Анализ стихотворения «Фантазия» К. Бальмонт

Стихотворение Бальмонта «Фантазия» посвящено природе. Пейзажная лирика наполнена разнообразными чувствами, душевное состояние зимы изменяет ощущения человека, читающего поэтические строки. Ниже вам можете ознакомиться с полным анализом произведения «Фантазия»

Отрывок из стиха К. Бальмонта «Фантазия»

Как живые изваянья, в искрах лунного сиянья,

Чуть трепещут очертанья сосен, елей и берез;

Вещий лес спокойно дремлет, яркий блеск луны приемлет

И роптанью ветра внемлет, весь исполнен тайных грез.

Слыша тихий стон метели, шепчут сосны, шепчут ели,

В мягкой бархатной постели им отрадно почивать,

Ни о чем не вспоминая, ничего не проклиная,

Ветви стройные склоняя, звукам полночи внимать.

Краткий анализ стиха «Фантазия» К. Бальмонт

Вариант 1

«Фантазия»  внешне представляет собой развернутое описание спящего зимнего леса. Поэт никак не локализует позицию лирического «наблюдателя», не конкретизирует психологических обстоятельств его видений. Поэтому он использует тему зимней природы лишь как повод для того, чтобы развернуть безбрежную игру лирического воображения. По сути дела, содержанием стихотворения становится мозаика мимолетных, рожденных фантазией поэта образов. Композиция стихотворения аморфна: каждая последующая строчка не столько расширяет сферу изображения, сколько варьирует на разные лады первоначальное мимолетное впечатление.

Это впечатление почти не углубляется: лишь в конце второй строфы появляется намек на активность лирического субъекта. Череда вопросительных предложений намечает существование второго, мистического плана стихотворения. За «тихими стонами» деревьев поэт различает призрачных «духов ночи» — эфемерные создания с «искрящимися очами». «Лунное сиянье» дополняется новым качеством: интуиция истолковывает красивую тревогу леса как «жажду веры, жажду бога». Однако новый поворот лирического сюжета не получает развития: едва проявившись, интонация мистической тревоги вновь уступает место самоцельному любованию «лесной» декорацией. однотипных конструкций, что порой придавало его стихам монотонность.

Ранний литературный дебют и сравнительно быстро достигнутая поэтом известность обусловили заметное, хотя и кратковременное влияние, которое его поэзия оказала на многих поэтов серебряного века.

Вариант 2

Стихотворение К.Бальмонта «Фантазия» написано в 1894 году и вошло в первый сборник стихотворений поэта. «Фантазия» отличалась от других произведений Бальмонта того периода лёгкостью и изяществом.

Лирический герой восхищается увиденным, как будто забывая, что все образы возникают лишь в его воображении. Символист Бальмонт продолжает традиции романтизма с его двоемирием. Автор раскрывает красоту зимнего леса: «Шепчут сосны, шепчут ели, в мягкой бархатной постели им отрадно почивать».

В зимнем пейзаже есть что-то таинственное, даже колдовское, волшебное:

Все они так сладко дремлют, безучастно стонам внемлют

И с спокойствием приемлют чары ясных, светлых снов.

Этот мир идеален, но очень хрупок. Интересен образ луны, традиционный и для романтизма, и для символизма. Этот образ-символ придаёт стихотворению загадочность и в то же время олицетворяет смятение в душе лирического героя, в которой происходящее находит отклик. Его «томит тревога, жажда веры, жажда Бога».

Стихотворение состоит из трёх восьмистиший, оно написано восьмистопным хореем. Женская рифма (сиянье – изваянье) чередуется с мужской (берёз – грёз). Всё это придаёт звучанию стихотворения гармоничность.

Выразительность, эмоциональность стихотворения создаётся при помощи многочисленных тропов: сравнения («как живые изваянья»), метафоры («в искрах лунного сиянья»), эпитетов («вещий лес»), олицетворения (лес «дремлет»), а также синтаксических средств: риторических вопросов («Что их мучит?»), анафоры (повтор слов «что», «точно» в начале предложений и строк), рядов однородных членов («чары ясных, светлых снов»).

