Николай Степанович Гумилёв — русский поэт Серебряного века

Николай Степанович Гумилев (биография 1886 – 1921) – русский поэт, прозаик, литературный критик, переводчик, представитель литературы «серебряного века», основатель школы русского акмеизма.

Николай Степанович Гумилёв - русский поэт Серебряного века

Краткая биография – Гумилев Н. С.

Вариант 1

Родился в Кронштадте, в семье корабельного врача, рос в Царском Селе. Учился в Николаевской Царскосельской гимназии, директором которой в то время был поэт И.О. Анненский. Он стал наставником Гумилёва.

В октябре 1905 вышел в свет первый сборник стихов Гумилёва «Путь конквистадоров», изданный на средства родителей.

В 1906 окончил гимназию и отправился в Париж, где поступил в Сорбонну. В Париже начал издавать литературный журнал «Сириус». Вышло всего три номера; основные авторы – сам Гумилёв и молодая поэтесса Анна Горенко (Ахматова).

Вернувшись в Россию, поселился в Царском Селе, был зачислен в Петербургский университет. Учился на юридическом, затем на историко-филологическом факультетах, но курса не кончил.
В 1907 совершил в своё первое путешествие в Африку. Весной 1910 он обвенчался с Ахматовой, а осенью вновь отправился в Африку. В 1911 вместе с С. Городецким организовал «Цех поэтов», где зародилось новое литературное направление – акмеизм.

В 1912 у него родился сын. Сразу после начала Первой мировой войны Гумилёв пошёл добровольцем. В мае 1917 его отправили в командировку на Салоникский фронт, но Гумилёв не попал туда и был оставлен в Париже. В 1918 перебрался в Лондон, оттуда вернулся в Россию.

В 1919 женился на Анне Николаевне Энгельгардт. Занялся переводами и преподавательской деятельностью, много печатался, работал в издательстве «Всемирная литература», руководил Петроградским отделением Союза поэтов. В 1921 был арестован по подозрению в участии в заговоре и расстрелян.

Вариант 2

Николай Степанович Гумилев (1886—1921) русский поэт Серебряного века, создатель школы акмеизма, переводчик, литературный критик, путешественник, офицер. Родился (3) 15 апреля 1886 года в Кронштадте в семье Степана Яковлевича Гумилёва, корабельного врача, участвовавшего в нескольких кругосветных плаваниях и много рассказывавшего сыну о море и путешествиях.

В литературе Гумилев дебютировал как символист. Первый сборник стихов «Путь конквистадоров» он издал в 1905 году, впоследствии считая его «ученическим опытом». Этот труд удостоил отдельной рецензией Валерий Брюсов – один из авторитетнейших поэтов того времени. Долгое время Гумилёв считал Брюсова своим учителем, и мэтр покровительствовал молодому поэту, относясь к нему по-отечески.

Николай Гумилёв много путешествовал – побывал в Италии, во Франции, совершил несколько экспедиций по восточной и северо-восточной Африке, откуда привез в Музей антропологии и этнографии (Санкт-Петербург) богатейшую коллекцию фотографий и предметов. Опыт скитаний отразился в стихотворениях, сборниках, поэмах.

Одним из важных событий в творческой биографии Гумилева стало провозглашение нового литературного направления – акмеизм, ставший для поэта выражением его внутренней художнической и личностной сути, и привлекшим крупнейшие таланты эпохи, такие как А. Ахматова, ставшая его женой (они развелись в 1918 г.), О. Мандельштам и др. Первой по-настоящему акмеистической книгой Гумилева стало «Чужое небо».

Во время Первой мировой войны (1914) Гумилев пошел на фронт добровольцем, участвовал в боевых действиях, был дважды награжден за храбрость Георгиевскими крестами и получил офицерское звание. В годы войны он не прекращал литературной деятельности: был издан сборник «Колчан», написан цикл очерков «Записки кавалериста», несколько пьес.

Приверженец монархии, Гумилев не принял большевистской революции 1917 года, однако эмигрировать отказался. Он был одной из наиболее заметных фигур в литературной жизни Петрограда этого времени – много печатался, руководил в Петрограде Союзом поэтов, читал лекции, вместе с А.Блоком, М.Горьким, К.Чуковским и другими крупными писателями работал в издательстве «Всемирная литература».

В августе 1921 года Гумилёв был арестован по обвинению в участии в контрреволюционном заговоре. И по постановлению Петроградской ГУБЧК от 24 августа 1921 года один из лучших поэтов «серебряного века» Николай Степанович Гумилев был расстрелян. Точная дата и место расстрела Гумилева неизвестны.

