ТОП-5 лучших стихов про осень русских поэтов-классиков

Осень – самое философское время года. Глядя на то, как мир за окном на короткий период превращается в пестрый и яркий, а затем в беспробудно серый, поневоле задумываешься о вечном. Это то время, когда мы начинаем ценить каждый солнечный день и стараемся впитать от природы как можно больше света и красок, потому что впереди – долгая и холодная зима.

Практически у каждого русского поэта есть стихотворение про осень, в котором они воспевали красоту золотой листвы, романтику дождливой погоды и бодрящую силу прохлады. Стихотворения про осень «кружат» словами-ветрами, «моросят» строфами-дождями, «пестрят» эпитетами-листьями… Стихи про осень русских поэтов – 5 лучших произведений, в которых можно почувствовать дыхание осени.

А. С. Пушкин «Осень» – анализ стихотворения

I

Октябрь уж наступил — уж роща отряхает

Последние листы с нагих своих ветвей;

Дохнул осенний хлад — дорога промерзает.

Журча еще бежит за мельницу ручей,

Но пруд уже застыл; сосед мой поспешает

В отъезжие поля с охотою своей,

И страждут озими от бешеной забавы,

И будит лай собак уснувшие дубравы.

II

Теперь моя пора: я не люблю весны;

Скучна мне оттепель; вонь, грязь — весной я болен;

Кровь бродит; чувства, ум тоскою стеснены.

Суровою зимой я более доволен,

Люблю ее снега; в присутствии луны

Как легкий бег саней с подругой быстр и волен,

Когда под соболем, согрета и свежа,

Она вам руку жмет, пылая и дрожа!

III

Как весело, обув железом острым ноги,

Скользить по зеркалу стоячих, ровных рек!

А зимних праздников блестящие тревоги?..

Но надо знать и честь; полгода снег да снег,

Ведь это наконец и жителю берлоги,

Медведю, надоест. Нельзя же целый век

Кататься нам в санях с Армидами младыми

Иль киснуть у печей за стеклами двойными.

IV

Ох, лето красное! любил бы я тебя,

Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи.

Ты, все душевные способности губя,

Нас мучишь; как поля, мы страждем от засухи;

Лишь как бы напоить, да освежить себя —

Иной в нас мысли нет, и жаль зимы старухи,

И, проводив ее блинами и вином,

Поминки ей творим мороженым и льдом.

V

Дни поздней осени бранят обыкновенно,

Но мне она мила, читатель дорогой,

Красою тихою, блистающей смиренно.

Так нелюбимое дитя в семье родной

К себе меня влечет. Сказать вам откровенно,

Из годовых времен я рад лишь ей одной,

В ней много доброго; любовник не тщеславный,

Я нечто в ней нашел мечтою своенравной.

VI

Как это объяснить? Мне нравится она,

Как, вероятно, вам чахоточная дева

Порою нравится. На смерть осуждена,

Бедняжка клонится без ропота, без гнева.

Улыбка на устах увянувших видна;

Могильной пропасти она не слышит зева;

Играет на лице еще багровый цвет.

Она жива еще сегодня, завтра нет.

VII

Унылая пора! очей очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса —

Люблю я пышное природы увяданье,

В багрец и в золото одетые леса,

В их сенях ветра шум и свежее дыханье,

И мглой волнистою покрыты небеса,

И редкий солнца луч, и первые морозы,

И отдаленные седой зимы угрозы.

VIII

И с каждой осенью я расцветаю вновь;

Здоровью моему полезен русской холод;

К привычкам бытия вновь чувствую любовь:

Чредой слетает сон, чредой находит голод;

Легко и радостно играет в сердце кровь,

Желания кипят — я снова счастлив, молод,

Я снова жизни полн — таков мой организм

(Извольте мне простить ненужный прозаизм).

IX

Ведут ко мне коня; в раздолии открытом,

Махая гривою, он всадника несет,

И звонко под его блистающим копытом

Звенит промерзлый дол и трескается лед.

Но гаснет краткий день, и в камельке забытом

Огонь опять горит — то яркий свет лиет,

То тлеет медленно — а я пред ним читаю

Иль думы долгие в душе моей питаю.

