Любовная лирика Марии Цветаевой

Как для любой женщины, для Марины Цветаевой любовь была важной частью бытия, возможно — важнейшей. Нельзя представить себе героиню цветаевской лирики вне любви, что означало бы для нее — вне жизни. Предчувствие любви, ожидание ее, расцвет, разочарование в любимом, ревность, боль разлуки — все это звучит в лирике Цветаевой. Любовь у нее принимает любые обличья: может быть тиха; трепетна, благоговейна, нежна, а может быть безоглядна, стихийна, неистова. В любом случае она всегда внутренне драматична.

Юная героиня Цветаевой смотрит на мир широко открытыми глазами, всеми порами впитывая жизнь, открываясь ей. То же и в любви. Оглядчивость, расчетливость несовместимы с искренним, глубоким чувством. Все отдать, всем пожертвовать — вот единственный закон любви, который приемлет Цветаева. Она даже не стремится завоевать любимого, ей достаточно быть “лишь стихом в твоем альбоме”.

Цветаевская героиня немыслима без любования, восхищения любимым. Безоглядность чувств делает ее любовь всеобъемлющей, пронизывающей весь окружающий мир. Поэтому даже природные явления зачастую связываются с образом любимого. Представляем Вам стихи Цветаевой о любви и их анализ для учащихся 9 – 11 классов.

М. Цветаева стихи о любви

Жизнь Марины Ивановны Цветаевой составляли и украшали две страсти – стихи и любовь. Ими она жила, они были ее воздухом, которым она упивалась, они, собственно, и были ею. Творчество поэтессы неотделимо от страниц биографии. Ее поэзия – это поэзия живой жизни человеческой души, а не придуманных «заоблачностей», не рассудочных построений. Лирическая героиня ее стихов и есть она сама, ее любящее сердце, ее неспокойная душа.

Цветаева, на мой взгляд, — одна из немногих, топтавших нашу бренную землю, которая понимала Любовь в истинном смысле этого слова. Любить, несмотря ни на что, любить, отдавая себя и не требуя ничего взамен, любить искренне и красиво, нежно, любить своей странной, сумасшедшей, всепоглощающею любовью.

Ее стихи о любви я считаю самыми тонкими, самыми точными, искренними, правдивыми, в которых обнажалась, плакала и переживала ее огромная любящая душа. Каждое слово в ее стихах – пережитое чувство, с трепетом переданное бумаге:

    С груди безжалостно

    Богов – пусть сброшена!

    Любовь досталась мне

    Любая: большая!

    К груди…

     — Не властвовать!

    Без слов и на слово –

    Любить…Распластаннейшей

    В мире – ласточкой!

В 1940 году Цветаева делает запись в дневнике: «Всеми моими стихами я обязана людям, которых любила — которые меня любили – или не любили.». Настоящей, приемлемой и нужной ей Цветаева считала «Безответную. Безнадежную. Без помехи приемлющей руки. Как в прорву» любовь, о чем говорила в письме Пастернаку:

Любовь! Любовь! И в судорогах и в гробе

    Насторожусь – прельщусь – смущусь – рванусь.

    О, милая! Не в гробовом сугробе,

    Ни в облачном с тобою не прощусь.

Юная Марина жаждала любви, и та приняла приглашение в ее душу, став спутницей на всю жизнь. И как результат, в наследии Цветаевой нам оставлено множество сокровенных свидетельств, чуть ли не каждая вспышка чувств, каждый сердечный перебой зафиксированы, высвечены и стократно укрупнены сильнейшим прожектором – стихами.

Страстно и горячо любимому мужу поэтесса посвятила не один десяток стихов, наполненных теплым, глубоким чувством:

    Писала я на аспидной доске,

    И на листочках вееров поблеклых,

    И на речном, и на морском песке,

    Коньками по льду и кольцом на стеклах, —

    И на стволах, которым сотни зим…

    И, наконец, — чтоб было вам известно! –

    Что ты любим! любим! любим! –

    Расписывалась – радугой небесной.