Гумилев предсказал свою смерть в стихотворении «Рабочий». Говорят, что перед расстрелом он запел «Боже, царя храни», хотя никогда не был монархистом. (По свидетельству отца Александра Туринцева, однажды Гумилев остался сидеть и выплеснул шампанское через плечо, когда все вокруг верноподданно вскочили при тосте за Государя Императора.) Гумилев вел себя со своими палачами как истинный заговорщик, — гордо, презрительно. Впоследствии оказалось, что ни в каком заговоре он на самом деле не участвовал. Как можно судить по воспоминаниям Одоевцевой, его, видимо, подвела склонность к разговорчивой таинственности, которой он по-мальчишески щеголял.

После антологии Ежова и Шамурива (1925) книги Гумилева долго не переиздавали, однако их можно было найти в букинистических магазинах и в самиздате. Лишь при Горбачеве состоялся пересмотр «дела Гумилева» и с него было полностью снято обвинение в контрреволюционном заговоре, что воскресило его поэзию для широкого читателя.

Вариант 3

Николай Гумилев родился в 1886 г. в Кронштадте. Момент появления на свет будущего поэта ознаменовался тревожными погодными явлениями: за окном неистовствовала буря. Повивальная бабка, что помогала матери в родах, сочла это не слишком хорошей приметой: «Бурная будет у него жизнь!» — сказала она, принимая ребенка. И не ошиблась.

Николай Гумилев прожил всего 35 лет. Он оказался одним из тех людей, которые горят факелом, не жалея себя и растрачивая жизненные силы без всякой осторожности. Его стихи – это сказочный мир, мир победителей, прекрасных принцев и красавиц. Именно там находил Гумилев успокоение и радость после всех своих приключений, туда уходил с головой, когда жизнь не предоставляла ему возможностей для новых подвигов. Впрочем, такие возможности он все же находил – сам, без всякой посторонней помощи.

Первые стихи Коля сочинил в 6 лет. Читать он выучился то ли в 5, то ли в 7 лет – разные источники называют различные цифры. Несомненно одно: после того, как буквы были освоены, Николай начал читать запоем. Еще ему нравилось слушать рассказы взрослых о путешествиях: по карте он мысленно следовал за странниками. В гимназии он подбивал мальчишек на поиски кладов и сокровищ, устраивал игры, которые сегодня назвали бы квестами. А вот учился не очень охотно: вероятно, ему было просто скучно сидеть за школьной партой.

В юности Николай страстно влюбился в Анну Горенко – ту самую, что через несколько лет прославится на всю Россию и будет известна под фамилией «Ахматова». Не испытывавшая недостатка в поклонниках барышня ответила отказом на предложение руки и сердца от начинающего поэта Гумилева, и тот с горя принял яд. Умирать он отправился в Булонский лес – там его и обнаружили поутру крепко спящего.

Увлечение Гумилева все же окончилось браком, но он просуществовал всего 3 года. Некрасивый, худенький, узкоплечий поэт всю жизнь горячо влюблялся, причем любовь его носила какую-то печать обреченности: так, однажды он страстно привязался к смертельно больной девушке. Ахматова смотрела терпеливо на все «сумасбродства», а сама понемногу набиралась сил, взрослела. Однажды Гумилев надолго отбыл в Африку – этот жаркий континент всегда был предметом его самых горячих грез – а вернувшись, узнал, что Анна влюбилась и просит развода. Она уже вовсю печаталась. Казалось, цвет ее таланта горит намного ярче, нежели дар ее – теперь уже бывшего – супруга…

Николай продолжал странствовать, в Африке он участвовал в опасных приключениях: охотился на акулу и на гиену, передвигался на верблюде по безводной желтой Сахаре и, конечно, не прекращал писать. Его Африка – это чернокожая девушка с грубоватыми, но прекрасными формами, окруженная дикими зверями.

Африканских приключений было мало вечно ищущему героики и победы над собой молодому человеку. Он добровольцем ушел на фронт Первой Мировой – и попал в Уланский полк. За личную храбрость получил 2 Георгиевских креста.

В 1918 г. из Европы после войны Гумилев возвращается в Россию. При этом ему с трудом удалось получить разрешение на въезд. Знал бы он, к какой судьбе рвется навстречу! Поначалу все шло неплохо: Горький помог ему с работой, устроил сотрудником в издательство «Всемирная литература». Николай читал лекции, писал стихи, переводил с французского и английского.

Но Россия, в которую он приехал, была уже не та Россия. Новое государство, новые принципы построения общества, новые идеалы – все изменилось, все стало другим. Как относился к этому Гумилев? Скорее всего, пытался остаться нейтральным. Он был прежде всего Поэтом, оставался аполитичным по мере возможности. Его битвы и сражения были только сражениями с самим собой – он всю жизнь преодолевал себя, находил и побеждал трудности.

В 1921 г. Николаю Гумилеву предъявили обвинение в антиправительственной деятельности. Действительно ли он принимал участие в контрреволюционном заговоре? Сегодня вряд ли кто-то может с уверенностью ответить на этот вопрос.

Поэта расстреляли. В те годы подобные дела делались быстро – с контрреволюционерами не церемонились. Перед смертью Гумилев читал Гомера.