X

И забываю мир — и в сладкой тишине

Я сладко усыплен моим воображеньем,

И пробуждается поэзия во мне:

Душа стесняется лирическим волненьем,

Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,

Излиться наконец свободным проявленьем —

И тут ко мне идет незримый рой гостей,

Знакомцы давние, плоды мечты моей.

XI

И мысли в голове волнуются в отваге,

И рифмы легкие навстречу им бегут,

И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,

Минута — и стихи свободно потекут.

Так дремлет недвижим корабль в недвижной влаге,

Но чу! — матросы вдруг кидаются, ползут

Вверх, вниз — и паруса надулись, ветра полны;

Громада двинулась и рассекает волны.

XII

Плывет. Куда ж нам плыть?

. . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . .

В обширной осенней теме пушкинского наследия особое место отводится неоконченному произведению 1833 г. В нем получает поэтическое обоснование глубинная связь сезонных изменений природы с подъемом творческих сил, окрашенным личными переживаниями.

Строфа зачина открывается пейзажной зарисовкой, на конкретность которой указывает лексема «октябрь», начинающая текст. Герой-наблюдатель внимательно фиксирует природные перемены, вызванные дыханием «осеннего хлада»: заканчивается листопад, пруд покрылся льдом, промерзает дорога, однако вода в ручье еще не застыла. Перечисление точных деталей окружающего пространства завершается сценой охоты, организатором которой выступает сосед лирического «я».

Расставшись с ролью созерцателя, в трех последующих строфах субъект речи уверенно заявляет о своих предпочтениях. Сезонные изменения связаны с особенностями самочувствия. Весенняя тоска и душевное беспокойство сменяются настойчивыми жаждой и желанием освежиться, порожденными летней духотой и обилием насекомых. В своеобразном рейтинге времен года неплохую позицию занимает зима. Рассказчику приятны веселые воспоминания о зимних забавах, однако не устраивает продолжительность холодов. Авторская ирония нарастает в концовке третьей строфы: для изображения скуки избирается глагол «киснуть», типичный для разговорной речи. Шутливую переоценку получает восторженное описание конной поездки в обществе легкомысленной подруги, представленное в предыдущем эпизоде.

Доверительно сообщая читателю о положительных эмоциях, которые вызывает приход осени, лирический субъект поясняет свою позицию при помощи двух сравнительных оборотов. Тихая, смиренная красота осенней поры находит отклик в душе. Последний подобен сочувствию, которое вызывают игнорируемый родителями ребенок или смертельно больная дева.

Хрестоматийные строки, прославляющие притягательную силу «унылой поры», намеренно лишены точной детализации пейзажа. Яркая картина, щедро расцвеченная царскими оттенками золотого и багряного, осложняется драматическим предчувствием конца, неизбежного увядания. Природный фон стимулирует физические и умственные силы героя.

Динамичным дневным занятиям противопоставляется спокойная вечерняя обстановка. Постепенному пробуждению поэзии соответствует особое отрешенное состояние, когда разум уступает силе воображения. Начало творческого процесса уподобляется отплытию парусника. Многозначный открытый финал также связан с метафорой творческого пути как плавания, путешествия в необъятный мир фантазии.

Анализ стихотворения А.А. Фета «Осень»

Как грустны сумрачные дни

Беззвучной осени и хладной!

Какой истомой безотрадной

К нам в душу просятся они!

Но есть и дни, когда в крови

Золотолиственных уборов

Горящих осень ищет взоров

И знойных прихотей любви.

Молчит стыдливая печаль,

Лишь вызывающее слышно,

И, замирающей так пышно,

Ей ничего уже не жаль.

Афанасий Фет умел очень тонко чувствовать окружающий мир и передавать его красоту в своих стихах. Более того, его собственное настроение нередко менялось от того, что он видел во время прогулок или же из окна родового поместья. Но бывало и так, что ощущения поэта оказывались созвучными тому, что происходит в природе. И тогда рождались стихи наподобие «Осени», которая была написана в 1883 году.