Любовь была смыслом ее жизни, она ставила знак равенства между «любить» и «быть». Это чувство было всем для нее: и вдохновением, и страстью, и «всеми дарами» сразу, и трагедией, и искусством. В «Поэме конца» Цветаева гениально и просто заявила: «Любовь – это значит жизнь», «Любовь – это все дары/ В костер и всегда задаром!».

Стихи Марины Цветаевой «бьют током», заставляют душу «переворачиваться», страдать и плакать вместе с ее лирической героиней, становясь чище и лучше. Они учат любить самой искренней, бездонной и светлой любовью.

Анализ стихотворения «Мы с Вами разные…» Марина Цветаева

Мы с Вами разные,

Как суша и вода,

Мы с Вами разные,

Как лучик с тенью.

Вас уверяю — это не беда,

А лучшее приобретенье.

Мы с Вами разные,

Какая благодать!

Прекрасно дополняем

Мы друг друга.

Что одинаковость нам может дать?

Лишь ощущенье замкнутого круга.

Произведение датировано 1915 г. — временем цветаевской юности, изобилующей интересными знакомствами и бурными увлечениями. По признанию лирической героини, ее сердце «слишком полно», и каждый день насыщенной жизни подобен маленькой волне.

Зачин стихотворения организован антитезой, подчеркивающей разность характеров лирической пары. Идею несходства призваны передать лексическая анафора и два сравнения, иллюстрирующие степень контраста. В качестве компонентов сравнительных конструкций автор выбирает традиционные пары: земная твердь и водная стихия, солнечный свет и тень.

На фоне горячих уверений, звучащих в первых строках, неожиданным выглядит вывод, который делает лирическое «я» в конце первой строфы. Противоположность убеждений, предпочтений или привычек — не приговор или повод для разрыва, а подарок судьбы, «лучшее приобретенье» для влюбленных.

Во второй строфе субъект речи поясняет собственное парадоксальное заключение, демонстрируя глубокое знание законов психологии. Рефрен о несхожести, к которому поэтесса обращается в третий раз, в новом контексте наделяется положительным, жизнеутверждающим звучанием. Счастье в том, что разность характеров таит в себе позитивный потенциал: она обогащает отношения и передает многообразие противоречивого и прекрасного мира. Завершает небольшой текст авторский афоризм, в котором подобие отождествляется с цикличностью, напоминающей бег по замкнутому кругу, — безнадежный, бессмысленный, изматывающий душу.

Стремясь придать лирическому повествованию особую экспрессивность и изобразить непосредственность переживания, поэтесса разделяет две первые строки в каждой из строф. Усложняется и ритмический рисунок произведения, приближаясь к безыскусственной разговорной речи.

Искренняя оптимистка, цветаевская героиня желает убедить лирического адресата в самоценности высокого чувства, ради которого стоит отринуть условности. Аллегорическая картина, представляющая потребность в любви как основу для существования всего живого, изображена в стихотворении «Два дерева хотят друг к другу». Вечный закон земной жизни поэтесса облекает в лаконичную формулу: «Одно к другому».

Мотивы сходства или противоположности психологических портретов находят отражение в произведении «Мы с тобою лишь два отголоска…» Духовное родство влюбленных обнаруживает дисгармоничную сторону, несущую печаль, муки, тяжесть в отношениях.

«Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…» М. Цветаева анализ

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,

Оттого что лес — моя колыбель, и могила — лес,

Оттого что я на земле стою — лишь одной ногой,

Оттого что я тебе спою — как никто другой.

Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,

У всех золотых знамен, у всех мечей,

Я ключи закину и псов прогоню с крыльца —

Оттого что в земной ночи я вернее пса.

Я тебя отвоюю у всех других — у той, одной,

Ты не будешь ничей жених, я — ничьей женой,

И в последнем споре возьму тебя — замолчи! —

У того, с которым Иаков стоял в ночи.

Но пока тебе не скрещу на груди персты —

О проклятие! — у тебя остаешься — ты:

Два крыла твои, нацеленные в эфир, —

Оттого что мир — твоя колыбель, и могила — мир!

«Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…» — одно из самых известных стихотворений Цветаевой, посвященных любви. В нем поэтесса описала мощную лавину чувств — безграничную, способную снести все на своем пути. Кому-то покажется, что лирическая героиня произведения ведет себя слишком смело, чересчур по-мужски. Мол, не женское это дело, так открыто признаваться в любви. Подобное мнение ошибочно. В лирике Марины Ивановны нашла выражение натура на сто процентов женская, просто не такая, как, например, у Ахматовой. Русский религиозный и политический философ Николай Бердяев писал, что женская природа склонна к «одержанию». Представительница прекрасного пола «часто бывает гениальна в любви», вкладывая в нее всю полноту своей природы. Вот только мужчина под столь сильным натиском не способен выстоять. Он не может выполнить безмерные притязания женской любви. И в этом заключается вечная трагедия. В некоторой степени схожие мысли встречаются у французского писателя Флобера. По его мнению, истинно любящий мужчина робеет, а по-настоящему любящая женщина действует. Стихотворение Цветаевой как нельзя лучше иллюстрирует высказывания Бердяева и Флобера.

С первых сборников Марина Ивановна начала вести творческий диалог с Блоком. В лирике поэтессы отразились самые разные его мотивы и художественные принципы. Произведение «Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…», написанное в августе 1916 года, — продолжение этого своеобразного диалога. Образ мужчины в стихотворении — явная отсылка к лирическому «я» Блока и его Дон Жуану. У Цветаевой: «Ты не будешь ничей жених, я — ничьей женой…». Поэтесса явно опирается на строки из цикла «Кармен»: «Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь…». Имеется и еще одно пересечение. Марина Ивановна пишет: «Но пока тебе не скрещу на груди персты…». У Блока в «Шагах командора» читаем: «Донна Анна спит, скрестив на сердце руки…». При этом у Цветаевой вновь проявляется характерная для ее творчества смена ролей: героиня вольно или невольно убивает возлюбленного, а не наоборот. По мнению Марины Ивановны, любовь представляет собой не слияние двух душ в одну, а смерть-рождение.

В стихотворении «Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…» присутствует религиозная символика. В третьем четверостишии Цветаева упоминает Иакова — героя Пятикнижия. Самая известная история, связанная с этим персонажем, — его схватка с Богом. Считается, что во время ночного бдения к нему явился Господь в виде ангела. С ним Иаков боролся до рассвета, требуя благословения. В итоге он был награжден за свое рвение. Иаков получил не только благословение, но и новое имя — Израиль. В борьбе за возлюбленного лирическая героиня Цветаевой поистине не знает границ, не страшится никаких препятствий:

…И в последнем споре возьму тебя — замолчи! —

У того, с которым Иаков стоял в ночи.

Если нужно будет мужчину отобрать у самого Бога, она не побоится, выстоит. Примечательно, что возлюбленный в последней строфе косвенно сравнивается с ангелом: «…Два крыла твои, нацеленные в эфир…».

Российские композиторы нередко создавали на стихи Цветаевой прекрасные песни. К творчеству поэтессы в разное время обращались Микаэл Таривердиев, Марк Минков, Андрей Петров, Владимир Калле. Композиции исполнялись лучшими артистками — Аллой Пугачевой, Тамарой Гвердцители, Полиной Агуреевой, Ириной Мазуркевич, Еленой Фроловой, Юлией Коган. Песней стало и стихотворение «Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…». Музыку написал Игорь Крутой. Наиболее известный вариант исполнения принадлежит Ирине Аллегровой.

Любовная лирика Марии Цветаевой

Талант Марины Ивановны Цветаевой проявился очень рано. С детских лет ее душу терзали противоречия: хотелось многое понять и прочувствовать, узнать и оценить. Конечно же, такая пылкая и порывистая натура не могла обойти стороной это великое чувство в своем творчестве.

Любовь в лирике Марины Ивановны — безграничное море, неуправляемая стихия, которая полностью захватывает и поглощает. Лирическая героиня Цветаевой растворяется в этом волшебном мире, страдая и мучаясь, горюя и печалясь.

    Вчера еще в глаза глядел,

    А нынче — все косится в сторону!

    Вчера еще до птиц сидел, —

    Все жаворонки нынче — вороны!

    Увозят милых корабли,

    Уводит их дорога белая...

    И стон стоит вдоль всей земли:

    “Мой милый, что тебе я сделала?!