Яркой звездой на поэтическом небосклоне России вспыхнула жизнь Николая Гумилева. Он никогда не прятался от опасностей, наоборот, сам смело шел к ним, глядя смерти в лицо. В игре со смертью старуха с косой все-таки вышла победительницей. Но у нас остались прекрасные стихи Николая Гумилева. Это сокровище не подвластно ни смерти, ни времени.

Биография Гумилева Н. С. по годам

1886, 3 (15) апреля – родился в Кронштадте, в семье корабельного врача Степана Яковлевича Гумилева.

1887 – семья Гумилевых переезжает жить в Царское Село.

1900 – для укрепления здоровья детей семья переезжает на Кавказ, в Тифлис. Здесь Гумилев поступает во 2-ю Тифлисскую гимназию.

1902 – 8 сентября в газете «Тифлисский листок» опубликовано первое стихотворение Н.С.Гумилева: «Я в лес бежал из городов...» с подписью «К.Гумилев».

1903 – семья Гумилевых возвращается из Тифлиса в Царское Село. Гумилев поступает в 7-й класс Николаевской Царскосельской гимназии, директором которой в то время был поэт И. Ф. Анненский. 24 декабря состоялось знакомство с Анной Горенко будущей женой Гумилева, поэтессой Анной Ахматовой.

1905 – В октябре вышел в свет первый сборник стихов Н. С. Гумилева «Путь конквистадоров», изданный на средства родителей.

1906 – завершение обучения в гимназии, Гумилев получает аттестат зрелости. Поездка в Париж, поступление в Сорбонну.

1907 – в Париже с первой половины января Гумилев издает двухнедельный литературный журнал «Сириус».

1908 – в январе выходит вторая книга стихов Гумилева – «Романтические цветы» (32 стихотворения), посвященная Анне Андреевне Горенко. Поступает на юридический факультет Петербургского университета, вскоре переводится на историко-филологический.

1909 – на несколько месяцев уезжает в Абиссинию. Активно участвует в создании журнала «Аполлон».

1910 – венчание с Анной Горенко. Выход третьей книги стихов «Жемчуга».

1911 – создание «Цеха поэтов».

1912 – сборник «Чужое небо».

1913 – 25 марта в Троицком театре (Троицкая, 18)* состоялась премьера «африканской» пьесы «Дон-Жуан в Египте».
апрель – в качестве начальника экспедиции от Академии Наук уезжает на полгода в Африку (для пополнения коллекции этнографического музея), ведет путевой дневник (отрывки из "Африканского дневника"* публиковались в 1916).

1914 – после начала Первой мировой войны, в августе, записывается добровольцем в армию. Был награждён знаком отличия военного ордена (Георгиевского креста) 4-й степени.

1916 – выход сборника «Колчан».

1917 – в мае Гумилев переводится на Салоникский фронт.

1918 – возвращение в Россию. Издает книги стихов «Костер», «Фарфоровый павильон».

1921 – выходят сборники «Шатер», «Огненный столп». С начала весны Гумилёв руководил студией «Звучащая раковина».
в августе арестован по подозрению в участии в заговоре и расстрелян. Дата, место расстрела и захоронения неизвестны.

Полная биография — Гумилев Н. С.

Мальчик, рассматривающий карту мира, видит больше, чем все великие путешественники, вместе взятые. Его фантазия рисует волшебные миры, дикие джунгли и пыльные обрывы. Николай Гумилев, со дня рождения которого в апреле исполнилось 130 лет, — единственный из постов Серебряного века, который всегда оставался мальчишкой. Он был не просто поэт, но: поэт, путешественник, воин.

Детство, семья

Гумилев был поэтом дальних странствий, «принадлежащим династии Колумба». О путешествиях, и в первую очередь об Африке, он мечтал с детства. Его отец. Степан Яковлевич Гумилев, был корабельным врачом, служил в военном флоте и совершил немало путешествий. Мать, Анна Ивановна, урожденная Львова, происходила из старинного дворянского рода. Николай Гумилев родился в Кронштадте 15 апреля 1886 года. В день его рождения бушевал ураган, и повивальная бабка, принимая младенца предсказала; «Бурная будет у него жизнь».

Но родился ребенок маленьким, хилым и все детство страдал головными болями. Врачи обнаружили у него «повышенную деятельность мозга» Николай тяжело переносил любой шум, любую новую информацию, после каждой прогулки проваливался в глубокий сон. Эти симптомы исчезли лишь в 15 лет. Он любил читать — выучился в пять лет, и сразу же начал сочинять сам.

Красивые названия притягивали мальчика, хотя он еще не понимал их смысла. Дома часто читали вслух, и, слушая описания какого-нибудь путешествия, Николай следил по карте за маршрутом.