«Как грустны сумрачные дни беззвучной осени и хладной», — отмечает поэт в первых строчках своего стихотворения проводя тем самым параллель между сменой сезонов года и собственной жизнью. Ведь к тому моменту, когда было написано это стихотворение, Фет уже разменял шестой десяток и уже ничего не ждал лот этой жизни. Он сумел вернуть себе утраченное наследство и титулы, удачно женился на девушке из состоятельной семьи, но вдруг осознал, что для настоящего счастья этого крайне мало.

В его жизни не было самого главного – любви, найти которую поэт уже и не рассчитывал. Именно этим обстоятельством и объясняется тот пессимизм, который Фет вкладывает в данное произведение и задает ему определенный тон. Осенние дни поэт сравнивает с безотрадной истомой, которая одолевает каждого, кто доходит до определенной черты и понимает, что за ней осталось все самое лучшее и светлое, что было в его жизни.

Вместе с тем, Фет с удовольствием вспоминает и радостные мгновения, которые ассоциируются у него с золотой осенью, теплой и приветливой. Она «ищет взоров и знойных прихотей любви», символизируя период зрелости чувств и отношений. Но этот этап в жизни поэта был достаточно кратким и оставил горькое послевкусие, связанное с трагической гибелью возлюбленной. Поэтому осень для Фета, скорее, является символом увядания и подготовки к переходу в иной мир. Неудивительно, что пышность и буйство красок, золото опадающей листвы и теплоту последних солнечных дней автор воспринимает, как последний подарок природы, щедрый и довольно жестокий.

Ведь, по мнению Фета, «ей ничего уже не жаль», и финал будет неизбежным – еще немного, и весь мир окутает белое снежное покрывало, под которым останутся чувства, мысли и желания. Это вынуждает поэта очень остро чувствовать не только яркую красоту осени, но и собственную старость, понимая, что в его жизни уже не случится ничего восхитительного, романтичного и заслуживающего внимания. Того, ради чего стоило бы начать все заново или же хотя бы попробовать почувствовать себя счастливым.

«Осенний вечер» Ф.И. Тютчев анализ стиха

Есть в светлости осенних вечеров

Умильная, таинственная прелесть!..

Зловещий блеск и пестрота дерёв,

Багряных листьев томный, легкий шелест,

Туманная и тихая лазурь

Над грустно-сиротеющей землею

И, как предчувствие сходящих бурь,

Порывистый, холодный ветр порою,

Ущерб, изнеможенье – и на всем

Та кроткая улыбка увяданья,

Что в существе разумном мы зовем

Божественной стыдливостью страданья!

Октябрь 1830

Стихотворение «Осенний вечер» относится к периоду раннего творчества Ф. И. Тютчева. Оно было написано поэтом в 1830 году во время одного из кратковременных визитов в Россию. Созданное в духе классического романтизма изящное, легкое стихотворение – не просто пейзажная лирика. Тютчев осмысливает в нем осенний вечер как феномен жизни природы, ищет аналогию явлению природы в явлениях человеческой жизни, и эти поиски придают произведению глубокий философский характер.

«Осенний вечер» представляет собой развернутую метафору: поэт ощущает «кроткую улыбку увяданья» осенней природы, сравнивая ее с «божественной стыдливостью страданья» в человеке как прообразом нравственности.

Стихотворение написано пятистопным ямбом, использована перекрестная рифмовка. Краткое, двенадцатистрочное стихотворение – одно сложноподчиненное предложение, читающееся на одном дыхании. Словосочетание «кроткая улыбка увяданья» объединяет все детали, создающие образ увядающей природы.

Природа в стихотворении изменчива и многолика, насыщена красками и звуками. Поэт сумел передать неуловимое очарование осенних сумерек, когда вечернее солнце изменяет лик земли, делая краски насыщенней и ярче. Яркость красок (лазурь, багряные листья, блеск, пестрота дерев) слегка приглушается создающими полупрозрачную дымку эпитетами – туманная, легкая.

Для изображения картины осенней природы Тютчев использует прием синтаксического сгущения, соединяя воедино различные средства художественной выразительности: градацию («ущерб», «изнеможенье»), олицетворение («томный шепот» листьев), метафоры («зловещий блеск», «Улыбка увяданья»), эпитеты (умильная, кроткая, стыдливая, туманная).