Марине Ивановне дано было пережить божественное чувство любви, потери и страдания. Из этих испытаний она вышла достойно, воплотив их в прекрасные стихи, ставшие образцом любовной лирики. Цветаева в любви бескомпромиссна, ее не устраивает жалость, а только искреннее и большое чувство, в котором можно утонуть, слиться с любимым и забыть об окружающем жестоком и несправедливом мире.

Душа автора открыта великим радостям и страданиям. К сожалению, радостей выпадало мало, а горя хватило бы на десяток судеб. Но Марина Ивановна гордо шла по жизни, не склоняясь под ее ударами. И только стихи открывают бездну ее сердца, вместившего, казалось бы, непереносимое.

Есть счастливцы и счастливицы,

    Петь не могущие. Им —

    Слезы лить! Как сладко вылиться

    Горю — ливнем проливным!

    Чтоб под камнем что-то дрогнуло.

    Мне ж — призвание как плеть —

    Меж стенания надгробного

    Долг повелевает — петь.

Анализ стихотворения «Имя твое — птица в руке…» М. Цветаева

Имя твое — птица в руке,

Имя твое — льдинка на языке.

Одно-единственное движенье губ.

Имя твое — пять букв.

Мячик, пойманный на лету,

Серебряный бубенец во рту.

Камень, кинутый в тихий пруд,

Всхлипнет так, как тебя зовут.

В легком щелканье ночных копыт

Громкое имя твое гремит.

И назовет его нам в висок

Звонко щелкающий курок.

Имя твое — ах, нельзя! —

Имя твое — поцелуй в глаза,

В нежную стужу недвижных век.

Имя твое — поцелуй в снег.

Ключевой, ледяной, голубой глоток…

С именем твоим — сон глубок.

М. Цветаева с большим трепетом и уважением относилась к творчеству и самой личности А. Блока. Между ними практически не было никаких, даже дружеских отношений. Отчасти это объясняется тем, что поэтесса боготворила поэта-символиста, считая его неземным существом, по ошибке посетившим наш мир. Цветаева посвятила Блоку целый цикл стихотворений, включающий в себя «Имя твое — птица в руке…» (1916 г.).

Произведение, по сути, является набором эпитетов, которыми поэтесса наделяет фамилию Блока. Все они подчеркивают нереальность поэта, в которой была уверена Цветаева. Эти разнообразные определения объединяет стремительность и эфемерность. Состоящее из пяти букв имя (согласно дореволюционному правописанию на конце фамилии Блока писалась буква «ер») для поэтессы подобно «одному-единственному движению губ». Она сравнивает его с предметами (льдинка, мячик, бубенец), находящимися в движении; кратковременными, отрывистыми звуками («щелканье… копыт», «щелкающий курок»); символическими интимными действиями («поцелуй в глаза», «поцелуй в снег»). Цветаева умышленно не произносит самой фамилии («ах, нельзя!»), считая это кощунством по отношению к бестелесному существу.

Блок действительно производил сильное впечатление на нервных девушек, которые часто в него влюблялись. Он находился во власти созданных в своем воображении символов и образов, что позволяло ему оказывать необъяснимое влияние на окружающих. Цветаева попала под это влияние, однако сумела сохранить оригинальность собственных произведений, что несомненно пошло ей на пользу. Поэтесса очень тонко разбиралась в поэзии и разглядела в творчестве Блока настоящий талант. В стихотворениях поэта, которые для неискушенного читателя представлялись полной бессмыслицей, Цветаева видела проявление космических сил.

Безусловно во многом эти две сильные творческие личности были схожи, особенно в способности полностью отрешиться от реальной жизни и существовать в мире собственных грез. Причем Блоку это удавалось в невероятной степени. Именно поэтому Цветаева до такой степени уважала и втайне завидовала поэту-символисту. Главное отличие поэтессы от впечатлительных барышень заключалось в том, что о любовном чувстве не могло быть и речи. Цветаева не представляла себе, как можно испытывать слишком «земное» чувство к эфемерному существу. Единственное, на что рассчитывает поэтесса — духовная близость без каких-либо физических контактов.

Стихотворение завершается фразой «С именем твоим — сон глубок», которая возвращает читателя к реальности. Цветаева признавалась, что часто засыпала за чтением произведений Блока.