Семья Гумилевых жила в Царском Селе, потом переехала в Петербург, где Николай поступил в гимназию. Успехи у него были средние, но гимназия ему нравилась. У Николая была большая коллекция оловянных солдатиков, и он увлек игрой всех гимназистов: они устраивали настоящие сражения. В гимназии мальчишки искали клады, лазили по подвалам, пытались найти тайные ходы, зачитывались Майн Ридом и Жюлем Верном.

Гумилев, прочитав о восстании сипаев в Индии, потребовал, чтобы его называли Нэн-Саиб — по имени героя этого восстания. В комнате Гумилева хранились картонные доспехи и оружие, и уже тогда он мог сказать о себе словами из своей будущей книги стихов: «Я конквистадор в панцире железном». Неважно, что железо было из картона: фантазии могут преобразить реальность и картонные латы окажутся непробиваемыми.

Первое настоящее путешествие Гумилев совершил, когда ему исполнилось 12 лет. У его старшего брата Мити обнаружили туберкулез, и семья переехала в Тифлис. Николай влюбился в Кавказ: на природе можно было отдохнуть от городского шума.

В Тифлисе же состоялась его первая настоящая публикация: в 1902 году в «Тифлисском Листке» напечатали стихотворение Гумилева «Я в лес бежал из городов». Он печатался и раньше, писал рассказы для гимназического литературного журнала, но «Тифлисский Листок» — это была уже «взрослая» газета. Вернувшись в Петербург, Гумилев с большим трудом получил аттестат зрелости в царскосельской Николаевской гимназии, где директором был Иннокентий Анненский.

После окончания гимназии Гумилев сразу уехал в Париж. Там он слушал курс лекций в Сорбонне, занимался оккультизмом (потом, правда, признавал, что удачно написанное стихотворение дает тот же трепет, что и сеансы спиритизма), гулял, выпускал литературный журнал «Сириус» (но писал туда в основном сам, под псевдонимом). И кроме прочего, страдал от неразделенной любви.

Николай Гумилев был поразительно некрасив -это отмечали все его знакомые. Ирина Одоевцева, поздняя возлюбленная Гумилева, писала об их первой встрече:

«Высокий, узкоплечий, в оленьей дохе, с белым рисунком по подолу, колыхавшейся вокруг его длинных, худых ног. Ушастая оленья шапка и пестрый африканский портфель придавали ему еще более необыкновенный вид... Трудно представить себе более некрасивого, более особенного человека. Все в нем особенное и особенно некрасивое. Продолговатая, словно вытянутая вверх голова, с непомерно высоким плоским лбом. Волосы стриженные под машинку, неопределенного пегого цвета. Жидкие, будто молью травленные брови. Под тяжелыми веками совершенно плоские, косящие глаза. Пепельно-серый цвет лица, узкие, бледные губы. Улыбался он тоже совсем особенно. В улыбке его было что-то жалкое и в то же время лукавое. Что-то азиатское».

К тому же он картавил и ходил чуть косолапя. С детства поняв, что нет у него ни особой силы, ни героической внешности, Гумилев стремился очаровывать дам и совершать настоящие подвиги, чтобы доказать самому себе собственную мужественность. И, как Дон-Кихот, воспитанный на рыцарских романах и прославляющий свою Прекрасную Даму, Гумилев всегда был влюблен, и всегда страдал. Еще в Тифлисе он ухаживал за всеми красивыми барышнями, писал им стихи — и легко мог посвятить одно и то же стихотворение сразу нескольким возлюбленным.

В 17 лет он познакомился с Аннон Горенко (будущей Ахматовой) — ей тогда было 14. И, конечно, влюбился. Уже в первом сборнике его поэзии («Путь конквистадоров», вышедший в 1905 году), есть несколько стихов, посвященных Горенко. Он не однажды делал ей предложение, но она упорно отказывала. В Париже Гумилев тосковал по ней, пытался покончить с собой — принял яд и пошел умирать в Булонский лес, где его, спящего, и нашли на следующий день.

Неразделенная любовь, жажда странствий и вдохновляющий пример французского поэта Артюра Рембо влекли юношу в Африку. Про Абиссинию — она же Эфиопия — Гумилев читал с детства. Называл ее «колдовской страной». «Что они вычитывают из молодого Гумилева, кроме озера Чад, жирафа, капитанов и прочей маскарадной рухляди?» — раздраженно спрашивала Ахматова уже после смерти поэта. Она-то, конечно, «вычитывала» только себя.

Но озеро Чад («Ты плачешь? Послушай... далеко-далеко, на озере Чад, изысканный бродит жираф») не было «маскарадной рухлядью». Это была страсть, настоящая любовь. Не зря очерк Гумилева «Африканская охота» начинается словами: «На старинных виньетках часто изображали Африку в виде молодой девушки, прекрасной, несмотря на грубую простоту ее форм, и всегда. всегда окруженной дикими зверями».