«Осенний вечер» насыщен разнообразными по структуре и значению эпитетами – синтетическими («зловещий блеск и пестрота дерев»), цветовыми («багряных листьев»), сложными («грустно-сиротеющей»). Контрастные эпитеты – «умильная, таинственная прелесть» и «зловещий блеск», «туманная и тихая лазурь» и «порывистый, холодный ветр» — очень выразительно передают переходное состояние природы: прощание с осенью и предчувствие зимы.

Состояние природы и чувства лирического героя помогает выразить используемая Тютчевым аллитерация, при помощи которой создается эффект падающих листьев («Багряных листьев томный шепот»), свежее дыхание ветра («И, как предчувствие сходящих бурь//Порывистый, холодный ветр»).

Для поэта характерно пантеистическое осмысление пейзажа. Природа у Тютчева очеловечена: подобно живому существу она дышит, чувствует, испытывает радость и грусть. Тютчев воспринимает осень как кроткое страдание, болезненную улыбку природы.

Поэт не отделяет мир природы от мира человека. Параллель между двумя этими образами создается с помощью олицетворения и составного эпитета «грустно-сиротеющая», акцентирующего тему прощания. Легкая грусть, навеянная предчувствием скорой зимы, смешивается в стихотворении с радостным чувством – ведь природа циклична, и вслед за грядущей зимой окружающий мир вновь возродится, запестрев сочными весенними красками.

В мгновенное впечатление от осеннего вечера Тютчев вместил свои мысли и чувства, всю бесконечность собственной жизни. Тютчев сравнивает осень с духовной зрелостью, когда человек обретает мудрость – мудрость проживать и ценить каждое мгновение жизни.

Анализ стихотворения «Листопад» И.А. Бунин

Лес, точно терем расписной,

Лиловый, золотой, багряный,

Веселой, пестрою стеной

Стоит над светлою поляной.

Березы желтою резьбой

Блестят в лазури голубой,

Как вышки, елочки темнеют,

А между кленами синеют

То там, то здесь в листве сквозной

Просветы в небо, что оконца.

Лес пахнет дубом и сосной,

За лето высох он от солнца,

И Осень тихою вдовой

Вступает в пестрый терем свой.

Сегодня на пустой поляне,

Среди широкого двора,

Воздушной паутины ткани

Блестят, как сеть из серебра.

Сегодня целый день играет

В дворе последний мотылек

И, точно белый лепесток,

На паутине замирает,

Пригретый солнечным теплом;

Сегодня так светло кругом,

Такое мертвое молчанье

В лесу и в синей вышине,

Что можно в этой тишине

Расслышать листика шуршанье.

Лес, точно терем расписной,

Лиловый, золотой, багряный,

Стоит над солнечной поляной,

Завороженный тишиной;

Заквохчет дрозд, перелетая

Среди подседа, где густая

Листва янтарный отблеск льет;

Играя, в небе промелькнет

Скворцов рассыпанная стая —

И снова все кругом замрет.

Последние мгновенья счастья!

Уж знает Осень, что такой

Глубокий и немой покой —

Предвестник долгого ненастья.

Глубоко, странно лес молчал

И на заре, когда с заката

Пурпурный блеск огня и злата

Пожаром терем освещал.

Потом угрюмо в нем стемнело.

Луна восходит, а в лесу

Ложатся тени на росу…

Вот стало холодно и бело

Среди полян, среди сквозной

Осенней чащи помертвелой,

И жутко Осени одной

В пустынной тишине ночной.

Теперь уж тишина другая:

Прислушайся — она растет,

А с нею, бледностью пугая,

И месяц медленно встает.

Все тени сделал он короче,

Прозрачный дым навел на лес

И вот уж смотрит прямо в очи

С туманной высоты небес.

0, мертвый сон осенней ночи!

0, жуткий час ночных чудес!