Вариант 3

К. Бальмонт – незаурядный лирик Серебряной эпохи. В многих его творениях властвуют не люди, а описательные фигуры и эмоции. Похожим образцом служить элегия «Фантазия». Элегию «Фантазия» Бальмонт издал в 1893 г. Лирик обрисовал в ней дремлющий зимний лес. В этом произведение поэт описывает свои мимолетные впечатления и полет бурной фантазии. Его поэтический герой в основном выражен как наблюдатель и только в конце он становится активным участником всего происходящего.

Далее прослеживается нотка волшебства: «духов ночи», их «жажду Господа, жажду веры». Наш герой замечает в контурах леса, что волшебное, загадочное, непонятное для человеческого ума. Поэтический сюжет элегии – покой и безмолвность, которое переменяется с чувствами уныния, волнения, нарастает как снежный ком с каждым мигом. Происходит воплощение природной стихии – лес, ветер, пурга. В элегии как будто все живое, это ощущается в описании леса: лес «спокойно дремлет», « шепчут, обедали, шепчут сосны» и т.д. Все фигуры Бальмонт описывает, как эфирные, легкие, неотчетливые, без каких либо отчетливых очертаний. Все пронизано безоблачными отблесками света, потопает в «светлом дожде», «искрах лунного сиянья». И грезы здесь чистые, ясные, тихие. Этому творению свойственно мелодичность и сладкозвучность.

Благодаря этому музыкальному звучанию, вспоминаются чувствительное журчания и плескания. Мелодичность дополняет и повторяет такие слова: пенье, пророчество, трепыхаются, дремлет, слушают, сияют. Рифмовка применяется и внутри строк. Стихотворец применяет анафоры: мчатся – мчатся, жажда – жажда, шепчут – шепчут, точно – точно. Поэт для того, чтоб настроить читателя на необходимое восприятие элегии применяет многозначительные приемы языка, выделяет мелодичную сонливость, тревогу, волнение, беспокойство, загадочность, фантазию, волшебство. Часто применяет олицетворение и риторические вопросы.

Бальмонт прекрасно мог чувствовать и улавливать находящийся возле него окружающий мир, выражал искреннее настроение. Произведение наполнено глубоким художественным смыслом, описывает фантастически, великолепные картины. Картины. После прочтения элегии «Фантазия», испытываешь необыкновенное наслаждение от ее мелодичности, сладкозвучия, прекрасной художественной выразительности, где описываются картины исключительной, необычной, волшебной, красоты природы.

Стихотворение «Фантазия» – анализ по плану

Вариант 1

В стихотворении Константина Бальмонта «Фантазия» мастерски рисуется картина зимнего леса, погруженного в дремотное состояние. Поэт использует тему зимней природы как повод для того, чтобы широко развернуть игру лирического воображения. Содержание стихотворения — мозаика рожденных фантазией поэта образов, которые не столько расширяют сферу изображения, сколько варьируют на разные лады первоначальное мимолетное впечатление.

Природные стихии — ветер, метель, лес — оживлены свойственным Бальмонтуприемом — олицетворением. Создается впечатление, что стихотворении все движется, чувствует, живет. Образы вольных стихий (ветра, моря, огня) в художественном мире Бальмонта на уровне символа передают ощущения свободной игры сил природы, легкости, воздушности, раскованной дерзости, в конечном счете — вольности человека в мире.

Для лирических пейзажей Бальмонта вообще характерны мотивы дрожания, вибрации, трепета, придающие общему строю качества зыбкости, переменчивости, мимолетности. Едва ощутимыми, филигранными касаниями поэт наносит контуры предметов, заставляя их словно пульсировать в лунном сиянии. Об этом образно говорят словосочетания «трепещут очертанья», «роптанья ветра», «дождь струится», «искры лунного сиянья».

