Ваня, его отец — генерал, и лири­ческий герой.

Повествование открывается великолепной пейзажной зарисовкой:

Славная осень! Здоровый, ядреный

Воздух усталые силы бодрит;

Лед неокрепший на речке студеной

Словно как тающий сахар лежит…

Насыщенные красками картины природной роскоши в поэме явно противоречат всему дальнейшему описанию тягот и бед му­жицкой жизни, нелегкой доли народа-труженика, народа-раба. В поэме народ — это также особый герой, персонаж самый важ­ный. Непривычное для лирического описания природы слово «яд­реный» создает впечатление свежего, кристального воздуха, мы почти физически можем ощутить его вкус. Автор очень ясно про­водит параллель между гармонией в природе и тем миром, где царствуют законы неравенства, жестокости, несвободы. Он очень прозрачно намекает на это: «Нет безобразья в природе!» И только среди людей оно есть.

В мире есть царь:

Этот царь беспощаден,

Голод названье ему.

Водит он армии; в море судами Правит; в артели сгоняет людей,

Ходит за плугом, стоит за плечами Каменотесцев, ткачей.

Голод правит людьми, заставляет их идти на верную смерть. Дорого достается им кусок хлеба. Для того чтобы показать во всей своей шокирующей наготе, неприглядности тяжелый народ­ный труд, Некрасов использует широко известный прием — при­ем «сна». Взбудораженное, воспаленное воображение мальчика Вани создает картины потрясающей ясности. «Дебри бесплодные», «топот и скрежет зубов», образ «больного белоруса» («Губы бес­кровные, веки упавшие, Язвы на тощих руках»), «толпы мертве­цов» — все это мелькает перед нами подобно кадрам какого-то фантастического фильма. С горечью говорит автор о тех, кто воз­звал к жизни эти непроходимые дебри, и сам же нашел здесь себе могилу. Полный невыразимой тоски звучит в поэме вопрос:

Братья! Вы наши плоды пожинаете!

Нам же в земле истлевать суждено…

Все ли нас, бедных, добром поминаете

Или забыли давно?..

И действительно, чего ради принесли свои жизни в жертву тысячи людей? Чтобы благодарные потомки говорили, что же­лезную дорогу построил «Граф Петр Андреевич Клейнмихель, душенька?!» Здесь Некрасов вводит образ генерала, который по­является в третьей части поэмы. Генерал выступает как защитник эстетических ценностей. Автор не спешит прерывать его и дает ему высказаться до конца. Некрасов использует прием самоха­рактеристики. В монологе прекрасно видно равнодушие генерала к народу, его презрительное отношение:

— Ваш славянин, англосакс и германец

Не создавать — разрушать мастера,

Варвары! дикое скопище пьяниц!..

В уста генерала Н. А. Некрасов вкладывает обвинительную речь уже не просто русскому народу, а народу в более масштабном смысле, народам, в которых он видит лишь невежественную тол­пу, рабски преданную и покорную. Народ довольствуется малым, действует, не рассуждая. Подтверждение этому мы можем найти в тексте — это вся 4-я часть поэмы, где «рабочий народ тесной гурьбой у конторы собрался…» Изможденные, полуживые люди остались еще и должны подрядчику. Вся 4-я часть поэмы строит­ся согласно представлениям генерала. Это «светлая сторона», по его мнению. Но на фоне всего повествования она становится са­мой драматичной, мрачной, беспросветной.

Здесь подводятся итоги, причем не только проделанной рабо­те, но и всему крепостному строю в целом. Здесь вся психология народная, вся жизнь его. «В синем кафтане — почтенный лабаз­ник, толстый, присадистый, красный, как медь…» едет посмот­реть свои работы. Сколько иронии, сколько сатиры вкладывает Некрасов в эти строки! Великодушно прощает подрядчик долги народные, да еще и выставляет бочку вина. Народ не ропщет, ни звука возражения! Куда там!

Выпряг народ лошадей — и купчину

С криком «ура!» по дороге помчал…

Анализ стихотворения «Железная дорога» по плану

История создания

Стихотворение “Железная дорога” было написано в 1864 году. История создания этого произведения связана со строительством в Российской Империи железных дорог. Крестьяне, трудившиеся на путях, находились в тяжелых условиях, голодали, болели. Об их жизнях не думали и не заботились, единственной целью было скорое завершение работы. Поэту, переживавшему за простых людей, стремящемуся отразить действительность такой, какая она есть, было больно и обидно видеть это. Его переживания воплотились в изучаемом стихотворении.