В сребристом и сыром тумане

Светло и пусто на поляне;

Лес, белым светом залитой,

Своей застывшей красотой

Как будто смерть себе пророчит;

Сова и та молчит: сидит

Да тупо из ветвей глядит,

Порою дико захохочет,

Сорвется с шумом с высоты,

Взмахнувши мягкими крылами,

И снова сядет на кусты

И смотрит круглыми глазами,

Водя ушастой головой

По сторонам, как в изумленье;

А лес стоит в оцепененье,

Наполнен бледной, легкой мглой

И листьев сыростью гнилой…

Не жди: наутро не проглянет

На небе солнце. Дождь и мгла

Холодным дымом лес туманят,—

Недаром эта ночь прошла!

Но Осень затаит глубоко

Все, что она пережила

В немую ночь, и одиноко

Запрется в тереме своем:

Пусть бор бушует под дождем,

Пусть мрачны и ненастны ночи

И на поляне волчьи очи

Зеленым светятся огнем!

Лес, точно терем без призора,

Весь потемнел и полинял,

Сентябрь, кружась по чащам бора,

С него местами крышу снял

И вход сырой листвой усыпал;

А там зазимок ночью выпал

И таять стал, все умертвив…

Трубят рога в полях далеких,

Звенит их медный перелив,

Как грустный вопль, среди широких

Ненастных и туманных нив.

Сквозь шум деревьев, за долиной,

Теряясь в глубине лесов,

Угрюмо воет рог туриный,

Скликая на добычу псов,

И звучный гам их голосов

Разносит бури шум пустынный.

Льет дождь, холодный, точно лед,

Кружатся листья по полянам,

И гуси длинным караваном

Над лесом держат перелет.

Но дни идут. И вот уж дымы

Встают столбами на заре,

Леса багряны, недвижимы,

Земля в морозном серебре,

И в горностаевом шугае,

Умывши бледное лицо,

Последний день в лесу встречая,

Выходит Осень на крыльцо.

Двор пуст и холоден. В ворота,

Среди двух высохших осин,

Видна ей синева долин

И ширь пустынного болота,

Дорога на далекий юг:

Туда от зимних бурь и вьюг,

От зимней стужи и метели

Давно уж птицы улетели;

Туда и осень поутру

Свой одинокий путь направит

И навсегда в пустом бору

Раскрытый терем свой оставит.

Прости же, лес! Прости, прощай,

День будет ласковый, хороший,

И скоро мягкою порошей

Засеребрится мертвый край.

Как будут странны в этот белый,

Пустынный и холодный день

И бор, и терем опустелый,

И крыши тихих деревень,

И небеса, и без границы

В них уходящие поля!

Как будут рады соболя,

И горностаи, и куницы,

Резвясь и греясь на бегу

В сугробах мягких на лугу!

А там, как буйный пляс шамана,

Ворвутся в голую тайгу

Ветры из тундры, с океана,

Гудя в крутящемся снегу

И завывая в поле зверем.

Они разрушат старый терем,

Оставят колья и потом

На этом остове пустом

Повесят инеи сквозные,

И будут в небе голубом

Сиять чертоги ледяные

И хрусталем и серебром.

А в ночь, меж белых их разводов,

Взойдут огни небесных сводов,

Заблещет звездный щит Стожар —

В тот час, когда среди молчанья

Морозный светится пожар,

Расцвет полярного сиянья.

Самостоятельная жизнь Ивана Бунина начинается с трудоустройства в газету «орловский вестник», в которой впоследствии у него будет связано много теплых воспоминаний. Одно из них касается частых загородных прогулок, во время которых поэт не только наблюдал за окружающим миром, но и создавал удивительные по красоте стихи.

Точность, изящество, образность и умение передавать настроение – именно эти черты свойственны пейзажной лирики Ивана Бунина. Стихотворение «Листопад», написанное в 1900 году, не является в этом отношении исключением.

В нем поэт сравнивает лес с расписным теремом, которые, играя разными цветами, «веселой, пестрою стеной стоит над светлою поляной». У каждого дерева есть свой оттенок. Березы отливают золотом, листья кленов подернуты благородным багрянцем, а ели по-прежнему остаются зелеными, напоминая о том, что еще совсем недавно здесь царило Его Величество Лето. Однако в просветах уже виднеется голубое небо, а земля устилается разноцветным ковром из листьев, которые шуршат под ногами при каждом шаге.