«Фантазия» пронизана радужной игрой света и воздуха. Зимний лес как бы утрачивают вещественность, словно растворяясь в «светлом дожде», в «лунном сиянии». Этому способствуют многочисленные эпитеты.

Еще один заметный момент, свойственный лирике Бальмонта — гипертрофированная музыкальность. Словесно-звуковой ряд в «Фантазии» создает впечатление баюкающего плескания, нежного журчания. Молчание лунной ночи оттеняется описательными, ощутимыми внутренне, «мазками» шепота, вздохов, моления. В стихотворении используются повторы разных типов — излюбленный ритмический ход. Не менее заметна и другая грань звуковой организации стиха — активное использование аллитераций и ассонансов. Поэту присуще умение придать традиционному стихотворному размеру оригинальный ритмический оттенок. За счет сильного удлинения стиха (поэт растягивает хорей, обычный для русской поэзии, до восьми стоп) ритмическое приобретает качества сонливой замедленности, чей медлительности, размеренной ворожбы.

Поэтическое видение Константина Бальмонта необычайно художественно. Оно притягивает к себе непосредственностью реакций поэта на мир, неиссякаемостью и желанием все новых впечатлений. Перед нами — утонченный поэт-импрессионист, красота стихотворений которого изумляет внутренней прелестью. Бальмонт поэтически возвышает непостоянство настроений и вкусов, прибегнув для их передачи к насыщенной палитре образов и искусной внешней музыкальности.

Вариант 2

Бальмонта довольно часто легко узнать по его характерному слогу и способу рифмовки. Его ритмика и рифмы как бы накатываются на следующие строчки и создают своеобразное ощущение некоторого нагнетания, погружения в стихотворение. Фантазия является характерным примером и хотя относится к ранним произведениям автора, тут легко увидеть этот характерный бальмонтовский слог, который в дальнейшем будет его выделять среди многих других авторов.

Речь идет о зимнем лесе, который полон типичной для России растительности: сосны, ели березы. Поэт описывает эти деревья, как нечто массивное, грезящее и дремлющее. В первой части описывается спокойный сон деревьев, которые как бы перешептываются с ветром, внимают тайным звукам и видят нечто тайное в грезах.

Постепенно нагнетание увеличивается, становится более существенным, нарастает и содержательно стихотворение переходит к описанию духов ночи, которые струятся словно светлый дождь по лесным просторам. Какие-то мистические существа, которые неведомы людям и не могут даже им присниться. Поэт далее пытается понять какие мысли гложут самих этих духов и почему они так далеки от неба.

Вопрос про то почему «рой не может петь отрадный гимн небес?» указывает на инфернальность этих существ или как минимум дистанцированность от небесных высших сил. Эти страдания являются чем-то пугающим и страдающим. Далее мы получаем ответ на этот вопрос, эти духи томятся от жажды Господа, веры и именно поэтому они печальны.

Тут трактовки могут быть совершенно разными, но, так или иначе, наблюдается нечто похожее на поиски и печаль заблудших душ, которые стремятся снова обрести покой и веру. Чем-то этот образ, кстати говоря, напоминает людей заблудших в лесу в Старухе Изергиль. Только вот для этих духов ночи Бальмонт не предполагает своего Данко.

Помимо этого эти духи могут рассматриваться как падшие души, которые погрязли в собственных волнениях и заблуждениях. Контрастом тут выступают непоколебимые стволы деревьев, да и деревья как таковые, которые пребывают под светом луны, который в этом стихотворении описывается как благостный и сладостный. Этот свет навевает спокойные грезы и деревья впитывают в себя приятный свет, но практически не обращают внимания на стремительное движение духов ночи.