Прекрасная девушка и дикие звери — что может вернее привлечь юного поэта? Он писал отцу о мечте поехать в Африку, но тот был категорически против этой затеи. Однако Николай сэкономил средства из денег, ежемесячно присылаемых родителями, и в 1907 году все-таки уехал — сначала в Египет, потом в Судан. Он ночевал в трюме парохода, ездил «зайцем», а чтобы близкие не волновались, он заранее написал письма и попросил друзей регулярно отправлять эти письма его родителям.

Африка его покорила, влюбила в себя навсегда. Поэт Георгий Иванов рассказывал, как однажды спросил у Гумилева, что тот испытал, впервые увидев Сахару. Николай ответил в духе подростков, старающихся казаться взрослее, чем они есть на самом деле: «Я не заметил ее. Я сидел на верблюде и читал Ронсара». Но это всего лишь мальчишеская поза. Человек, так воспринявший Сахару, никогда бы не написал апокалиптически-прекрасное стихотворение о том, как пески «пылающей юной» Сахары засыпают весь наш зеленый мир, превращая его в «золотой океан».

После первой поездки в Африку стихи Гумилева изменились — стали глубже и чище. Валерий Брюсов писал, что чем дальше, тем призрачней становились образы гумилевских стихов и тем свободней его фантастика. И, конечно, он продолжал оставаться «повесой из повес», даже будучи влюблен в Горенко. Одно из его увлечений привело к поединку с Максимилианом Волошиным.

Еще в июле 1907 года, в Париже, Гумилев познакомился с поэтессой Елизаветой Дмитриевой. После его возвращения из Африки они вместе поехали в Коктебель. «Все путешествие туда, — вспоминает Елизавета Дмитриева, — я помню, как дымно-розовый закат, и мы вместе у окна вагона. Я звала его «Гумми», не любила имени «Николай», — а он меня, как зовут дома меня, «Лиля» — «имя похоже на серебристый колокольчик», так говорил он».

В Коктебеле Гумилев сделал ей предложение. Она, как и многие его прекрасные дамы, отказала: хромоножка Елизавета Дмитриева, преподавательница гимназии, была некрасива, умна, талантлива и искренне влюблена в Максимилиана Волошина. Именно Волошин, склонный к авантюрам, и предложил Дмитриевой «поиграть» — отправить ее стихи в редакцию литературного журнала «Аполлон» от имени испанской монахини Черубины де Габриак. Черубина — одна из самых знаменитых литературных мистификаций, предтеча многих виртуальных персонажей и виртуальных романов.

В таинственную поэтессу влюбилась вся редакция: Черубина казалась такой романтичной, такой удивительной, и в ее стихах все сотрудники «Аполлона», начиная от главного редактора — Сергея Маковского, искали и находили намеки на се неземную красоту. Когда мистификация открылась, Дмитриева призналась Гумилеву, что это Волошин сделал из нее Черубииу. Гумилев разозлился и якобы начал всем рассказывать о своих отношениях с Черубиной — в подробностях. Волошин, разумеется, при первой же встрече с Гумилевым дал ему пощечину. Дуэль была неизбежна.

Поединок состоялся на Черной речке: романтические мальчишки, конечно, не могли найти лучшего места — там дрался Пушкин с Дантесом. Гумилев промахнулся, у Волошина пистолет дважды дал осечку — и вновь поэты подали друг другу руки лишь через несколько лет. Секундант Гумилева Алексей Толстой уверял, что точно знает: Николай Степанович ничего не говорил о Дмитриевой, но из гордости не стал отрицать обвинений.

Елизавета Ивановна> все же чего-то не рассчитала, -ехидно замечала впоследствии Ахматова. — Ей казалось, что дуэль двух поэтов из-за нее сделает ее модной петербургской> дамой и обеспечит почетное место в литературных кругах столицы, но и ей почему-то пришлось почти навсегда уехать». Дмитриева вскоре рассталась с Волошиным, стихи писать перестала, и даже читать их потом не могла.

А Гумилев после этой дуэли в очередной раз сделал предложение Анне Горенко. И она наконец-то согласилась. Весной 1910 года Николай Гумилев женился на Айне Горенко (Ахматовой), и молодожены уехали в Париж, где пробыли полгода.

А еще через полгода Гумилев снова уехал в Абиссинию. По дороге высаживался в Пирее, был в Акрополе и,по его воспоминаниям, "молился Афине Палладе перед ее храмом. Я понял, что она жива, как и во времена Одиссея, и с такою радостью думаю о ней». Но Одиссеем Гумилев себя не считал. А его жена не была Пенелопой, томящейся в ожидании мужа: пока он отсутствовал. Анна Горенко-Ахматова стала поэтом.

Она и раньше писала стихи, но мужу они не нравились, о чем он честно ей говорил. Они вообще всю совместную жизнь ревновали друг друга к славе, пытались посчитать, кто из них лучше. Пока муж путешествовал, Горенко показала свои новые стихи редактору журнала «Аполлон» Сергею Маковскому, и тот их опубликовал. Вернувшись, Гумилев мог лишь смириться с тем, что его жена, взявшая псевдоним «Анна Ахматова», пишет лучше, чем он сам.