«Вчера ещё в глаза глядел...» Цветаева анализ стихотворения

Вчера ещё в глаза глядел,

А нынче — всё косится в сторону!

Вчера еще до птиц сидел, —

Всё жаворонки нынче — вороны!

Я глупая, а ты умен,

Живой, а я остолбенелая.

О, вопль женщин всех времен:

«Мой милый, что тебе я сделала?!»

И слезы ей — вода, и кровь —

Вода, — в крови, в слезах умылася!

Не мать, а мачеха — Любовь:

Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,

Уводит их дорога белая…

И стон стоит вдоль всей земли:

«Мой милый, что тебе я сделала?»

Вчера еще — в ногах лежал!

Равнял с Китайскою державою!

Враз обе рученьки разжал, —

Жизнь выпала — копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду

Стою — немилая, несмелая.

Я и в аду тебе скажу:

«Мой милый, что тебе я сделала?»

Спрошу я стул, спрошу кровать:

«За что, за что терплю и бедствую?»

«Отцеловал — колесовать:

Другую целовать», — ответствуют.

Жить приучил в самом огне,

Сам бросил — в степь заледенелую!

Вот что ты, милый, сделал мне!

Мой милый, что тебе — я сделала?

Всё ведаю — не прекословь!

Вновь зрячая — уж не любовница!

Где отступается Любовь,

Там подступает Смерть-садовница.

Самo — что дерево трясти! —

В срок яблоко спадает спелое…

— За всё, за всё меня прости,

Мой милый, — что тебе я сделала!

В творчестве М. Цветаевой большое место занимает любовная лирика. В этом жанре сильнее всего чувствуется искренность и глубина переживаний поэтессы. Одним из таких стихотворений является «Вчера еще в глаза глядел…» (1920 г.), посвященное О. Мандельштаму.

Отношения Цветаевой и Мандельштама, познакомившихся в 1916 г., были очень непростыми. Сложность ситуации заключалась в том, что влюбленные проживали в разных городах (Москва и Петербург), поэтому встречались редко, ограничиваясь перепиской, напоминавшей литературное состязание. К 1920 г. обоим стало понятно, что дальше так продолжаться не может. К тому же Мандельштам встретил женщину, с которой решил навсегда связать свою жизнь (Н Хазину). Узнав об этом, Цветаева отправила ему стихотворное послание «Вчера еще в глаза глядел…».

Поэтесса уже была готова к окончательному разрыву, но появление соперницы вызвало в ней возмущение. Очень проникновенно звучит повторяющийся рефрен «Мой милый, что тебе я сделала?». Очевидно, Цветаева была не готова к такому резкому прекращению отношений. С самого начала произведение четко разграничено на «до» и «после», между которыми находится роковое известие («вчера» — «нынче», «глупая» — «умен», «живой» — «остолбенелая»).

Поэтесса сразу же примыкает к лагерю всех брошенных женщин, чувствуя свое кровное родство с ними. Больше всего ее поражает внезапное кардинальное изменение отношений («Вчера еще — в ногах лежал!» — «Враз обе рученьки разжал»). Любимый человек поставил лирическую героиню перед свершившимся фактом, совершенно не интересуясь, как на нее повлияет это известие. Цветаева же была настолько ошеломлена, что сравнивает свое состояние с «колесованием», попаданием в «степь заледенелую».

Выход из любовного тумана лирическая героиня сравнивает с прозрением. Она считает, что уничтоженную Любовь неминуемо сменит Смерть-садовница, собирающая свой страшный урожай. Вряд ли Цветаева всерьез задумывалась о самоубийстве. Поэтический образ Смерти означает невыносимую боль от утраты, которая пройдет еще не скоро.

Цветаева очень мягко упрекает любимого человека, продолжая испытывать к нему нежные чувства. Вероятно, она в какой-то степени чувствует и свою вину в том, что не смогла его удержать. В финале поэтесса даже просит у любимого прощения и в последний раз задает свой единственный, напоминающий крик о помощи, вопрос: «Мой милый, что тебе я сделала?».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Литературный блог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

3 − два =

Adblock
detector