Вариант 3

В стихотворении создается картина спящего зимнего леса. Поэт не стремится к «ботанической» точности, но использует тему зимней природы как повод для того, чтобы широко развернуть игру лирического воображения. По сути дела, содержание стихотворения — мозаика мимолетных, рожденных фантазией поэта образов. Каждая последующая строчка не столько расширяет сферу изображения, сколько варьирует на разные лады первоначальное мимолетное впечатление.

Внутренняя выразительность стихотворения — в преображении статичной картины застывшего леса в динамичный, беспрерывно меняющийся поток образов. Природные стихии — ветер, метель, лес — оживлены характернейшим для Бальмонта приемом — олицетворением: в стихотворении все движется, чувствует, живет. Образы вольных стихий (ветра, моря, огня) в художественном мире Бальмонта приобретают прозрачность и глубину символов. Они передают ощущения свободной игры сил природы, легкости, воздушности, раскованной дерзости, в конечном счете — вольности человека в мире. В «Фантазии» за быстро меняющимися, калейдоскопически мелькающими ликами зимней ночи — легкокрылое воображение художника, его ничем не скованная творческая воля.

Внешние очертания бальмонтовских образов утрачивают графическую четкость. Тончайшими касаниями поэт наносит лишь контуры предметов, заставляя их будто пульсировать под лунным освещением. Для лирических пейзажей Бальмонта вообще характерны мотивы дрожания, вибрации, трепета, придающие образному строю качества зыбкости, переменчивости, мимолетности. Выделим в стихотворении словосочетания этой семантической группы: «трепещут очертанья», «роптанья ветра», «дождь струится», «искры лунного сиянья» (продолжите этот ряд самостоятельно).

«Фантазия», как и большинство других стихотворений Бальмонта, пронизана радужной свето-воздушной игрой. Создаваемые образы (сосны, ели, березы и т. д.) утрачивают вещественность, приобретают летучую невесомость, будто растворяются в «светлом дожде», в «лунном сиянии». Этому способствует любимое поэтом нанизывание многочисленных эпитетов, в цепочке которых тонет определяемое ими существительное.

Другая заметная в стихотворении особенность бальмонтовской поэтики — интенсивная, порой гипертрофированная музыкальность. Словесно-звуковой ряд в «Фантазии» создает впечатление баюкающего плескания, нежного журчания. Тишина лунной ночи оттеняется всполохами шепота, вздохов, моления. Излюбленный ритмический ход Бальмонта — повторы разных типов. He менее заметна и другая грань звуковой организации стиха — широчайшее использование аллитераций и ассонансов. Особенно любит Бальмонт инструментовку на шипящие и свистящие согласные: по стихотворению прокатываются звуковые волны ж-ш-щ-ч, с-з; велика роль сонорных л-р-м-н. He проходит поэт и мимо возможности эффектно использовать ассонансы: например, в третьем стихе в пяти из восьми ударных позиций оказывается е, а в шестом — четырежды использован ударный а. Бальмонту присуще умение придать традиционному стихотворному размеру новый ритмический оттенок. Так, хорей, которым написана «Фантазия», пользовался в русской поэзии репутацией энергичного, стремительного размера. За счет сильного удлинения стиха (поэт растягивает его до восьми стоп) ритмическое движение приобретает качества сонливой замедленности, певучей медлительности, размеренной ворожбы.

Общие ощущения от лирики Бальмонта — непосредственность реакций поэта на мир, неиссякаемая жажда все новых впечатлений, его умение поэтически возвысить непостоянство настроений и вкусов, импрессионистичность видения и сильнейшая тяга к внешней музыкальности.

Анализ стихотворения «Фантазия» К. Бальмонт

Вариант 1

Путь в литературу для Константина Бальмонта отнюдь не был усыпан розами. Несмотря на то, что свое первое стихотворение будущий поэт сочинил в 10 лет, прошло почти четверть века прежде, чем его автор стал по-настоящему знаменитым. Виной всему неугомонный характер Бальмонта, который в душе был истинным романтиком, поэтому постоянно попадал в нелепые истории. Некоторые из них заканчивались весьма плачевно, как, например, отчисление из университета за пропаганду революционных идей, а также запрет на проживание в крупных российских городах после того, как поэт принял участие в антиправительственном митинге.