Бунин любит осень с ее запахом грибов и удивительным спокойствием, которое она дарит каждому, кто умеет тонко чувствовать и передавать настроения природы. «Воздушной паутины ткани блестят, как сети серебра», — отмечает автор, что изысканное убранство осени совершенно во всем, и каждая мелочь в одеянии природы продумана и гармонична.

Саму осень поэт сравнивает с «тихою вдовой», которая неслышно приходит в этот мир и вызывает у каждого встречного смешанное чувство радости и грусти. Она все еще красива и импозантна, однако несет на своем челе печать увядания и близкой смерти. Но Бунин старается насладиться каждым мгновением теплого осеннего дня, так как знает – очень скоро природа возродится и подарит ему новые впечатления, когда лес зашумит молодой листвой, нежной и сочной.

«Застывшая красота» осени недолговечна, потому что вместе с теплом уходят и краски жизни. Облетевшие листья деревьев, улетающие на юг стаи птиц, белесый и враждебный туман по утрам – все эти характерные черты приближающейся зимы умеет подметить Бунин и переносит их в свои произведения. Он мысленно прощается с лесом, в котором уже «морозный светится пожар», и просит у него прощения за то, что невозможно повернуть время вспять и вернуть те теплые, солнечные деньки, которые будут согревать поэта холодной зимой в его воспоминаниях.

С. А.Есенин «Нивы сжаты, рощи голы...» анализ стихотворения

Нивы сжаты, рощи голы,

От воды туман и сырость.

Колесом за сини горы

Солнце тихое скатилось.

Дремлет взрытая дорога.

Ей сегодня примечталось,

Что совсем-совсем немного

Ждать зимы седой осталось.

Ах, и сам я в чаще звонкой

Увидал вчера в тумане:

Рыжий месяц жеребенком

Запрягался в наши сани.

Есть люди, которые любят зиму или же мечтают о солнечном лете. Поэт Сергей Есенин с одинаковым восторгом воспринимал любое время года, считая, что природа прекрасна в любом своем проявлении. Именно по этой причине подавляющее большинство своих стихов этого поэта выдержано в ключе пейзажной лирики. Среди них – произведение «Нивы сжаты, рощи голы…», написанное в 1917 году.

К этому времени Сергей Есенин уже жил в Москве и считался достаточно перспективным молодым литератором. Тем не менее, мысленно он постоянно возвращался в родное село Константиново и сильно страдал из-за того, что лишен возможности увидеть, как распускаются листья на любимых березах или же всходит на небо молодой месяц, заливая всю округу бледным желтоватым светом. Между тем, память услужливо подсказывала поэту картины из прошлого, которые и ложились в основу его произведений. Именно так и появилось на свет стихотворение «Нивы сжаты, рощи голы…», в которое одновременно сквозят и грусть, и умиротворение.

Образность, свойственная произведениям Есенина, и на этот раз позволяет автору при помощи нескольких точных метафор воссоздать идиллическую картину. «Колесом за сини горы солнце тихое скатилось», — отмечает поэт и, развивая эту тему, рассказывает о том, каким волнующим может быть осенний закат за сельской околицей. Привычка наделять свойствами живых людей неодушевленные предметы также придает произведениям Есенина особый шарм. «Дремлет взрытая дорога», — отмечает автор, указывая на то, что она мечтает, как можно скорее получить в подарок роскошное снежное покрывало. Действительно, глубокой осенью природа выглядит уныло и негостеприимно. Однако Есенин даже в осиротевших лесах и скошенных полях видит определенную романтику.

И также, как распаханная десятками телег дорога, мечтает о предстоящей зиме, которая в одно мгновение преобразит мир. Глядя на небо, поэт видит, как «рыжий месяц жеребенком запрягался в наши сани». Эта очень яркая метафора указывает на то, что и сам Есенин мечтает о снеге, ему неуютно чувствовать себя одиноким и неприкаянным среди лесов и полей, которые заняты приготовлениями к зимней спячке. Однако поэт мысленно уговаривает себя подождать еще немного и полюбоваться ночным небом. Он знает, что зима не заставит себя ждать, но пытается уловить тот момент, когда она придет на смену осени, очистив землю от грязи, а душу – от нелепых переживаний.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Литературный блог
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

три + девятнадцать =

Adblock
detector