Но после этого что-то надломилось в их любви. Он быстро переключился на других прекрасных дам — продолжал ухаживать за всеми подряд, а Ахматова писала:

«Жгу до зари на окошке свечу
И ни о ком не тоскую,
Но не хочу, не хочу, не хочу
Знать, как целуют другую!»

«Другой» была прежде всего Мария Кузьмина-Караваева, в которую Гумилев нежно влюбился. Мария была смертельно больна — возможно, именно эта обреченность и привлекла романтичного Гумилева. Это единственный вид любви, который его всегда волновал: любовь романтическая, «посвященная небу», несчастная и несбыточная. Брак с Ахматовой был, очевидно, неудачным, и рождение сына, Льва, в 1912 году лишь слегка отсрочило разрыв.

В том же году Николай Гумилев поступил в университет, на историко-филологический факультет, где изучал старофранцузских поэтов. И продолжал стремиться в Африку — она одна могла залечить все его раны, не зря же он писал в каком-то письмо с дороги: «Здесь уже настоящая Африка... Я совсем утешен н чувствую себя прекрасно».

В 1913 году для этого подвернулся удачный случай: Музей антропологии и этиофафии хотел собрать африканскую коллекцию. Гумилев писал, что мечтает пройти Данакнльскую пустыню, но на такой маршрут у Академии наук не было денег. Поэтому Гумилев со своим племянником должны были отправиться в Абиссинию н Сомали; сначала в Джибути, затем к Харрару и далее на юг. Цель путешествия — «делать снимки, собирать этнографические коллекции, записывать песни и легенды, -писал Гумилев. — Кроме того, мне предоставлялось право собирать зоологические коллекции».

За день до отъезда Гумилев заболел — решили, что тиф: высокая температура, сильная головная боль. Но за два часа до отхода поезда он потребовал воды для бритья, побрился, уложил вещи, выпил стакан чаю с коньяком к уехал.

Об этом путешествии он написал «Африканский дневник», и духом этой поездки пропитана книга его стихов «Шатер».

Именно в этой поездке Гумилев познакомился с Тафари Маконеном — человеком, позже ставшим императором Абиссинии Хайле Селассие, сфотографировал его и его жену и описал эту встречу в своем «Африканском дневнике». Он должен был получить от Мзконена разрешение на путешествие по Абиссинии. Гумилев узнал, что Маконен ведет свой род «от царя Соломона и царицы Савской». Дом будущего императора напомнил поэту «не очень хорошую дачу, где-нибудь в Парголове». Гумилев был и на одном из спектаклей первого абиссинского театра.

Он «собирал этнографические коллекции, без стеснения останавливал прохожих, чтобы осмотреть надетые на них вещи, без спроса входил в дома и пересматривал утварь, терял голову, стараясь добиться сведений о назначении какого-нибудь предмета у не понимавших, к чему все это, харраритов. Надо мной насмехались, когда я покупал старую одежду, одна торговка прокляла, когда я вздумал ее сфотографировать, и некоторые отказывались продать мне то, что я просил, думая, что это нужно мне для колдовства.

Для того, чтобы достать священный здесь предмет -чалму, которую носят харрариты, бывавшие в Мекке, мне пришлось целый день кормить листьями ката (наркотического средства, употребляемого мусульманами) обладателя его, одного старого полоумного шейха». Все, что собрал Гумилев, хранится в Музее антропологии и этнографии.

В письме Михаилу Кузмину из Харрара он хвастался: «Вчера сделал двенадцать часов (70 километров) на муле, сегодня мне предстоит ехать еще 8 часов (50 километров), чтобы найти леопардов... Я в ужасном виде: платье мое изорвано колючками мимоз, кожа обгорела и меднокрасного цвета, левый глаз воспален от солнца, нога болит, потому что упавший на горном перевале мул придавил ее своим телом.

Но я махнул рукой на все. Мне кажется, что мне снятся одновременно два сна, один неприятный и тяжелый для тела, другой восхитительный для глаз». На самом деле, и тот сон, который был «неприятен и тяжел», все равно радовал Гумилева. Для него это было доказательством мужественности, ожившими картинками из приключенческих книжек.

Тем более что поэту выпали опасные развлечения, каким позавидовал бы любой мальчишка. Он участвовал в охоте на акулу — огромного хищника ловили с корабля на гнилое мясо. Помощник капитана пять раз выстрелил в акулу из револьвера, но она была еще жива, когда ее вытаскивали на палубу. Гумилев рассказывал и об охоте на леопарда в сомалийской деревушке: «У него был такой знакомый по книгам и картинкам вид, что первое мгновенье мне пришла в голову несообразная мысль, не бежал ли он из какого-нибудь странствующего цирка?»