К 1894 году, когда появилось на свет стихотворение «Фантазия», Константин Бальмонт уже успел снискать себе славу бунтаря и сторонника революционных идей. Однако на литературном поприще он так и оставался начинающим поэтом, который еще только готовил к изданию свой первый сборник стихов. Именно в него вошла лирическая и очень возвышенная «Фантазия», резко выделяющаяся на фоне других произведений этого периода своей легкостью и изяществом слога.

В своем увлечении учениями идеологов социализма Бальмонт все же не утратил возможность восхищаться окружающим миром, который, если верить Марксу и Энгельсу, должен был быть мрачным и лишенным привлекательности. Конечно, в любой стране на рубеже 19 и 20 веков можно было найти множество недостатков, и полудикая Россия, только вступившая на путь капитализма, представляла собой довольно удручающее зрелище.

Однако поэт видел и обратную сторону медали, восхищаясь красотой русских полей и лесов, их первозданной чистотой и гармонией. Правда, в тех литературных кругах, где вращался Бальмонт, о подобном писать было в то время не принято, так как и в прозе, и в поэзии царили пессимистичные настроения. Дамы писали о неразделенной любви и суициде, а мужчины призывали народ на баррикады. Бальмонту же при всей его бунтующей натуре после тюремного заключения и ссылки захотелось наполнить душу простыми человеческими радостями.

Вероятно, по этой причине на свет появилась романтическая «Фантазия», в которой автор раскрывает красоту зимнего леса. «Шепчут сосны, шепчут ели, в мягкой бархатной постели им отрадно почивать», — отмечает поэт, очень изящно и образно передавая хрупкость этого совершенного мира. Сон припорошенных снегом деревьев вызывает у поэта не только умиление, но и чувство легкой зависти. Он понимает, что человеку не дано вот так забыться и избавиться от всех своих бед, печалей и неудач. Бальмонт понимает, что лично ему никогда не стать таким же безмятежным и умиротворенным, как деревья, которые могут себе позволить, «ветви стройные склоняя, звукам полночи внимать».

Себя поэт ассоциирует, скорее, с духами ночи, которые мчатся через лес. «Что их мучит, что тревожит?», — задается вопросом автор. И довольно легко находит на него ответ, заглянув в собственную душу. Там царит полное смятение, так как Бальмонт не знает, что ждет его впереди, к чему следует стремиться и на что надеяться. Его, как и лесных обитателей, «томит тревога, жажда веры, жажда Бога».

Однако никто не в состоянии помочь ни поэту, ни духам ночи обрести покой и вернуть себе жизненную цель. Поэтому Бальмонту остается лишь фантазировать на тему заснеженного леса, который представляется поэту убежищем от житейских бурь, хотя автор и понимает, что «сладко дремлют» в этом удивительном царстве лишь деревья. А ему никогда не найти в этом сказочном мире того, что принято именовать смыслом жизни, которого поэт лишен из-за стремления быть бунтарем и желания изменить этот мир к лучшему.

Вариант 2

Бальмонт – выдающийся поэт-символист Серебряного века. Одно из его произведений – стихотворение «Фантазия», написанное в 1893 году. Поэт описывает в нём спящий зимний лес, вложив в описание всю игру лирического воображения, все оттенки собственных мимолётных впечатлений. За быстро меняющимися образами лесной ночи – ничем не скованная творческая натура поэта.

Лирический герой в большей части стихотворения – лишь наблюдатель. Только в конце второй строфы он становится активнее, следует череда риторических вопросов. Здесь появляется и мистический подтекст произведения: за «тихими стонами» деревьев поэт различает «духов ночи», их «жажду веры, жажду бога». Лирический герой чувствует в чуть трепещущих очертаниях леса что-то таинственное, неземное, недоступное пониманию человека.