Тема

Главная мысль, которую во многих своих произведениях Некрасов пытался донести до широкой публики, это тяжелое положение простого народа в России. Тема жизни крестьян и рабочих, невыносимые условия их труда и жизни при строительстве путей сообщения ярко отразилась в стихотворении “Железная дорога”. Также здесь красной нитью проходит осуждение поэтом тех людей, которые стояли во главе этих работ. Они не заботились о том, чтобы облегчить труд людей и сохранить их жизни, а использовали их лишь в качестве средства достижения своих задач.

Композиция

Стихотворение состоит из четырех выделенных частей. Все они взаимосвязаны и представляют собой соединение нескольких образов людей, сидящих в вагоне поезда: лирического героя, генерала и его сына Вани.

Описание полностью построено на антитезе: в первой части мы видим осенние пейзажи, тонкий лед на речке, лес, желтые листья, лунный свет. Автор говорит, что “нет безобразья в природе”. Далее нам представляются совсем другие картины: это и голод, и смерть, и жуткие условия труда людей. Там “стоит, изможден лихорадкою… больной белорус: губы бескровные, веки упавшие, язвы на тощих руках… ”. Тут же мы видим и руководителей работы: “в синем кафтане… толстый, присадистый… подрядчик”.

Жанр

Жанр стиха определяется темой, которой он посвящен – это гражданская лирика. Подтверждение этому – отражение реальной действительности, ни в чем не приукрашенной. Поэт переживает за русский народ, людей, вынужденных работать в немыслимо тяжелых условиях, осуждает руководство, стремящееся добиваться своих целей любой ценой.

Стихотворение написано трехсложным размером – дактилем. Используются различные виды рифмы: точная (постели – успели, ночи – кочи), неточная (простор – ковер, одному – ему), мужская (людей – ткачей), женская (громаден – беспощаден), способ рифмовки – перекрестный.

Средства выразительности

В стихотворении Некрасов Н. А. «Железная дорога» были использованы различные художественные средства. Среди них часто встречаются сравнения: “Лед… словно как тающий сахар лежит”, “Около леса, как в мягкой постели, выспаться можно”, “Листья… желты и свежи лежат, как ковер”, “…почтенный лабазник, толстый, присадистый, красный, как медь”.

Также автор применяет эпитеты: “Здоровый, ядреный воздух”, “славная осень”, гиперболы: “Труд этот, Ваня, был страшно громаден”.

Кроме того, можно наблюдать и другие средства, к примеру, метонимию: “А по бокам-то всё косточки русские”, олицетворение: “Свисток оглушительный взвизгнул”.

Обилие средств выразительности помогает воссоздать яркую, живую картину тогдашней действительности, которая предстает перед нами при прочтении стихотворения.

Полный текст стихотворения «Железная дорога»

1

Славная осень! Здоровый, ядреный

Воздух усталые силы бодрит;

Лед неокрепший на речке студеной

Словно как тающий сахар лежит;

Около леса, как в мягкой постели,

Выспаться можно — покой и простор!

Листья поблекнуть еще не успели,

Желты и свежи лежат, как ковер.

Славная осень! Морозные ночи,

Ясные, тихие дни...

Нет безобразья в природе! И кочи,

И моховые болота, и пни —

Всё хорошо под сиянием лунным,

Всюду родимую Русь узнаю...

Быстро лечу я по рельсам чугунным,

Думаю думу свою...

   2

Добрый папаша! К чему в обаянии

Умного Ваню держать?

Вы мне позвольте при лунном сиянии

Правду ему показать.

Труд этот, Ваня, был страшно громаден —

Не по плечу одному!

В мире есть царь: этот царь беспощаден,

Голод названье ему.

Водит он армии; в море судами

Правит; в артели сгоняет людей,

Ходит за плугом, стоит за плечами

Каменотесцев, ткачей.

Он-то согнал сюда массы народные.

Многие — в страшной борьбе,

В жизни воззвав эти дебри бесплодные,

Гроб обрели здесь себе.

Прямо дороженька: насыпи узкие,

Столбики, рельсы, мосты.

А по бокам-то всё косточки русские...

Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?

Чу, восклицанья послышались грозные!

Топот и скрежет зубов;

Тень набежала на стекла морозные...

Что там? Толпа мертвецов!

То обгоняют дорогу чугунную,

То сторонами бегут.