Весь мир Гумилев воспринимал как иллюстрацию к забавной приключенческой книжке. Леопарда он убил сам. Он охотился и на львов, и на гиен; застрелил даже павиана — и после этого убийства «думал, почему я не чувствую никаких угрызений совести, убивая зверей для забавы, и почему моя кровная связь с миром только крепнет от этих убийств. А ночью мне приснилось, что за участие в каком-то абиссинском дворцовом перевороте мне отрубили голову, и я, истекая кровью, аплодирую уменью палача и радуюсь, как все это просто, хорошо и совсем не больно».

Алексей Толстой вспоминал: «Гумилев привез из Африки желтую лихорадку, прекрасные стихи, чучело убитого им черного ягуара и негрское оружие». Как у всех мальчишек, к оружию у Гумилева всегда была страсть. И когда началась Первая мировая война, он принял ее с восторгом, она стала для поэта еще одной мужской игрушкой. Он с трудом прошел медкомиссию, прорываясь на фронт, был зачислен вольноопределяющимся в лейб-гвардии уланский полк. А там рвался в бой, писал стихи и «Записки кавалериста», по-мальчишески бравировал своей храбростью.

Гумилев был награжден двумя Георгиевскими крестами. Но к концу войны начал разочаровываться в командовании, возмущаться анархией в войсках и мечтать о Салоникском фронте -там, он думал, дисциплина строже. И действительно получил туда командировку — был зачислен специальным корреспондентом в газету «Русская воля». Он надеялся добраться до Африки. но не дошел и до Салоник. Пока через Стокгольм и Лондон он добирался до Парижа. Салоникский фронт был уже ликвидирован.

Пробыв некоторое время в Париже, а затем в Лондоне. Гумилев в 1918 году вернулся на родину. Там все изменилось. В России произошла Октябрьская революция, поменялась власть, и поэту с трудом удалось получить разрешение на въезд в страну. А когда он все-таки попал домой, Ахматова попросила у него развод. Эту сцену описал в своем дневнике поэт и путешественник Павел Лукницкий:

«Анна Ахматова провела его в отдельную комнату и сказала: «Дай мне развод». Он страшно побледнел И сказал: «Пожалуйста». Не просил ни остаться, ничего не расспрашивал даже. Спросил только: «Ты выйдешь замуж? Ты любишь?» Ахматова ответила: «Да».

Они и после развода оставались близкими друзьями. Ахматова спокойно относилась ко всем романам бывшего мужа и критиковала его новые увлечения лишь тогда, когда он «плохо выбирал».

Для начала он выбрал «милую, но глупенькую» Анну Энгельгардт. Они поженились, у них родилась дочь. Он писал все лучше и лучше — сборник его стихов «Огненный столп» сегодня входит в поэтическую классику. Издал он и подборку стихов об Африке, «Шатер». Ахматова ворчала, что это «заказная книга географии в стихах и никакого отношения к его путешествиям не имеет».

Неважно, Гумилеву не так важно было рассказать о путешествии, как снова — в своих воспоминаниях — увидеть чужое небо, вдохнуть черный воздух, вновь почувствовать запах Красного моря...

Гумилев и был этот царь-ребенок, и все его игрушки — война, литературные объединения, любовь — выпадали из рук, когда он слышал, как бьется сердце Африки. «Шатер» был написан в Петербурге в 1918 — это было его последнее, стихотворное, путешествие в Африку. На настоящие не было ни денег, ни возможностей. Гумилев начал преподавать теорию и историю поэзии в Институте живого слова. Он увлекся литературной деятельностью, старался быть в центре литературной жизни, считал себя главным авторитетом в области поэзии, учил «молодых».

Советскую власть Гумилев принял, как принял бы любую власть: был уверен, что обязан служить своей Родине и что не дело поэта вмешиваться в политику. Он и не вмешивался. Всероссийский Союз поэтов, литературные кружки, доклад о Пушкине, переводы, стихи, участие в создании издательства «Всемирная литература» — казалось, он весь ушел в литературную работу, непонятна что и непонятно кому доказывая, играя в очередную мальчишескую игру.

Но «за мальчишеской его «простотой» проступало что-то совсем иного порядка, — писал о нем Сергей Маковский, — мука непонятости, одинокости, самоуязвлимого сознания своих несовершенств физических и духовных: он был и некрасив, и неспособен к наукам, не обладал памятью, не мог научиться, как следует, ни одному языку (даже по-русски был малограмотен). И в то же время — как страстно хотел он — в жизни, в глазах почитателей, последователей и особенно женщин быть большим, непобедимым, противоборствующим житейской пошлости, жалким будням «жизни сей., чуть ли не волшебником, чудотворцем».

Ему это удалось. Упрямый, наивный, самоуверенный мальчишка, он не только стал теоретиком акмеизма н был признан одним из лучших российских поэтов XX века. Он взял Землю в ладони и подставил ее под золотое солнце. Все его возлюбленные были уверены, что их он любил больше других. Но все они ошибались: любовью Гумилева был весь мир, его чудеса и звезды. Недаром Куприн сравнивал его с «дикой и гордой перелетной птицей» и писал: «Странствующий рыцарь, аристократический бродяга, — он был влюблен во все эпохи, страны, профессии и положения, где человеческая душа расцветает в дерзкой героической красоте».