Лирический сюжет стихотворения – тишина, спокойствие, дрема, сменяющийся движением («это мчатся духи ночи») и оттенком тревоги, печали («чьё-то скорбное моленье», «что их мучит, что тревожит?»), нарастающим с каждым мгновением («всё сильней звучит их пенье, всё слышнее в нём томленье»). Потом вновь наступает спокойная дремота «без муки, без страданья».

Природные стихии – ветер, метель, лес – оживлены олицетворением. В стихотворении всё движется, чувствует, живёт: «живые изваянья», лес «спокойно дремлет», «роптанью ветра внемлет», «исполнен тайных грёз»; «стон метели», «шепчут сосны, шепчут ели» и так далее.

Образы Бальмонта расплывчаты, лишены чётких очертаний, воздушны: «чуть трепещут очертанья», «роптанья ветра», «светлый дождь струится», «искры лунного сиянья».

«Фантазия» пронизана радужной игрой света. Всё утопает в «искрах лунного сиянья», «светлом дожде»; даже сны – ясные и светлые.

«Фантазии», как и многим произведениям Бальмонта, присуща музыкальность. Поток звуков создаёт впечатление нежного журчания, плескания. Часто повторяются шипящие ж-ш-щ-ч, свистящие с-з, согласные л-р-м-н. Музыкальность достигается и повторением некоторых слов: луна, сиянье, пенье, трепещут, вещих, дремлют, внемлют, стон. Рифмы используются даже внутри строки: изваянья – сиянья, дремлет – внемлет, метели – ели, вспоминая – проклиная. Бальмонт часто прибегает к анафорам: шепчут – шепчут, чьи-то – чьё-то, точно – точно, это – это, что – что, всё – всё, жажда – жажда, мчатся – мчатся.

Чтобы подчеркнуть таинственность, певучую сонливость, романтичность, а иногда и тревожность, Бальмонт использует выразительные средства языка. Стихотворение начинается с оксюморона «живые изваянья», сразу настраивая читателя на нужное восприятие. Стихотворение насыщено эпитетами (дремлет – спокойно, сладко, чрез – тайных, стон – тихий, ветви – стройные, моленье – скорбное, стволы – вещие и сказочные, сны – ясные и светлые) и сравнительными оборотами («как живые изваянья», «точно искрится звезда», «точно светлый дождь струится», «как червь»). Очень часто Бальмонт использует олицетворения, а во второй строфе – риторические вопросы.

Общее впечатление – его непосредственность в восприятии окружающего мира, умение лирически выразить едва уловимые оттенки душевного настроя. Читая «Фантазию», получаешь удовольствие от музыкальности стиха, глубокой художественной выразительности, рисующей в воображении чудесные, необыкновенные картины.

Вариант 3

Бальмонт — выдающийся поэт-символист Серебряного века. Одно из его произведений — стихотворение «Фантазия», написанное в 1893 году. Поэт описывает в нём спящий зимний лес, вложив в описание всю игру лирического воображения, все оттенки собственных мимолётных впечатлений. За быстро меняющимися образами лесной ночи — ничем не скованная творческая натура поэта.

Лирический герой в большей части стихотворения — лишь наблюдатель. Только в конце второй строфы он становится активнее, следует череда риторических вопросов. Здесь появляется и мистический подтекст произведения: за «тихими стонами» деревьев поэт различает «духов ночи», их «жажду веры, жажду бога». Лирический герой чувствует в чуть трепещущих очертаниях леса что-то таинственное, неземное, недоступное пониманию человека.

Лирический сюжет стихотворения — тишина, спокойствие, дрема, сменяющийся движением («это мчатся духи ночи») и оттенком тревоги, печали («чьё-то скорбное моленье», «что их мучит, что тревожит?»), нарастающим с каждым мгновением («всё сильней звучит их пенье, всё слышнее в нём томленье»). Потом вновь наступает спокойная дремота «без муки, без страданья».