Слышишь ты пение?.."В ночь эту лунную,

Любо нам видеть свой труд!

Мы надрывались под зноем, под холодом,

С вечно согнутой спиной,

Жили в землянках, боролися с голодом,

Мерзли и мокли, болели цынгой.

Грабили нас грамотеи-десятники,

Секло начальство, давила нужда...

Всё притерпели мы, божии ратники,

Мирные дети труда!

Братья! вы наши плоды пожинаете!

Нам же в земле истлевать суждено...

Всё ли нас, бедных, добром поминаете

Или забыли давно?.."

Не ужасайся их пения дикого!

С Волхова, с матушки Волги, с Оки,

С разных концов государства великого —

Это всё! братья твои — мужики!

Стыдно робеть, закрываться перчаткою,

Ты уж не маленький!.. Волосом рус,

Видишь, стоит, изможден лихорадкою,

Высокорослый, больной белорус:

Губы бескровные, веки упавшие,

Язвы на тощих руках,

Вечно в воде по колено стоявшие

Ноги опухли; колтун в волосах;

Ямою грудь, что на заступ старательно

Изо дня в день налегала весь век...

Ты приглядись к нему, Ваня, внимательно:

Трудно свой хлеб добывал человек!

Не разогнул свою спину горбатую

Он и теперь еще: тупо молчит

И механически ржавой лопатою

Мерзлую землю долбит!

Эту привычку к труду благородную

Нам бы не худо с тобой перенять...

Благослови же работу народную

И научись мужика уважать.

Да не робей за отчизну любезную...

Вынес достаточно русский народ,

Вынес эту дорогу железную —

Вынесет всё, что господь ни пошлет!

Вынесет всё — и широкую, ясную

Грудью дорогу проложит себе.

Жаль только — жить в эту пору прекрасную

Уж не придется — ни мне, ни тебе.

   3

В эту минуту свисток оглушительный

Взвизгнул — исчезла толпа мертвецов!

«Видел, папаша, я сон удивительный, —

Ваня сказал, — тысяч пять мужиков,

Русских племен и пород представители

Вдруг появились — и он мне сказал:

„Вот они — нашей дороги строители!..“»

Захохотал генерал!

«Был я недавно в стенах Ватикана,

По Колизею две ночи бродил,

Видел я в Вене святого Стефана,

Что же... всё это народ сотворил?

Вы извините мне смех этот дерзкий,

Логика ваша немножко дика.

Или для вас Аполлон Бельведерский

Хуже печного горшка?

Вот ваш народ — эти термы и бани,

Чудо искусства — он всё растаскал!»

-"Я говорю не для вас, а для Вани..."

Но генерал возражать не давал:

«Ваш славянин, англосакс и германец

Не создавать — разрушать мастера,

Варвары! дикое скопище пьяниц!..

Впрочем, Ванюшей заняться пора;

Знаете, зрелищем смерти, печали

Детское сердце грешно возмущать.

Вы бы ребенку теперь показали

Светлую сторону...»

   4

              -"Рад показать!

Слушай, мой милый: труды роковые

Кончены — немец уж рельсы кладет.

Мертвые в землю зарыты; больные

Скрыты в землянках; рабочий народ

Тесной гурьбой у конторы собрался...

Крепко затылки чесали они:

Каждый подрядчику должен остался,

Стали в копейку прогульные дни!

Всё заносили десятники в книжку —

Брал ли на баню, лежал ли больной.

«Может, и есть тут теперича лишку,

Да вот поди ты!..»- махнули рукой...

В синем кафтане — почтенный лабазник,

Толстый, присадистый, красный, как медь,

Едет подрядчик по линии в праздник,

Едет работы свои посмотреть.

Праздный народ расступается чинно...

Пот отирает купчина с лица

И говорит, подбоченясь картинно:

«Ладно... нешто... молодца!.. молодца!..

С богом, теперь по домам, — проздравляю!

(Шапки долой — коли я говорю!)

Бочку рабочим вина выставляю

И — недоимку дарю...»

Кто-то «ура» закричал, Подхватили

Громче, дружнее, протяжнее... Глядь:

С песней десятники бочку катили...

Тут и ленивый не мог устоять!

Выпряг народ лошадей — и купчину

С криком «ура» по дороге помчал...

Кажется, трудно отрадней картину

Нарисовать, генерал?..

(1864)

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Литературный блог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

14 − 12 =

Adblock
detector