Гумилев предсказывал себе, что умрет в 53 года. «Смерть нужно заработать, — говорил он, — природа скупа и с человека выжмет все соки, и выжав -выбросит». Но природе не суждено было сыграть свою роль — вмешались люди. В 1921 году по обвинению в контрреволюционной деятельности поэт был арестован и расстрелян. В тюрьме перед смертью он читал Гомера. В день гибели Гумилеву было всего тридцать пять лет. Могила его не найдена — он так и остался вечной перелетной птицей.

17 интересных фактов из жизни Гумилева

Знаменитый русский поэт Николай Гумилёв прославился не только своими стихами, хотя его вклад в развитие поэзии Серебряного века невозможно переоценить. Он прожил нелёгкую жизнь, оборвавшуюся трагично и слишком рано. Кто знает, может быть, повернись судьба иначе, и Гумилёв оставил бы нам ещё больше своего бесценного наследия?

Интересные факты из жизни Гумилева

  • В детстве он был слабым и болезненным ребенком, регулярно страдавшим от головных болей и плохо переносившим шум.
  • Свое первое четверостишие Гумилев написал в шестилетнем возрасте. Рифмованные строчки были посвящены прекрасной Ниагаре.
  • В гимназии будущий поэт учился из рук вон плохо – несколько раз оказывался на грани отчисления, оставался на второй год и получал низкие оценки почти по всем предметам. Директор учебного заведения позволил мальчику окончить гимназию только потому, что тот писал прекрасные стихи.
  • В школьном аттестате Гумилева значилась лишь одна отличная оценка — по логике.
  • Первый сборник его стихотворений был издан за год до окончания автором гимназии. Выпуск книги профинансировали его родители. Один из известнейших литераторов того времени, Брюсов, удостоил это издание пусть не хвалебной, но оптимистичной рецензии, и Гумилев долго считал его своим учителем.
  • После гимназии поэт уехал во Францию и поступил там в Сорбонну. Во французской столице он начал издавать собственный журнал – хотя вышло всего 3 выпуска этого издания, в одном из них успела дебютировать Ахматова.
  • Гумилев был не только поэтом, но и одним из крупнейших исследователей африканского континента. Он принял участие в нескольких экспедициях на восток и северо-восток Африки и привез оттуда множество редкостей, переданных в петербургскую Кунсткамеру.
  • Он стрелялся на дуэли с другим известным поэтом, Максимилианом Волошиным, так как позволил себе нелестно высказаться о его жене и своей бывшей возлюбленной. Этот поединок широко освещался в журналах и газетах, хотя ни один из соперников не пострадал. Волошин стрелял дважды, но оба раза оружие дало осечку, а Гумилев выстрелил вверх.
  • После трех лет раздумий и колебаний поэт обвенчался с Анной Горенко, творившей под псевдонимом «Ахматова». Жена родила поэту сына, которого назвали Львом.
  • Во время второй экспедиции Гумилева в Абиссинию ему со спутниками предстояло преодолеть 260 километров по железной дороге, но проливные дожди размыли пути. Большинство путешественников вернулось домой, но Гумилев и двое других энтузиастов преодолели 80 км на дрезине, чтобы продолжить путь.
  • В африканском селении Шейх-Гуссейн литератор посетил гробницу местного святого, расположенную в пещере. Считалось, что ни один грешник не сможет вылезти через узкую расщелину обратно, но поэт выбрался без всяких проблем.
  • В годы войны Гумилев вместе со своим братом отправился добровольцем на фронт. Поэт получил за проявленную доблесть несколько наград и благополучно вернулся домой, а вот его брат получил контузию и умер через 4 года после войны.
  • Во время поездки в Британию он познакомился с английскими литераторами Йейтсом и Честертоном.
  • В Париже, куда Гумилев прибыл из Лондона, он влюбился в дочь заменитого хирурга и посвятил ей книгу стихов.
  • Гумилев и Ахматова развелись вскоре после революции. Отношения между супругами не ладились уже давно, но развестись, а затем вновь вступить в брак до смены власти было невозможно. Новой женой поэта через год стала дочь историка и литературоведа Анна Энгельгардт.
  • Он не скрывал свои взгляды, совершенно не подходившие новому государственному строю: открыто заявлял на лекциях, что он монархист, и крестился на храмы, если проходил мимо.
  • Когда Гумилеву было 35 лет, его арестовали по обвинению в участии в тайной боевой организации и вскоре казнили, несмотря на попытки друзей его спасти. Поэт был реабилитирован и признан невиновным только в 1992 году.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Литературный блог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

20 − 14 =

Adblock
detector