Природные стихии — ветер, метель, лес — оживлены олицетворением. В стихотворении всё движется, чувствует, живёт: «живые изваянья», лес «спокойно дремлет», «роптанью ветра внемлет», «исполнен тайных грёз»; «стон метели», «шепчут сосны, шепчут ели» и так далее.

Образы Бальмонта расплывчаты, лишены чётких очертаний, воздушны: «чуть трепещут очертанья», «роптанья ветра», «светлый дождь струится», «искры лунного сиянья».

«Фантазия» пронизана радужной игрой света. Всё утопает в «искрах лунного сиянья», «светлом дожде»; даже сны — ясные и светлые.

«Фантазии», как и многим произведениям Бальмонта, присуща музыкальность. Поток звуков создаёт впечатление нежного журчания, плескания. Часто повторяются шипящие ж-ш-щ-ч, свистящие с-з, согласные л-р-м-н. Музыкальность достигается и повторением некоторых слов: луна, сиянье, пенье, трепещут, вещих, дремлют, внемлют, стон. Рифмы используются даже внутри строки: изваянья — сиянья, дремлет — внемлет, метели — ели, вспоминая — проклиная. Бальмонт часто прибегает к анафорам: шепчут — шепчут, чьи-то — чьё-то, точно — точно, это — это, что — что, всё — всё, жажда — жажда, мчатся — мчатся.

Чтобы подчеркнуть таинственность, певучую сонливость, романтичность, а иногда и тревожность, Бальмонт использует выразительные средства языка. Стихотворение начинается с оксюморона «живые изваянья», сразу настраивая читателя на нужное восприятие. Стихотворение насыщено эпитетами (дремлет — спокойно, сладко, чрез — тайных, стон — тихий, ветви — стройные, моленье — скорбное, стволы — вещие и сказочные, сны — ясные и светлые) и сравнительными оборотами («как живые изваянья», «точно искрится звезда», «точно светлый дождь струится», «как червь»). Очень часто Бальмонт использует олицетворения, а во второй строфе — риторические вопросы.

Общее впечатление — его непосредственность в восприятии окружающего мира, умение лирически выразить едва уловимые оттенки душевного настроя. Читая «Фантазию», получаешь удовольствие от музыкальности стиха, глубокой художественной выразительности, рисующей в воображении чудесные, необыкновенные картины.

Полный текст стихотворения К. Бальмонт «Фантазия»

Как живые изваянья, в искрах лунного сиянья,

Чуть трепещут очертанья сосен, елей и берез;

Вещий лес спокойно дремлет, яркий блеск луны приемлет

И роптанью ветра внемлет, весь исполнен тайных грез.

Слыша тихий стон метели, шепчут сосны, шепчут ели,

В мягкой бархатной постели им отрадно почивать,

Ни о чем не вспоминая, ничего не проклиная,

Ветви стройные склоняя, звукам полночи внимать.

Чьи-то вздохи, чье-то пенье, чье-то скорбное моленье,

И тоска, и упоенье, — точно искрится звезда,

Точно светлый дождь струится, — и деревьям что-то мнится

То, что людям не приснится, никому и никогда.

Это мчатся духи ночи, это искрятся их очи,

В час глубокой полуночи мчатся духи через лес.

Что их мучит, что тревожит? Что, как червь, их тайно гложет?

Отчего их рой не может петь отрадный гимн небес?

Всё сильней звучит их пенье, всё слышнее в нем томленье,

Неустанного стремленья неизменная печаль, —

Точно их томит тревога, жажда веры, жажда бога,

Точно мук у них так много, точно им чего-то жаль.

А луна всё льет сиянье, и без муки, без страданья

Чуть трепещут очертанья вещих сказочных стволов;

Все они так сладко дремлют, безучастно стонам внемлют

И с спокойствием приемлют чары ясных, светлых снов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Литературный блог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

двадцать + 6 =

Adblock
detector